RU   EN

print

Трансфер юрфирм в адвокатские образования

Проблема 2023 года – нехватка адвокатов для ведения гражданских и уголовных дел в условиях монополии – решается трансфером юристов и юрфирм.

Тезисы выступления Евгения Шестакова на конференции, посвященной модернизации рынка оказания квалифицированной юридической помощи.

Темой моего выступления является предлагаемый порядок трансформации юридических фирм, зарегистрированных до 1 января 2023 года, вне зависимости от их организационно-правовых форм, в специализированные хозяйственные общества, допущенные к осуществлению адвокатской деятельности, в целях недопущения нехватки адвокатов для ведения всех уголовных и гражданских дел после введения на территории России адвокатской монополии.

Однако, пользуясь случаем, в первой части своего выступления я выйду за пределы заявленной темы, чтобы сказать, что я думаю об идее реформирования юридической отрасли.

Я хочу поблагодарить всех участников рабочих групп в Минюсте, в ФПА РФ, единомышленников из юрфирм и адвокатских образований, лично не представленных в этих группах, по условному мандату которых я работаю, уважаемых оппонентов, в совместной работе с которыми и вырисовывается прекрасный и перспективный продукт – обсуждаемая Концепция.

Тем не менее, я остаюсь противником её принятия, противником монополии адвокатов на судебное представительство по четырём причинам:

1. Это потеря независимости и неконтролируемый риск потери профессии.

Я не отрицаю интеллектуального и морального лидерства института адвокатуры в нашей общей профессии. Но я не могу преодолеть недоверие к ней в условиях нарастания государственного патернализма, государственной реакции во всех сферах, в условиях неуместно тесного сотрудничества с таким государством основных общественных институтов, включая адвокатуру. В нашем de facto несвободном государстве добровольно отказываться от какой либо свободы – непозволительная роскошь.

Ведь монополия – это контроль входа в профессию и выхода из нее, а значит – неограниченная власть. Я не могу быть уверенным, что адвокатура защитит меня и моих коллег в условиях какого-либо заказа. Я не уверен, что теряющие независимость суды защитят меня от злоупотреблений. Я боюсь репрессий, вмешательства во внутренние дела юрфирмы, в отношения с партнёрами, в отношения с доверителями.

2. Это утрата доступа к правосудию из-за недостаточности адвокатского корпуса.

Мы не знаем, сколько адвокатов на одного судью, на каждую сотню человек достаточно, чтобы обеспечить защиту прав и законных интересов сторон по гражданским делам в каждой точке России.

Даже если будет обеспечен упрощенный трансфер юристов в адвокаты без сдачи экзаменов, а лишь на основании электронного тестирования, сможем ли мы достичь необходимой численности, чтобы правосудие не стало недоступным после введения монополии адвокатов на судебную кафедру – «Проблема 2023 года»? Очевидно одно: если сдавать полный экзамен, то адвокатский корпус не сможет приблизиться к цели даже за десять лет. Ведь необходимо вырасти в разы, если не на целый порядок. Принять же такое количество полных очных экзаменов до 2023 года, как ратуют некоторые участники дискуссии, технически невозможно.

3. Свободная рука рынка ещё не исчерпала свои ресурсы для развития общей юридической профессии.

Монополия – неэффективная модель на этапе развития любой отрасли. А наша отрасль в России ещё только делает первые шаги. Монополия – это боязнь конкуренции, а следовательно, препоны, зарегулированность, насилие. Сложный вход в профессию рождает дедовщину в среде юристов и управление, носящее номенклатурный характер. Прогнозирую старение основных ресурсов (людей), блокировку инвестиций и инноваций в отрасль.

За последние 10 лет наша профессия преобразилась, появились публичные «белые» юрфирмы и адвокатские образования – лидеры рынка юруслуг, морально-нравственные ориентиры и ориентиры в юридическом бизнесе.

В профессию пришли технологии, форумы по Legal Tech набирают популярность. В фирмах появились прекрасные новые юристы-выпускники, заражённые энтузиазмом и искренним интересом к праву, воспитанные плеядой великолепных ученых и нежадных практиков, готовых делиться опытом. Юридические конференции, семинары, вебинары пользуются небывалым спросом.

И вот, спрашивается, зачем нам при доказанном объеме рынка, сравнимом с оборотом всего лишь одной авиакомпании «ЮТэйр», монополия? Чтобы всё вообще остановилось?

Не понимаю, зачем всю силу государственного принуждения – органы исполнительной и законодательной власти – бросать на регулирование одного несчастного условного «ЮТэйра» (юридического бизнеса)?

В самом начале нулевых, когда не было рейтингов, когда Интернет мало кто использовал, да и толку от него не было, когда электронная почта в фирме была только у меня одного, пришёл ко мне клиент со словами: «Знаете, у меня такое дело непростое... Вы фирма известная, я ваше объявление на заборе увидел». Реальный случай. Тогда все так искали клиентов, объявления на заборах и подъездах, а ещё в газете «Из рук в руки». Мы все ещё работаем с этим клиентом, его бизнес увеличился в десятки раз. Да и мы успели побывать во всех высших судах РФ, наши успехи отмечены российскими и международными рейтингами. Таких юрфирм, как наша, очень много. Юрбизнес тогда и юрбизнес сейчас – это небо и земля.

Сейчас, на взлёте, монополия не нужна – я это твёрдо знаю.

4. Я не уверен, что наша прекрасная концепция не превратится на этапе законотворческой деятельности в «Молот ведьм».

В дополнительных комментариях эта причина не нуждается.

...Если относиться к монополии как к чему-то неизбежному, то необходимо предпринять все усилия, чтобы ущерб был минимизирован. В этом смысл моей работы над Концепцией в составе рабочих групп.

Поэтому теперь я хотел бы уделить внимание желательному порядку трансформации юридических фирм после 1 января 2023 года.

1. Необходимость трансформации с сохранением полного правопреемства.

Никто не знает, сколько в России действующих юридических фирм, сколько в них работает юристов, сколько у них доверителей по судебным делам. Одно известно точно – очень-очень много.

Я так давно начал заниматься юридическим бизнесом, что я помню так называемую «перерегистрацию» юридических лиц не только 2009 года, но и 2002 года. Перерегистрация юрлиц 2002 года была связана с тем, что начинал функционировать ЕГРЮЛ. И тот, кто не подал о себе сведения в течение 6 месяцев с даты вступления закона в силу (1 июля 2002 года), подлежал ликвидации по решению суда.

Описанный порядок перерегистрации отличается от «Проблемы 2023 года» тем, что юрфирмы ликвидируют не когда-нибудь, когда дойдут руки, а тем, что вольные юристы и юрфирмы с боем кремлёвских курантов превратятся «в тыкву»: одномоментно их деятельность станет незаконной со всеми последствиями для юристов, работающих в них, и для доверителей по текущим поручениям.

Последствия отсутствия переходных положений, с обязательным порядком трансформации юридических фирм, действовавших до 1 января 2023 года, из старых форм в новые, с сохранением полного правопреемства, следующие:

  • юристы юрфирм из работников с зарплатами и социальными гарантиями по ТК РФ превратятся в самозанятых товарищей-адвокатов без работы, без клиентов, без соцгарантий (крутись, как хочешь);
  • доверители по действующим договорам резко окажутся без защиты своих прав и интересов по делам, находящимся в производстве в судах по состоянию на 1 января 2023 года (до времени «Ч» юрист был представителем стороны, а после 1 января 2023 года этот же юрист стал в процессуальном смысле никем в этом деле);
  • юрфирмы не смогут заключать новые договоры и лишатся финансовой базы для выполнения обязательств по старым договорам, даже не связанным с судебным представительством (практически вся работа в юрфирме – длящаяся, а зарплата за выполненную работу, оплаченную в прошлом, выдаётся деньгами, заработанными в текущем месяце);
  • те юрфирмы, которые не смогут выполнить обязательства по текущим договорам, будут вынуждены вернуть все полученные деньги (которые уже вероятно проедены) или «кинуть» доверителей или обанкротиться (что вероятнее всего).

Таким образом, правосудие остановится, доверие ко всем видам юристов, вне зависимости от наличия у них статуса адвоката, упадёт ниже плинтуса, наступит коллапс – «Проблема 2023 года». Посему необходима трансформация действующих юрфирм в новые формы с 1 января 2023 года.

Сегодня юрфирмы существуют в многообразных формах: хозяйственные общества, некоммерческие организации, индивидуальные предприниматели, филиалы и представительства иностранных юридических фирм (партнёрств или корпораций). Также, как мы выяснили на рабочих группах (секрет Полишинеля), многие адвокатские образования, особенно это касается лидеров рынка, имеют технические хозяйственные общества для участия в закупках, для найма юристов без статуса и сотрудников бэк-офиса, для фиксации доли владения совместным адвокатским бизнесом и распределения прибыли, для возможности платить НДС (ряду заказчиков юруслуг нужна такая опция), для того, чтобы оказывать смежные профессиональные услуги (бухучёт, аудит, патентные услуги), для того, чтобы безопасно хранить активы, ведь в существующих формах адвокатских образований ответственность без ограничения пределов (движимое и недвижимое имущество, интеллектуальные права, в т.ч. на средства индивидуализации).

Поэтому и неадвокатские юрфирмы, и руководители адвокатских образований заинтересованы в трансформации своих компаний в новые формы ведения адвокатской деятельности. Очевидно, что такая трансформация должна основываться на полном правопреемстве «старой формы» и «новой», т.е. это должно быть одно и то же юридическое лицо, только с 1 января 2023 года в новом статусе – адвокатского образования в форме хозяйственного общества.

2. Заявление, подтверждение, аккредитация, декларация.

Предполагается, что законодатель установит порядок трансформации для компаний, которые какой-то значимый период своей деятельности до 1 января 2023 года оказывали юридические услуги (деятельность в области права).

Для указанной цели необходима информация, однозначно обладающая признаками публичности и достоверности, которая могла бы раскрыть структуру доходов любых организаций, чтобы не были автоматически преобразованы в новые формы ведения адвокатской деятельности фирмы, не занимавшиеся юридическими услугами как основным видом экономической деятельности.

Есть проблема: сегодня такой информации объективно не существует.

В качестве идеи предлагается использовать аналог известного российскому праву механизма «декларирования соответствия», когда участник каких-либо правоотношений декларирует (заявляет) органу исполнительной власти РФ о своем соответствии определённым требованиям, взамен получая определённый статус/право.

Так, действующим фирмам в переходный период нужно будет подтвердить, путем подачи заявления (подтверждения, декларации) на имя федерального органа исполнительной власти, своё соответствие новым нормам, регулирующим адвокатскую деятельность в форме хозяйственных обществ (включая, скажем, основной вид экономической деятельности в области в прошлом за некий установленный период, наличие сотрудников для ведения такой деятельности, наличие помещения, отвечающего требованиям сохранности адвокатской тайны).

Наше законодательство знает несколько примеров подобного подтверждения соответствия. Ниже я кратко опишу три наиболее подходящих примера, когда лицо заявляет (декларирует) определенный статус, а госорган предоставляет определенное право. Данное право утрачивается с наступлением ответственности (вплоть до уголовной), если декларация ложная или лицо перестало соответствовать, но забыло об этом уведомить и отказаться от предоставленного права.

  • Пример первый. Подтверждение основного вида экономической деятельности для целей получения льготы по уплате страхового взноса в целях установления страхового тарифа по страхованию от несчастных случаев и профзаболеваний (отнесение к группе риска).

    В Территориальный орган ФСС по месту своей регистрации до 15 апреля предоставляется заявление о подтверждении основного вида экономической деятельности, согласно ОКВЭД, вместе с размером дохода за год по этому виду деятельности и количеству занятых сотрудников.

    В случае предоставления ложной информации для целей незаконного получения налоговой льготы по уплате страхового взноса наступает налоговая ответственность (уголовная и административная).

  • Пример второй. Аккредитация IT-компаний при Министерстве связи и массовых коммуникаций РФ.

    Для получения государственной аккредитации организация представляет в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти справку, подтверждающую, что организация осуществляет деятельность в области информационных технологий. В подтверждении аккредитации выдается выписка из реестра, который ведёт Минкомсвязь России.

    Минкомсвязь вправе проверять соответствие компании заявленным сведениям. В случае их недостоверности аккредитация аннулируется, компания лишается льгот.

  • Пример третий. Также существует порядок уведомления о начале осуществления 40 видов деятельности, связанных с изготовлением пищевых продуктов, товаров народного потребления, строительных работ, транспортных услуг и т.п.

    Юридические лица и индивидуальные предприниматели обязаны уведомить о начале осуществления отдельных видов предпринимательской деятельности уполномоченный или уполномоченные в соответствующей сфере деятельности орган (органы) государственного контроля (надзора).

    В уведомлении о начале осуществления отдельных видов предпринимательской деятельности сообщается о соблюдении юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем обязательных требований, а также о соответствии их работников осуществляемой ими предпринимательской деятельности и предназначенных для использования территорий, зданий, сооружений, помещений, оборудования, подобных объектов, транспортных средств обязательным требованиям.

    В случае непредставления уведомлений о начале осуществления отдельных видов предпринимательской деятельности или представления таких уведомлений с содержанием в них недостоверных сведений предусмотрена ответственность (административные штрафы до 30 тысяч рублей). По истечении 3-х лет с момента подачи уведомления уполномоченный орган может назначить плановую проверку.

3. Применение аналогии описанного порядка к трансформации юрфирм, созданных до 1 января 2023 года.

Повторюсь, что порядок реорганизации (трансформации) в специализированные хозяйственные общества может выглядеть так: действующим фирмам в переходный период нужно будет подтвердить, путем подачи заявления (подтверждения, декларации) на имя федерального органа исполнительной власти (или в Федеральную палату адвокатов РФ) о своём соответствии новым нормам, регулирующим адвокатскую деятельность в форме хозяйственных обществ (включая, скажем, основной вид экономической деятельности в области в прошлом за некий установленный период; наличие сотрудников для ведения такой деятельности, наличие помещения, отвечающего требованиям сохранности адвокатской тайны; подтверждение состава участников общества-адвокатов; приведённый в соответствие с требованием закона «Об адвокатской деятельности» устав; партнёрский договор – специальный вид корпоративного договора для юрфирм).

Минюст России или ФПА РФ проверяет документы на предмет соответствия законодательству об осуществлении адвокатской деятельности, вносит запись в реестр юрфирм.

Минюст или ФПА РФ может проверить юрфирму, если есть сведения о том, что она не осуществляет или не осуществляла, вопреки декларации, деятельности в области права за предшествующие годы, лишить статуса. Чтобы адвокатская тайна не была нарушена, можно привлекать для таких проверок ФПА, региональные Палаты адвокатов или Уполномоченных по защите прав адвокатов (если такой институт будет создан в будущем).

Заканчивая своё выступление, я выражаю уверенность, что описанный мной порядок поможет избежать коллапса системы правосудия, так называемой «Проблемы 2023 года», вызванной нехваткой адвокатов для ведения уголовных и гражданских дел в России в результате введения адвокатской монополии.

Тезисы Евгения Шестакова, ИНТЕЛЛЕКТ-С, были подготовлены для выступления на конференции «Модернизация рынка оказания квалифицированной юридической помощи: приоритетные направления реформы», проходившей 7 декабря 2017 года в Москве.

Статьи экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

адвокатская монополия, развитие бизнеса

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности