RU   EN

print

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Юридический бизнес США

Тренды, события, статистика 2008-2009 годов.

Итак, предметом настоящего исследования выступит реакция достопочтенных американских фирм на весьма болезненные проявления последнего экономического кризиса, внесшего смятение в их размеренную жизнь. Но прежде чем к этому предмету перейти, попробуем ответить на простой вопрос: юридический бизнес по-американски — что это такое? Услышав это словосочетание, кто-то вспомнит White & Case, иным на ум придет Baker & McKenzie. На худой конец, при этих словах в сознании посвященной аудитории возникнет собирательный образ начинающего юриста, навеянный романами Джона Гришема: молодой адвокат, едва окончивший юридическую школу, карьерный путь к партнерству в крупной компании, дела на десятки миллионов долларов... На этом можно остановиться и признать: увы, как это ни прискорбно, но все мы попали в ловушку, именуемую научным термином «социальный стереотип» (впервые использованным американским журналистом и социологом Уолтером Липманом).

Так уж сложилось, что американский юридический бизнес у большинства ассоциируется с узким проявлением этого феномена — с крупными юридическими фирмами. Заметим, что, по данным American Law Media, в США в 2007 году работало 47 536 юридических фирм. И только 2% из них могут похвастаться штатом адвокатов более 40 человек. Подавляющее же большинство — 89% имеют в штате не более 10 адвокатов. Из 1 100 000 лицензированных юристов США всего 14% заняты в фирмах со штатом более 100 специалистов. Несравнимо большая часть адвокатов (70%) занята в компаниях со штатом не более 10 человек.

Но в нашем исследовании мы не будем спешить освободиться из-под власти экономически привлекательного стереотипа и продолжим вводный обзор рынка юридических мегафирм США, являющихся крупнейшими игроками не только американского, но и мирового рынка юридических услуг.

Если в России бизнесом «занимаются», то в США бизнес «делают». Можно сказать, что особенности словоупотребления четко демонстрируют и различия отечественного и американского делового подхода. Глагол «заниматься» делает акцент на самом процессе, занятии, оставляя без внимания то, что мы в итоге должны получить. В то же время «делать» изначально подразумевает результат, который и является искомой целью всего процесса. Ярким подтверждением тому служат говорящие сами за себя статистические данные.

Достойную внимания информацию о юридических фирмах США отражают ежегодные рейтинги, проводимые изданием American Law с 1984 года. Рейтинг выявляет сотню крупнейших фирм (AmLaw 100) и следующую за ней вторую сотню (AmLaw 200).

В среднем, фирма AmLaw 200 насчитывает около 290 юристов и 90 акционерных партнеров. Объем ее годовой выручки составляет 170 млн долларов, объем выручки на юриста — 590 тысяч долларов, а доля прибыли на партнера — 670 тысяч долларов.

В средней фирме AmLaw 100 мы обнаружим уже около 780 юристов и 180 акционерных партнеров при объеме годовой выручки в 645 млн долларов, объеме выручки на юриста в 830 тысяч долларов и доле прибыли на партнера в 1,3 млн долларов.

В целом рейтинг показывает, что чем больше количество адвокатов в фирме, тем больше годовая выручка на одного адвоката и партнерская прибыль. Но существуют и исключения. 28 фирм AmLaw 200 по количеству адвокатов в штате входят во вторую сотню, а по показателям объема выручки на юриста и доли прибыли на партнера — в первую. Эти фирмы либо специализируются на интеллектуальной собственности и судебном представительстве (Irell & Manella, Munger Tolles & Olsen, Williams & Connolly), либо расположены в Нью-Йорке (Boies Schiller, Kasowitz Benson, Patterson Belknap, Hughes Hubbard).

Основное отличие между двумя группами ведущих фирм заключается в темпах роста и численном соотношении партнеров и ассоциатов (так называемый «рычаг»). Начиная с 1998 года штат фирм AmLaw 100 вырос на 67%, AmLaw 200 — только на 32%. C 1998 по 2008 год соотношение партнеров и ассоциатов в фирмах AmLaw 100 увеличилось с 1:2.27 до 1:3.25, AmLaw 200 — с 1:1.63 до 1:2.13.

В 2008 году общая выручка всех фирм и индивидуально практикующих юристов США составила 170 800 000 000 долларов. Из них 67 000 000 000 приходятся на долю фирм AmLaw 100, 17 300 000 000 — AmLaw 200. Валовой объем выручки юридических фирм AmLaw 100 вопреки кризису за 2008 год вырос на 4,1%. Две фирмы достигли рекордной отметки в 2 000 000 000 долларов — Skadden Arps [1] и Baker & McKenzie. В том же 2008 году валовой доход 13 американских фирм превысил 1 000 000 000 долларов. Начиная с 1991 года, времен президентствования Джорджа Буша и ухода Обамы с поста президента юридического журнала Гарвардского университета, фирмы AmLaw в два раза увеличили свой размер и объем выручки, в то время как доля прибыли на партнера выросла на 215%. Вывод напрашивается один: в стране, где доход на одного партнера в фирмах, входящих в десятку лучших, стабильно превышает миллион долларов, юриспруденция — это серьезный бизнес.

Однако кризис показал, что всякому росту есть предел. Результаты рейтингов AmLaw за 2008 год, отражающие только начальную стадию кризиса, оказались для юридических фирм худшими за последние 17 лет. Да, валовой доход вырос рекордно (на 4,1%), но количество юристов в штате юридических фирм увеличилось на небывалые 5,4%. Этот факт, а также общее падение спроса на юридические услуги, привели к снижению таких показателей, как доля прибыли на партнера (РРР) (на 4,3% — до 1 260 000 000 долларов в среднем) и объем выручки на одного юриста (на 1,2%  — до 818 000 долларов в среднем). Результаты 2009 года обещают быть еще плачевней [2]. Тем очевиднее это становится, если посмотреть на тренды и события ушедшего года.

Спрос на юридические услуги

Общим трендом является падение спроса на юридические услуги, который до кризиса показывал неуклонный рост. В первом квартале 2009 года спрос упал на 8% по сравнению с 2008 годом, однако, значительно сократившись в январе и феврале, к марту кривая спроса выровнялась. Это по-разному отразилось на локальных рынках юридических услуг, продемонстрировавших следующие цифры: Сан-Франциско — 1%, Лос-Анджелес и Чикаго — 8%, Нью-Йорк — 9,5%, Вашингтон — 12%.

Аналогичная ситуация складывалась и на международных рынках [3]. Юридические фирмы планировали расширить свое присутствие на Среднем Западе под влиянием положительных ожиданий от рынков Лас-Вегаса, Рино (Невада) и Чикаго. В мировом масштабе в качестве перспективных рынков рассматриваются Индия, ОАЭ, Сингапур, Бразилия и Россия.

Из-за сокращения темпов экономического развития наблюдался спад на рынках услуг в сфере M&A, финансов, корпоративного права, коммерческой недвижимости и ценных бумаг. Серия недавних банкротств и поглощений свела на нет возможности для юридических фирм в сфере андеррайтинга. Но несмотря на произошедшие изменения спроса, некоторые из услуг были весьма востребованы, а именно, услуги в сфере банкротства (13% от всех юридических услуг, оказанных в первом квартале 2009 года), нормативного соответствия, судебных споров, интеллектуальной собственности. Участники рынка прогнозировали рост спроса в сфере конкурентного и антимонопольного права, медицинского обеспечения, экологического права и энергетики, что было обусловлено политикой новой президентской администрации. Надежды возлагались на новые федеральные облигации, выпущенные в целях поддержки штатов и муниципалитетов, и связанные с ними строительные проекты.

Сокращение персонала

Как отреагировали юридические фирмы на неслыханное для них сокращение спроса? Традиционная логика подсказывала действовать привычными методами, увеличив при этом их масштаб. Обычной практикой фирм в таких случаях было сокращение расходов при общем игнорировании доходной стороны при планировании прибыли.

Когда падает спрос, фирма не в состоянии обеспечить работой персонал, затраты на который являются основными расходами юридической фирмы. Учитывая количество этого персонала в крупных фирмах, можно предположить размер расходов. Поэтому логично, что основные и самые существенные изменения в кризис претерпела кадровая политика.

Увольнения как одна из крайних и в то же время эффективных мер ураганом прокатились по стране. В юридическом бизнесе подобные меры не использовались несколько лет — со времен кризиса доткомов, потрясшего США в 2001 году. Тогда инвесторы, выделявшие средства на развитие стартапов в Интернете, не получили планируемой доходности, и из отрасли начался стремительный отток инвестиций. Но даже тогда увольнения не были такими масштабными. Кризис 2001 года оказался для юридического бизнеса менее тяжелым, чем для других отраслей: и тогда наблюдался серьезный рост спроса, вызванный большим количеством банкротств и судебных споров.

Иное дело — кризис 2008-2009 годов. По данным National Law Journal, с января 2008 года сектор юридических услуг потерял 22 300 рабочих мест, из них 7 000 — в 2008 году и 8 200 — только в первом квартале 2009 года. 12 февраля 2009 г. воистину стал для юридических фирм «черным четвергом» — в этот день работу потеряли 800 ассоциатов (не считая вспомогательный персонал юрфирм), в последующие 10 дней февраля — еще 800. Агрессивнее всего увольняли фирмы в Нью-Йорке (уволено 13,3% специалистов), Атланте (9,4%) и Филадельфии (9,6%). Среднее сокращение по всем фирмам AmLaw 200 составило 4%, став самым значительным с 1978 года, когда впервые начали вести статистику.

Аналитики рынка составили топ-лист фирм-лидеров по количеству увольнений — топ-лист, в который не хотели бы попасть, но, увы, попали 10 лучших фирм AmLaw 100. Здесь лидирует Orrick, Herrington & Sutcliffe — сокращения достигли 20%. В абсолютных значениях пальма первенства досталась Latham & Watkins — 190 человек. Показательно, что больше увольняли не нью-йоркские фирмы, а калифорнийские фирмы и фирмы на Среднем Западе. Довольно интересный факт, поскольку именно у нью-йоркских фирм, находящихся в эпицентре финансовой жизни США, сложилась репутация жестких в принятии решений. Из десятки лидеров AmLaw 100 не были замечены в увольнениях лишь Jones Day, Freshfields (которая, тем не менее, закрыла офис в Братиславе), Scadden Arps и Weil Gotshal.

Сокращения в юридических фирмах затронули не только ассоциатов, но и неюридический персонал и так называемых «остальных юристов» ("other lawyers"): off counsel, special counsel, senior attorney, staff attorney). Если сокращения ассоциатов составили 8,7%, «остальные юристы» были сокращены на 10%.

Сокращения не обошли стороной даже партнеров — их количество сократилось на 0,9%. Эта цифра не так ощутима по сравнению с остальными категориями юристов — фирмы все-таки дали понять, что в кризис они защищают тех, кто «генерирует бизнес».

Именно в условиях экономического кризиса в полной мере проявилась шаткость неакционерного статуса. Неакционерные партнеры, как правило, неохотно отказываются от заданий в пользу менее оплачиваемых старших ассоциатов, между тем как это позволило бы снизить стоимость услуг для клиентов. В результате неакционерные партнеры оказались заблокироваными в позиции между ассоциатами и бизнесобразующими акционерными партнерами. Из числа тех, кто «не делает погоды» в юридическом бизнесе, они оказались самыми дорогими. Как следствие, в качестве одной их мер противостояния спаду экономики в 2009 году многие фирмы избрали сокращение количества неакционерных партнеров в штате (Kirkland & Ellis, Jenner & Block, Sonnenschein Nath & Rosenthal, Mayer Brown).

Ожидается, что в ближайшее время в связи с произошедшими увольнениями повысится количество соло-юристов, чья численность до кризиса неизменно падала.

Рекрутинг

В 2009 году рекрутинг замедлился на 6% по стране, при этом количество абитуриентов юридических школ увеличилось на 1%. Некоторые фирмы подвергнули существенным изменениям сам механизм подбора кадров. До кризиса получить работу в фирме можно было следующим образом. Все юридические фирмы проводили так называемые программы летних ассоциатов, когда студентов после окончания второго курса на три месяца приглашали пройти оплачиваемую практику. По результатам практики студент мог получить предложение работы в фирме после окончания юридической школы. Если изначально отбор на эти позиции происходил достаточно жестко, принимались только лучшие из лучших, то по мере разрастания фирм для поддержания прибыли партнеров на необходимом уровне требовалось все больше и больше «новой крови». Поток ассоциатов из элитных юридических школ становился недостаточным. Так, в 2008 году (по итогам летней практики 2007 года) юридические фирмы в целом по стране приняли на работу около 10 000 ассоциатов в то время, когда двадцатка лучших школ могла обеспечить лишь 6 500 человек.

В 2009 году программы летних ассоциатов сократились, а предложение крупных фирм на рынке труда упало на 40%. Средние и мелкие фирмы при принятии на работу стали отдавать предпочтение выпускникам местных менее элитных юридических школ.

Отдельные фирмы отложили момент, с которого ассоциаты должны были приступить к работе в 2009 г., до второй половины 2010 — января 2011 гг. Некоторые это сделали с частичной выплатой компенсации. Подобную практику «вынужденной отсрочки начала работы» активно отвергала десятка крупнейших фирм по доле прибыли на партнера (исключение составила Cravath, Swaine & Moore). Ведущие фирмы по объему выручки, наоборот, вовсе не брезговали этой мерой, и только ассоциаты Jones Day и Kirkland & Ellis приступили к работе вовремя.

Некоторые фирмы ввели программы, схожие с интернатурой в медицинской практике — в целях более успешной интеграции молодых адвокатов. Ассоциатам на определенный период (от 6 месяцев до 2 лет) предлагается сократить оклад и квоту требуемых часов в обмен на большее количество времени, которое можно использовать для обучения и получения основных навыков. Такие программы используют Ford & Harrison, Drinker Biddle & Reath, Frost Brown & Todd, Strasburger & Price, Howrey.

Сами интервьюеры стали более серьезно подходить к процессу отбора кандидатов. Интервью сегодня проводят более старшие и опытные специалисты. Если ранее значение имели, в основном, академические показатели, теперь внимание обращается на коммуникативные навыки кандидатов, их способности, связанные с менеджментом проектов. Широкое применение получили бихевиористские методики, предполагающие, что выбор кандидатом варианта поведения в смоделированной ситуации определяет его возможный выбор в подобной ситуации в будущем.

Кроме того, в 2009 году на юридическом рынке значительно увеличился спрос на contract attorneys – так называемых фрилансеров, которые обычно привлекались фирмами для выполнения отдельных не самых ответственных заданий по менее высоким ставкам, таким образом помогая клиентам сэкономить. Работа фрилансера являлась далеко несладкой, образно их труд сравнивали с тяжким рабским, выполняемым в полуподвальных помещениях офисов. Сейчас для таких юристов даже при увеличении возможностей заработка произошло падение ставок оплаты (например, с 38 до 30 долларов в Нью-Йорке при ставке юриста, оплачиваемой клиентом, в 300 долларов).

Гонорарная политика

До кризиса минимальная годовая компенсация юриста в крупных фирмах составляла 160 000 долларов. С изменением экономической ситуации многие фирмы начали сокращать эту сумму в среднем до 145 000 долларов. По мнению консультантов по юридическому бизнесу, произошедшее понижение составляет только половину от необходимого для исправления финансового положения фирм.

Статистика по всем юридическим фирмам США за 2009 год показывает, что 42% адвокатов имели оклад от 40 000 до 60 000 долларов, 35% — от 60 000 до 160 000 долларов, 23% — 160 000 долларов.

Сокращение коснулось и других выплат, бонусов и компенсаций, в том числе, компенсаций партнеров. Reeds Smith, например, предложила своим неакционерным партнерам отказаться от 15% оклада взамен на сохранение статуса партнера.

Кроме того, при определении размера компенсаций сместились приоритеты: от принципа учета старшинства к принципу учета личных заслуг. В результате, ассоциаты одного года набора могли получать разные оклады.

Ценообразование

Основным методом ценообразования в юридических фирмах США по-прежнему является применение почасовых ставок. Однако и здесь не обошлось без перемен, обусловленных кризисом. Если начиная с 2002 года размеры почасовых ставок ежегодно стабильно повышались на 5%, то в январе 2008 года их размер вырос с среднем всего на 4,3% по стране.

В 2009 году уже большинство крупных фирм использовали альтернативные виды гонораров, причем именно они с большей легкостью демонстрировали смену предпочтений в пользу альтернативных методов биллинга: гонорар успеха, твердый гонорар (гонорар в фиксированной сумме), почасовая ставка с «потолком» (определение максимального гонорара за проект), получение части акций в сопровождаемом проекте клиента [4].

***

Подводя итог, ответим на вопрос: «Кто же выиграл от кризиса на юридическом рынке, если кто-то выиграл вообще?»

Можно сказать, что конкурентные преимущества получили средние и мелкие фирмы, которые могут теперь вступить в ценовую конкуренцию с крупными фирмами. Практика обслуживания одного клиента несколькими юридическими фирмами существовала уже давно: более сложные и ответственные задачи выполняют известные фирмы по высоким ставкам, менее ответственные, рутинные — средние и мелкие фирмы с умеренными ценами. Сейчас же средние и мелкие фирмы ожидают поступления большего количества клиентской работы — за счет расширения перечня поручаемых им юридических задач. (При этом аналитики прогнозируют, что слияния и поглощения все же останутся прерогативой ведущих игроков.)

Однако многие юридические фирмы отказываются верить, что текущая ситуация — это не просто временное явление в экономике, а кризис всей системы юридического бизнеса США. Вряд ли после того, как этот этап будет пройден, в юридическом мире все вернется на круги своя. Сегодня особенно актуальны для юридических кругов слова Джеффа Имелта, CEO General Electric. Применительно к реалиям юридического бизнеса они приобретают новый смысл: «Кризис для американских фирм не цикличен. Это начало с нуля. Глобальная эмоциональная, финансовая и экономическая перезагрузка. Те, кто осознает это , преуспеют. Те же, кто нет, увы, останутся позади».

Банкротства, слияния и поглощения юридических фирм

Ситуацию в отрасли наглядно отражает статистика банкротств и слияний адвокатских фирм. За 2008 год прошло 70 слияний, за первые 2 квартала 2009 года — 45. Поглощения коснулись в основном мелких групп адвокатов (исключением стала Binghan McCutchen, 120 юристов которой присоединилась к McKee Nelson). В настоящее время ситуация со слияниями и поглощениями юридических фирм довольно спокойна, фирмы, анализируя возможности для дальнейшего роста, заняли осторожную выжидательную позицию.

Примеры банкротств

  • Thelen, Нью-Йорк, 600 адвокатов, международный офис в Шанхае. Партнеры присоединились к Pillsbury Winthrop, Orrick Herrington & Sutcliffe LLP.
  • Thacher Proffitt & Wood, Нью-Йорк, 200 адвокатов.
  • Morgan & Finnegan, Нью-Йорк, «фирма-бутик», специализирующаяся на интеллектуальной собственности. Партнеры перешли в более крупные фирмы.
  • Heller Ehrman, Сан-Франциско. Пример показателен причиной банкротства. В целях избежания двойного налогообложения прибыль в фирме распределялась один раз в конце финансового года, а все текущие операции осуществлялись за счет банковских кредитов. В ситуации, когда партнеры стали выходить из состава фирмы, Heller Ehrman не смогла вовремя погасить кредиты.

Примеры крупных юридических фирм Пенсильвании (около 450-500 адвокатов в штате), которым удалось избежать серьезных потрясений.

Drinker Biddle. В конце 2008 года уволила 20 ассоциатов. Сократила оклад ассоциатов со $145,000 до $105,000 на первые 6 месяцев 2009 г. Благодаря этому смогла избежать конфликта с клиентами, не желающими оплачивать работу неопытных юристов по высоким ставкам. Слияние с Chicago Gardner Carton & Douglas позволило расширить пользующуюся спросом практику в сфере медицинского обеспечения.

Cozen O'Connor. Сократила более 60 административных позиций.

Pepper Hamilton. Отложила выход новых ассоциатов на работу до января 2010 года, сократила несколько юристов. Сейчас пересматривает гонорарную политику.

Duane Morris. В августе 2008 года сократила 20 позиций в маркетинговом и административном отделах.

Статья опубликована в журнале "ИНТЕЛЛЕКТ-ПРЕСС", №16/2010

[1] Интересный факт: 51 год Skadden Arps шла к своему первому миллиарду и только 8 лет ей понадобилось для преодоления рубежа второго.

[2] Рейтинг и финансовые итоги работы юридических фирм за 2009 год будут открыты для свободного доступа в середине 2010 года.

[3] В Лондоне, к примеру, сокращение спроса составило 12,5%.

[4] Подробнее об изменениях в ценообразовании на услуги американских адвокатов читайте в статье А. Холобудовской «Почем нынче время, или О методах определения размера гонорара юриста в США».

бизнес-школа, профессиональное развитие, развитие бизнеса, юридические услуги в США

Похожие материалы

Юридические услуги
Коллекторские услуги

Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Патентные услуги
Регистрационные услуги      

Политика информационной безопасности