RU   EN

print

Жена Цезаря должна быть вне подозрений?!

Только не в российских судах!

Подозрения в отношении жены Цезаря не подтвердились, но Цезарь развелся с ней, поскольку жена Цезаря должна быть вне подозрений.
Как мне кажется, именно этот исторический анекдот должен быть ориентиром при разрешении вопроса об отводе судьи. Презумпция невиновности здесь неуместна и при малейшем подозрении отвод подлежит удовлетворению, даже если его обоснованность была не вполне доказана. Даже сам процессуальный закон ориентирует на это, указывая, что в случае равенства голосов при разрешении вопроса об отводе судья считается отведенным.

Но наши судьи с маниакальным упорством отказываются удовлетворять заявления об отводах, как-будто каждое такое удовлетворенное заявление - это готовое обвинение судьи в вынесении неправосудного решения. Между прочим, по данным СПС «Гарант» в уральском судебном округе за последние как минимум пять лет не было ни одного удовлетворенного заявления стороны об отводе судьи (самоотводы были). Порой в стремлении не признать свою пристрастность судьи заходят так далеко, что это было бы смешно, если бы речь не шла о принципиальной гарантии правосудия.

Итак, трэшачок от моей коллеги:

Идет судебное дело в АС Свердловской области, идет неспешно, четвертое заседание уже и вот уже на трех из этих заседаний судья прямым текстом говорит представителю истца, что иск она не удовлетворит. Наконец, представителю это надоедает и он заявляет отвод. Ибо нечего давать оценку по существу рассматриваемого дела до вынесения решения.

А дальше начинается цирк с конями. Как выяснить, допускал судья в процессе высказывания по существу дела или нет? В арбитражных судах очень просто - прослушать аудиопротоколы заседаний. Запрашиваются аудиопротоколы, а в ответ вместо них - сообщение технической службы суда о том, что аудиопротоколы всех заседаний, кроме самого первого предварительного, в котором судья ничего такого не говорила, «не могут быть восстановлены». (Надо заметить, представитель истца - сама в прошлом помощник в том же суде - прекрасно знает, как восстанавливаются аудиозаписи и говорит, что это дело пяти минут.)

Ну что ж, если аудиозаписи не могут быть восстановлены, то какое может быть единственно допустимое с точки зрения вынесенной в эпиграф максимы решение по вопросу об отводе судьи? По-моему, только удовлетворение заявления об отводе по старому процессуальному принципу «если лицо, от которого требуют доказательство, которое потенциально может свидетельствовать против него, уклоняется от представления такого доказательства, презюмируется, что оно содержит информацию против такого лица» (в качестве примера - ч.3 ст.79 ГПК РФ - едва ли не единственная норма, где гражданский процесс опережает арбитражный). В конечном итоге, кто, как ни судья, ответственнен - в том числе и перед сторонами - за сохранность материалов дела?

Но как бы ни так. Заместитель председателя суда в своем определении об отказе (кто бы сомневался) в отводе судьи даже не упоминает об этом деликатном и, несомненно, имеющем значение для разрешения вопроса об отводе обстоятельстве.

Вот определение >>>

Дело рассматривается, решение выносится - как раз то, которое судья пророчила - следует апелляционная жалоба, одним из доводов которой является рассмотрение дела в незаконном составе суда, во всяком случае мы полагаем, что рассмотрение дела судьей, подлежавшим отводу, как раз и означает незаконный состав суда.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд, коль скоро этот аргумент указан в жалобе, уже не мог себе позволить замолчать его, но в опубликованном на днях постановлении избрал другую тактику под условным названием «ты мне про Фому, а я тебе про Ерёму», написав следующее:

  • по существу дело рассмотрено правильно (хотя какое это имеет значение при наличии оснований для отмены, предусмотренных ч.4 ст.270 АПК),
  • вопрос об отводе рассматривался в первой инстанции (кто бы спорил - потому и обжалуем),
  • а далее просто прелесть, цитирую: «Сведения, послужившие основанием для принятия оспариваемого судебного акта исключительно посредством аудиозаписи не фиксировались . В деле имеются протоколы судебных заседаний , содержащие сведения о ходе процесса».

То есть мы говорим об обстоятельствах, свидетельствующих о высказываниях судьи по существу дела в процессе, которые только в аудиозаписи и отражались, а суд утверждает, что они там и не отражались. А где, спрашивается, еще отражается ход движения дела? В письменном протоколе, который в арбитражных судах вообще ход слушания не фиксирует?

Или же суд в этом пассаже отмечает, что доказательства по существу спора посредством аудиозаписи не фиксировались? Так мы об этом и не говорили, при чем вообще доказательства по существу спора при разрешении вопроса о необоснованном отказе в удовлетворении отвода судье?

Чтобы никто не сомневался, вот ссылка на постановление апелляции.

И если судьи полагают, что поголовно отказывая в удовлетворении отводов они поддерживают высокий статус судебной системы, то должен разочаровать: вовсе не уподобление судей богам, неподвластным людским страстям и пристрастности повышает этот самый статус, а своевременное реагирование на человеческие слабости, которые судьям, как любому человеку, свойственны. Пока же могу сказать, что у меня, как у человека абсолютно не имеющего отношения к делу, сложилось из всей этой истории впечатление, что судья сознательно стремилась оставить это дело у себя. Зачем - одному Богу известно.

Заметка в блоге Александра Латыева на сайте Zakon.Ru.

коммерческие споры

Похожие материалы

Юридические услуги
Коллекторские услуги

Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Патентные услуги
Регистрационные услуги      

Политика информационной безопасности