RU   EN

print

Влияние магнитного поля Земли на озимые

Влияют ли постановления Пленума ВС РФ на практику нижестоящих судов – заметка в блоге Романа Речкина.

Первой, а возможно, и главной целью упразднения ВАС РФ в 2014 году называлось обеспечение единообразия судебной практики.

Достижение этого самого единообразия, естественно, предполагает, что правовые позиции Верховного Суда РФ безусловно принимаются во внимание нижестоящими судами, которые, соответственно, оперативно корректируют свои правовые подходы, приводя их в соответствие с позицией высшего суда.

Поэтому интересно посмотреть, на примере небольшого, локального вопроса в рамках приказного производства, как в реальности правовые позиции ВС РФ влияют на практику нижестоящих судов.

Как известно, судебный приказ выдается по делам, в которых требования основаны на представленных взыскателем документах, устанавливающих денежные обязательства, которые должником признаются, но не исполняются (п. 1 ч. 1 ст. 229.2 АПК РФ).

«Бесспорность» требования можно толковать по-разному. К сожалению, в российских арбитражных судах возобладал максимально «жестко-ограничительный» подход, согласно которому невозможно взыскание долга в приказном производстве в случаях, когда требования должником не признаны прямо, путем отдельного документа об этом (письма о признании долга, акта сверки, гарантийного письма должника и т.п.).

Это странно и с точки зрения закона, и с точки зрения здравого смысла, поскольку в приказном производстве «бесспорность» требований подтверждается, по общему правилу, прямо указанным способом — отсутствием возражения должника против выдачи судебного приказа.

Частным случаем этой проблемы является невозможность (по мнению большинства судей) взыскания неустойки в приказном производстве, поскольку «при отсутствии доказательств признания неустойки должником требование не является бесспорным».

Также проблема стандарта доказывания «бесспорности» требований возникает в упрощенном производстве, очень хорошо описал ее в своем блоге Евгений Пустовалов.

Проиллюстрировать эту проблему можно, на мой взгляд, посмотрев на судебные акты о выдаче судебного приказа (или возврате заявления о выдаче судебного приказа) за один произвольно взятый день.

Так, за один день — 15 ноября 2016 года (дата взята произвольно, для примера) — Арбитражным судом Свердловской области (без учета четырех судебных приказов, выданных в этот день УПФР):

  • выдан судебный приказ по делу №А60-52300/2016 по заявлению организации о взыскании с предпринимателя долга и процентов по ст. 395 ГК РФ (судья П.);
  • возвращено заявление о выдаче судебного приказа по делу №А60-54422/2016, поскольку «из представленных документов видно, что бесспорность требования к ответчику отсутствует; из представленных документов не следует, что ответчик признает требования истца» (судья Ф.);
  • возвращено заявление о выдаче судебного приказа по делу №А60-54908/2016, поскольку «доказательств признания должником заявленных взыскателем требований (акта сверки, ответа на претензию, иного) в материалы дела не представлено, соответственно, требование не является бесспорным, что исключает возможность рассмотрения заявления в порядке приказного производства» (судья К.);
  • возвращено заявление о выдаче судебного приказа по делу №А60-54332/2016, поскольку «истцом не представлены доказательства того, что требования носят бесспорный характер, то есть признаются ответчиком, что подтверждается, например, актом сверки взаимных расчетов, гарантийным письмом ответчика об оплате долга и т.д.» (судья Р.);
  • выдан судебный приказ по делу №А60-52171/2016 о взыскании «задолженности в размере 45 000 рублей 00 копеек по договору на оказание юридических услуг» (судья К-ва).

Фактически, с учетом подобного подхода, выдача судебного приказа превращена в лотерею: если повезет и заявление о выдаче судебного приказа попадет судье, который не потребует «документов о признании долга должником» (письма о признании долга, акта сверки и т.п.), судебный приказ выдадут, в ином случае — заявление возвратят. В любом случае предсказать результат невозможно.

Верховным Судом РФ, который очевидно понимает данную проблему, было принято постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2016 г. №62 «О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса РФ и Арбитражного процессуального кодекса РФ о приказном производстве» (далее — постановление Пленума ВС РФ №62).

В нем Верховный Суд РФ попытался изменить сложившийся подход арбитражных судов к оценке «признанности должником» заявленных требований, указав следующее: «Бесспорными являются требования, подтвержденные письменными доказательствами, достоверность которых не вызывает сомнений, а также признаваемые должником» (абз. 2 п. 3 постановления Пленума ВС РФ №62).

Далее, в п. 4 постановления Пленума ВС РФ №62, особо разъясняется: «Исходя из пункта 1 статьи 229.2 АПК РФ требование взыскателя следует рассматривать как признаваемое должником, если несогласие с заявленным требованием и обосновывающими его доказательствами не вытекает из представленных в суд документов».

На мой взгляд, ВС РФ написал предельно ясно: не подано возражение — требование следует признавать бесспорным и выдавать судебный приказ.

Как же эта четкая и понятная (на мой взгляд) позиция Верховного Суда РФ повлияла на практику нижестоящих судов?

Возьмем судебные акты в рамках приказного производства, вынесенные Арбитражным судом Свердловской области еще за один день, но уже после принятия постановления Пленума ВС РФ №62. Так, за 1 февраля 2017 года (дата опять взята произвольно, для примера) — Арбитражным судом Свердловской области (без учета судебных приказов, выданных в этот день УПФР, а также двух заявлений о выдаче судебных приказов, возвращенных по неподсудности и по мотиву недоплаты госпошлины):

  • выдан судебный приказ по делу №А60-1787/2017 на взыскание задолженности по договору купли-продажи транспортного средства (судья К.) — долг признан ответчиком в гарантийном письме, о чем указано в резолютивной части судебного приказа;
  • выдан судебный приказ по делу №А60-1598/2017 на взыскание задолженности по договору аренды (тот же судья К.)  долг признан ответчиком в акте сверки, о чем указано в резолютивной части судебного приказа;
  • возвращено заявление о выдаче судебного приказа по делу №А60-3014/2017, поскольку «из приложенных к заявлению о выдаче судебного приказа документов не усматривается, что должник признает требования взыскателя о взыскании задолженности (к заявлению не приложены гарантийное письмо должника, акт сверки и т.п.). Суд обращает внимание, на то, что представленное в материалы дела соглашение о поэтапном погашении задолженности... не свидетельствует со стороны ответчика признанием долга в рамках спорного договора, поскольку ссылки в соглашении о предоставлении отсрочки оплаты задолженности на договор не имеется» (судья К-на);
  • возвращено заявление о выдаче судебного приказа по делу №А60-2900/2017, поскольку «из заявления и приложенных к нему документов усматривается наличие спора о праве, а именно: в части неустойки к заявлению не приложены доказательства, подтверждающие признание ответчиком долга, что свидетельствует о том, что требование не является в этой части бесспорным (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2016 №62) (судья С.).

В последнем случае особо ироничной ситуацию делает ссылка арбитражного суда на пункт постановления Пленума ВС РФ, в котором установлено правило, прямо противоречащее приведенной позиции арбитражного суда.

В итоге, если сравнить судебные акты, вынесенные в рамках приказного производства одним и тем же судом в произвольный день до принятия постановления Пленума ВС РФ №62 и после его принятия, приходится признать, что ситуация откровенно ухудшилась.

Если в 2016 году было выдано 2 судебных приказа без мантр о «предоставлении документов о признании долга ответчиком», то после принятия постановления Пленума ВС РФ в 2017 году таких судебных приказов нет вообще, в обоих выданных судебных приказах прямо указано на наличие документов о признании долга ответчиком. Без этих документов заявления о выдаче судебного приказа очевидно были бы возвращены, как и все остальные заявления, поданные в этот день без «признания долга ответчиком».

Понятно, что выборка двух дней не репрезентативна, но я и не ставлю перед собой цель получить точную статистику по количеству таких дел, эти два случайных дня, на мой взгляд, демонстрируют общий подход по локальному вопросу правоприменения. Общую тенденцию они показывают.

Таким образом, получается, что Верховному Суду РФ не удалось изменить сложившийся подход арбитражных судов к оценке «признанности должником» заявленных требований, даже путем принятия официального постановления Пленума ВС РФ, обязательного для всех нижестоящих судов. Судьи нижестоящих судов указанное постановление Пленума ВС РФ либо не читали, либо читали, но игнорируют.

Возможно ли вообще в России обеспечить если не абсолютное, то хотя бы преимущественное единообразие судебной практики, то есть соответствие практики нижестоящих судов позиции Верховного Суда РФ?

Источник: блог Романа Речкина, ИНТЕЛЛЕКТ-С, на сайте Zakon.Ru

Статьи экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

исполнение решений, коллекторские услуги

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности