RU   EN

print

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Судебная защита прав на объекты ИС

Статья о способах судебной защиты прав на объекты интеллектуальной собственности.

Вступившая в силу с 01 января 2008 года часть четвертая Гражданского кодекса РФ систематизировала ранее существовавшие способы защиты интеллектуальной собственности, расширила сферу их применения, а также ввела несколько новых способов.

К настоящему моменту в значительной степени сформировалась арбитражная практика по части 4 ГК РФ. В декабре 2007 года был опубликован Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 декабря 2007 года №122), хотя нужно учитывать, что этот комментарий касается законодательства, действовавшего до 01 января 2008 года.

Также в настоящее время принято Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. №5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса РФ».

В части защиты деловой репутации и иных нематериальных прав необходимо принимать во внимание постановление Пленума ВС РФ от 15 июня 2010 г. №16 «О практике применения судами закона РФ «О средствах массовой информации».

Гражданский кодекс РФ в настоящее время содержит как ранее известные, так и новые, ранее не существовавшие способы судебной защиты прав на объекты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации.

В настоящей статье рассматривается следующие способы судебной защиты прав на объекты интеллектуальной собственности:

  1. Иски о признании права.
  2. Иски о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения
  3. Иски о возмещении убытков (используются в отношении любых объектов ИС.
  4. Иски об изъятии материального носителя.
  5. Иски о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя.
  6. Иск о взыскании компенсации за нарушение прав на объекты ИС.
  7. Иск о частичном запрете на использование (фирменного наименования или коммерческого обозначения).
  8. Заявления в суд о признании действий недобросовестной конкуренцией.
  9. Ликвидация юридического лица или прекращение регистрации индивидуального предпринимателя.
  10. Другие способы судебной защиты прав на объекты ИС.

1. Иски о признании права

Предъявляются к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя (подп.1 п.1 ст.1252 ГК РФ).

Иск о признании права используются, главным образом, в отношении авторских прав, поскольку только авторские права (в отличие от прав на товарные знаки, полезные модели, промышленные образцы и изобретения) возникают без регистрации и выполнения каких-либо формальностей, поэтому применительно к ним возможны споры о правах.

Главный способ защиты в случае спора об авторстве - иск о признании лица автором определенного произведения.

Верховный суд РФ применительно к уголовной ответственности за нарушение авторских прав (ст.146 УК РФ) разъяснил, что нарушение авторских прав путем присвоения авторства (плагиата), может состоять, в частности, в объявлении себя автором чужого произведения, выпуске чужого произведения (в полном объеме или частично) под своим именем, издании под своим именем произведения, созданного в соавторстве с другими лицами, без указания их имени (п.3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 №14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака»).

В случае, если нарушитель не считает (не объявляет, не указывает) себя автором произведения, защита прав автора осуществляется не путем иска о признании авторских прав, а путем иска о пресечении действий, нарушающих право.

Кроме авторских прав, иски о признании права с 01 января 2008 года могут быть использованы и для защиты прав на коммерческое обозначение (пар. 4 главы 76 Гражданского кодекса РФ).

Связано это с тем, что закон не определил, как же, собственно (на основании чего и с какого момента), возникает исключительное право на коммерческое обозначение (КО).

Как указывает п.1 ст.1539 ГК РФ, правообладателю принадлежит исключительное право использования коммерческого обозначения в качестве средства индивидуализации принадлежащего ему предприятия любым не противоречащим закону способом (исключительное право на коммерческое обозначение), в том числе путем указания коммерческого обозначения на вывесках, бланках, в счетах и на иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках, если такое обозначение обладает достаточными различительными признаками и его употребление правообладателем для индивидуализации своего предприятия является известным в пределах определенной территории.

Кроме этого, в п.1 ст.1538 ГК РФ указано, что КО представляет собой определенное обозначение, не являющееся фирменным наименованием и не подлежащее обязательному включению в учредительные документы и единый государственный реестр юридических лиц. Еще одно отличие КО от фирменного наименования: в отличие от фирменного наименования, которое может быть только у коммерческих организаций, КО может быть и у индивидуальных предпринимателей, и даже - у некоммерческих организаций, если они по уставу вправе осуществлять предпринимательскую деятельность.

То есть КО должно обладать по закону двумя признаками:

  • различимость (наличие достаточных различительных признаков);
  • известность в пределах определенной территории.

Однако из указанных норм неясно, как, на основании чего и с какого момента возникает исключительное право на использование КО. Такая ситуация, по нашему мнению, должна привести к спорам о том, возникло ли у лица исключительное право на использование КО и если возникло, то когда.

Лицо, использующее чужое коммерческое обозначение, обязано по требованию правообладателя прекратить использование коммерческого обозначения и возместить правообладателю причиненные убытки (пп.2 и 3 ст.1539 ГК РФ).

Однако, в связи с отсутствием какой-либо регистрации коммерческого обозначения, правообладатель, обращаясь в суд с иском о прекращении использования кем-либо принадлежащего ему коммерческого обозначения, должен будет предварительно доказать в суде наличие у него права на определенное обозначение. Для разрешения данного вопроса, истцу, видимо, придется предъявлять иск о признании своего исключительного права на определенное коммерческое обозначение.

Кроме того, исключительное право на коммерческое обозначение прекращается, если коммерческое обозначение правообладатель не использует непрерывно в течение года (п.2 ст.1540 ГК РФ). Эта норма также порождает возможность споров по поводу наличия у лица права на использование определенного КО.

2. Иски о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения

Предъявляются к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним (применимо к любым объектам ИС - как авторским правам, так и ТЗ, ПМ, ФН и т.д.) - (подп.2 п.1 ст. 252 Гражданского кодекса РФ).

Данный способ защиты права наиболее универсален и позволяет прекратить имеющее место нарушение прав лица.

Фактически, это иск о прекращении использования охраняемого объекта в любых формах (прекращении незаконного использования объекта авторских прав, товарного знака, изобретения, коммерческого обозначения и т.п.).

В любом случае, при обращении в суд истец обязан сформулировать и доказать:

  • какие именно действия ответчика нарушают его право (конкретные случаи использования ответчиком его обозначения, иного охраняемого права);
  • и должны быть прекращены (например: прекратить использование ответчиком обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком истца, в рекламной продукции, на вывеске магазина, на этикетках, упаковках товаров, в сети Интернет и т.д.).

Действовавшее до 01 января 2008 года законодательство не предусматривало возможности прекратить нарушение прав «на будущее», то есть истец не вправе был обратиться в суд с иском о пресечении нарушений, которые на момент подачи иска еще не допущены, но истец предполагает, что они возникнут.

Новеллой части 4 Гражданского кодекса РФ является возможность предъявления иска о пресечении действий, не нарушающих право, но «создающих угрозу его нарушения». Неясно, как широко будет пониматься этот способ защиты, каким образом, по мнению судов, нужно будет доказывать, что какие-либо действия не просто имеют место, но «создают угрозу нарушения» права. На эти вопросы должна ответить судебная практика.

Пресечение нарушения права при «конфликте» различных средств индивидуализации

Самой простой является ситуация, когда нарушитель права (лицо, использующее чужой объект ИС) не имеет своего аналогичного «конкурирующего» объекта интеллектуальной собственности.

Однако в настоящее время, в связи с развитием бизнеса, ситуация, как правило, более сложная - нарушитель часто имеет права на «альтернативный» объект ИС, который может быть противопоставлен первоначальному правообладателю: например, фирменное наименование против товарного знака или коммерческое обозначение против фирменного наименования, либо объект авторского права (например, логотип) против товарного знака.

До 01 января 2008 года закон не предусматривал общего правила разрешения конкуренции между различными объектами ИС.

Сейчас такое правило сформулировано законом: если различные средства индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение) оказываются тождественными или сходными до степени смешения и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты, преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее (п.6 ст.1252 Гражданского кодекса РФ).

То есть преимущество имеет тот, кто раньше зарегистрировал объект интеллектуальной собственности.

Это правило было сформулировано еще до 01 января 2008 года, в п.18 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности: 

«Суд признал правомерным использование фирменного наименования, поскольку регистрация юридического лица, использующего это фирменное наименование, была осуществлена ранее регистрации товарного знака. Общество с ограниченной ответственностью «Компания Русклимат» обратилось в арбитражный суд с иском об обязании общества с ограниченной ответственностью «Русский климат» прекратить незаконное использование зарегистрированного за истцом товарного знака «Русский климат». Ответчик - ООО «Русский климат» - был зарегистрирован в качестве юридического лица до даты приоритета, установленного в отношении обозначения «Русский климат» по заявке ООО «Компания Русклимат».

При конфликте какого-либо объекта ИС с товарным знаком необходимо обратить внимание на следующий принципиальный момент. Согласно позиции ВАС РФ (и в п.18 Обзора..., и ранее в «деле «Спартака»), преимущество имеет объект, зарегистрированный ранее не даты государственной регистрации товарного знака, а именно ранее даты приоритета товарного знака.

Такая позиция представляется нам не соответствующей закону по двум причинам:

  • в силу прямого указания закона преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее (п.6 ст.1252 Гражданского кодекса РФ). При этом исключительное право на товарный знак возникает только с момента его государственной регистрации, а не с даты приоритета (даты подачи заявку на регистрацию товарного знака) - п.1 ст.1232 Гражданского кодекса РФ;
  • на момент возникновения приоритета (на дату подачи заявки на регистрацию) товарный знак еще не зарегистрирован, соответственно, у заявителя нет исключительного права на использование товарного знака, он не вправе запрещать кому-либо использовать это обозначение.

При этом и до 2008 года законодательство предусматривало специальное право лица требовать прекращения использования объекта ИС - но только в отношении фирменного наименования (п.4 ст.54 Гражданского кодекса РФ).

Но до 2006 года на основании п.4 ст.54 ГК РФ можно было требовать изменить фирменное наименование ответчика, только если оно полностью совпадало (и обязательная часть фирменного наименования (организационно-правовая форма) и произвольная). Даже зарегистрированный товарный знак не позволял правообладателю запретить использование другим лицом сходного обозначения в фирменном наименовании, поскольку суды исходили из того, что это отдельные, самостоятельные и равноправные объекты интеллектуальной собственности.

Однако этот подход был кардинально изменен Постановлением Президиума ВАС РФ от 14 марта 2006 г. №13421/05 по делу №А41-К1-5684/2004 («дело «Спартака»).

В данном деле Общественная организация «Международное физкультурно-спортивное общество «Спартак» имени Николая Петровича Старостина» (то есть некоммерческая организация) обратилась в Арбитражный суд Московской области к Муниципальному учреждению «Комитет по физической культуре, спорту и туризму Луховицкого района» и Муниципальному учреждению «Футбольный клуб «Спартак» г. Луховицы» (то есть к двум некоммерческим организациям) с иском о защите исключительных прав на товарный знак в виде словесного обозначения «Спартак» путем запрета ответчикам использовать указанное обозначение и взыскании компенсации. Первоначально все суды, вплоть до Федерального арбитражного суда Московского округа, в удовлетворении заявленных требований отказали.

ВАС РФ, отменяя все судебные акты и удовлетворяя требования истца, указал: использование без разрешения владельца товарного знака того же обозначения в наименовании другого юридического лица, которому разрешено осуществлять коммерческую деятельность того же рода, что и деятельность правообладателя, может нарушать исключительное право на использование товарного знака в гражданском обороте, поскольку может вызвать смешение разных субъектов предпринимательской деятельности и создать впечатление о наличии связей или особых отношений между ними. Согласно статье 10bis Парижской конвенции об охране промышленной собственности такие действия подлежат запрету. Вместе с тем, если использование обозначения субъектом предпринимательской деятельности началось и стало известным в обороте до даты приоритета товарного знака, такое использование не может быть признано нарушением исключительных прав на товарный знак.

Соответственно, с 2006 года арбитражная практика исходит из того, что имеется правовая возможность запретить ответчику использовать в фирменном наименовании охраняемое обозначение истца в случае, если использование спорного обозначения может вызвать смешение на рынке (даже при несовпадении полностью ФН и ТЗ), при условии, что приоритет товарного знака ранее даты регистрации обозначения организации-ответчика.

Что касается вопроса о возможности требовать изменить фирменное наименование ответчика при неполном совпадении, окончательно этот вопрос разрешен в п.17 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, где ВАС РФ указал: «различие организационно-правовой формы как части фирменного наименования истца и ответчика само по себе не свидетельствует об отсутствии нарушения права на фирменное наименование».

Практический пример (конкуренция ФН)
По делу №А41-10227/08 ОАО «Центр аварийно-спасательных и экологических операций» обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к ООО «Центр аварийно-спасательных и экологических операций» о запрете использовать фирменное наименование при осуществлении аналогичных с истцом видов деятельности и обязании изменить фирменное наименование ответчика-нарушителя. Иск был удовлетворен, решение суда было оставлено без изменения апелляционной и кассационной инстанциями (постановление от 30 июля 2009 года по делу №КГ-А41/5528-09).


Практический пример (конкуренция КО и ФН)
В Постановлении Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26 апреля 2010 г. по делу №А28-13312/2009, суд, установив, что коммерческое обозначение истца-предпринимателя (ПРОФИ-ШТАМП) и фирменное наименование ответчика (ООО Полиграфическая мастерская «ПРОФИ-ШТАМП») сходны до степени смешения, предоставляемые услуги относятся к одному виду, а право предпринимателя на коммерческое обозначение возникло ранее регистрации фирменного наименования Общества, правомерно удовлетворил иск о запрете использовать принадлежащее истцу коммерческое обозначение.


Практический пример конкуренции (конкуренция ТЗ и КО)
В Постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 16 марта 2010 г. №Ф09-1555/10-С6 по делу №А76-15256/09-22-577 суд, отказывая в удовлетворении исковых требований, пришел к выводу о том, что применяемое предпринимателем-ответчиком для индивидуализации своей деятельности словосочетание «ЧИТАЙ-ГОРОД» является коммерческим обозначением предприятия и использование данного коммерческого обозначения началось ранее даты приоритета товарного знака «ЧИТАЙ-ГОРОД» (09.02.2001) и даты приобретения истцом прав на данный товарный знак (14.01.2009).

3. Иски о возмещении убытков (используются в отношении любых объектов ИС)

Предъявляются к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб (подп.3 п.1 ст.1252 ГК РФ).

Понятие убытков дано в ст.15 Гражданского кодекса РФ: это расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

На практике такие иски встречаются чрезвычайно редко, поскольку нереально доказать размер ущерба в силу нематериальности характера нарушения.

В СПС "Консультант:Плюс" судебные акты об удовлетворении иска о возмещении убытков, причиненных незаконным использованием объектов интеллектуальной собственности, отсутствуют.

4. Иски об изъятии материального носителя для последующего уничтожения (в отношении любых контрафактных товаров)

Материальный носитель - это оборудование, прочие устройства и материалы, главным образом используемые или предназначенные для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации.

Иски об изъятии материального носителя предъявляются к их изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю (подп.4 п.1 ст.1252 Гражданского кодекса РФ).

Сам способ защиты не является новеллой законодательства, право требовать уничтожения материального носителя было предусмотрено законодательством и ранее:

  • применительно к авторским правам - ст.49.1 Закона «Об авторском праве и смежных правах»: контрафактные экземпляры произведений или фонограмм, а также материалы и оборудование, используемые для воспроизведения контрафактных экземпляров произведений или фонограмм, и иные орудия совершения правонарушения подлежат конфискации в судебном порядке в соответствии с законодательством РФ для последующего уничтожения, за исключением случаев их передачи обладателю авторских прав или смежных прав по его просьбе;
  • применительно к товарным знакам - ст.46 Закона «О товарных знаках...»: удаление за счет нарушителя с контрафактных товаров этикеток, упаковок незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения либо уничтожение за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок в случае невозможности удаления с них незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения, за исключением случаев обращения этих контрафактных товаров, этикеток, упаковок в доход государства или их передачи правообладателю по его заявлению в счет возмещения убытков или в целях их последующего уничтожения.

С 01 января 2008 года ГК РФ расширил возможность применения данного способа защиты:

  1. Изъятие материального носителя возможно в отношении любого результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Поскольку ст.1252 ГК РФ находится в «Общих положениях» части 4, указанные в ней способы защиты, в том числе изъятие материальных носителей, применимы к нарушениям прав на любые объекты интеллектуальной собственности, включая нарушения прав на промышленные образцы, полезные модели, изобретения (действовавшим ранее Патентным законом РФ такие способы защиты не предусмотрены), а также в случае нарушения прав на фирменное наименование и коммерческое обозначение.
  2. Расширен перечень лиц, к которым возможно применение иска об изъятии материального носителя. Кроме собственно нарушителя, изъять контрафактные объекты теперь можно и у изготовителя, импортера, хранителя, перевозчика, продавца, иного распространителя, недобросовестного приобретателя.
  3. Расширен перечень объектов, которые могут быть изъяты в указанном порядке. Кроме собственно контрафактных изделий и оборудования для их производства, могут быть изъяты «материалы», а также «прочие устройства», «главным образом используемые или предназначенные для совершения нарушения исключительных прав».

Однако с 01 января 2008 года правообладатель (в гражданском судопроизводстве) не вправе требовать передачи ему контрафактных экземпляров товаров и оборудования, закон предусматривает изъятие контрафакта только для уничтожения (хотя при этом не оговаривает, вправе ли правообладатель сам производить уничтожение контрафактных товаров или уничтожение должно производиться уполномоченными государственными органами). Исключение предусмотрено для административного производства (по правонарушения, предусмотренным ч.1 ст.7.12. КоАП РФ «Ввоз, продажа или иное незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм): в соответствии с п.3 ст.32.4 КоАП РФ, по просьбе обладателя авторских прав или смежных прав ему могут быть переданы конфискованные экземпляры произведений и фонограмм.

Но, по общему правилу, не предполагается даже возможность обращения контрафакта в доход РФ, если только иное прямо не предусмотрено законом.

Необходимо учитывать, что контрафактность - это юридическая категория, контрафактность конкретного товара определяется судом, а не каким-либо экспертом.

5. Иски о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя

Подаются к нарушителю исключительного права (подп.5 п.1 ст.1252 Гражданского кодекса РФ).

Закон особо указывает, что публикация решения суда о допущенном нарушении «осуществляется независимо от вины нарушителя и за его счет» (п.3 ст.1250 ГК РФ).

Указанные нормы не являются принципиально новыми для законодательства РФ, возможность требования опубликовать решение суда о допущенном нарушении была ранее предусмотрена ст.46 Закона «О товарных знаках...», которая в качестве способа защиты указывала на право требовать «публикации судебного решения в целях восстановления деловой репутации потерпевшего». Аналогичное право было предусмотрено п.2 ст.14 Патентного закона РФ.

Однако с 01 января 2008 года правообладатель вправе требовать публикации решения суда в случае нарушения любых прав на объекты интеллектуальной собственности, включая нарушение авторских прав, прав на фирменное наименование и коммерческое обозначение.

К сожалению, ни действовавшее ранее законодательство, ни часть 4 Гражданского кодекса РФ не предусматривают общего порядка и способа исполнения решения суда о публикации судебного решения (неясно, должна ли это быть публикация в газете, журнале или отдельной брошюрой; вправе ли истец требовать публикации в одном СМИ или в нескольких; должно ли это быть федеральное СМИ или любое, либо территория его распространения должна совпадать с территорией нарушения прав).

Показательно в этом смысле Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 23 мая 2006 года по делу №А65-23215/05-СГ3-28. В данном деле ОАО «Концерн «Калина» обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с иском к ОАО «Нэфис-Косметикс» об обязании последнего опубликовать за свой счет определенное Постановление Арбитражного суда Свердловской области в газете «Коммерсант» (федеральный выпуск) шрифтом с размером кегля не менее одиннадцатого в срок не позднее 30 календарных дней со дня вступления решения в законную силу. Судом первой инстанции иск удовлетворен, решение оставлено в силе судом апелляционной инстанции. ОАО «Нэфис-Косметикс» не согласилось с судебными актами, поскольку оно не размещало рекламу контрафактной продукции в газете «Коммерсант» и этим печатным изданием не использовался товарный знак «Миленькая Фея». Спор, по которому ОАО «Концерн «Калина» просит опубликовать Постановление Арбитражного суда Свердловской области, детально был оповещен в номерах газеты «Коммерсант», выпускаемых в г. Екатеринбурге и г. Казани, что подтверждается представленными истцом публикациями. Истец, по мнению ответчика, не представил доказательств того, что контрафактная продукция реализовывалась во всех городах России и СНГ, где распространяется федеральный выпуск «Коммерсанта». Суд кассационной инстанции оставил судебные акты без изменения, указав, что судами, основываясь на материалах дела, установлен факт распространения продукции «Миленькая Фея» за пределами Республики Татарстан, поэтому решение о возможности удовлетворить просьбу истца о публикации судебного акта в газете «Коммерсант» (федеральный выпуск) подлежало удовлетворению.

Специальный порядок публикации установлен только применительно к нарушению прав на изобретение, полезную модель и промышленный образец, а также применительно к праву на селекционное достижение. Патентообладатель вправе потребовать публикации в официальном бюллетене федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности решения суда о неправомерном использовании изобретения, полезной модели, промышленного образца или об ином нарушении его прав (ст.ст.1407 и 1447 Гражданского кодекса РФ).

6. Иск о взыскании компенсации за нарушение прав на объекты интеллектуальной собственности

Компенсация предусмотрена применительно к авторским (и смежным) правам, а также к нарушению прав на товарные знаки (п.3 ст.1252 Гражданского кодекса РФ).

Этот способ защиты наиболее удобен для правообладателя. Это связано, в первую очередь, с тем, что компенсация не является убытками, что прямо следует из формулировки п.3 ст.1252 Кодекса, компенсация взыскивается «вместо возмещения убытков». То есть при взыскании компенсации размер убытков истец доказывать не обязан.

Об особом правовом режиме (отличающемся от размера убытков) свидетельствует также то, что размер компенсации определяется, в установленных границах, судом. Размер же убытков (согласно п.1 ст.15 ГК РФ) от усмотрения суда не зависит, убытки должны быть возмещены (по общему правилу) в полном объеме.

Главные преимущества компенсации (в сравнении с убытками) - отсутствие необходимости доказывать в суде размер причиненного ущерба и вину нарушителя, а также гарантированное взыскание судом (при установлении факта нарушения прав на товарный знак) денежной суммы в размере не менее чем 10 000 рублей (по нарушениям, допущенным после 01 января 2008 года, до 01 января 2008 года - не менее 100 000 рублей).

В п.14 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, ВАС РФ разъяснил судам:

«Со ссылкой на положения статьи 333 ГК РФ суд не вправе уменьшить размер взыскиваемой суммы компенсации ниже минимального, установленного [законом] поскольку обязательство нарушителя исключительных прав по выплате компенсации вместо возмещения убытков не является неустойкой. Статья 333 ГК РФ не может быть применена и по аналогии, поскольку ... в данном же случае существует специальное регулирование - при оценке соразмерности совершенного нарушения и ответственности за это суду предоставлена возможность определения конкретной суммы компенсации в пределах, установленных законом, - от 1000 до 50000 минимальных размеров оплаты труда».

Для случая нарушения исключительных авторских прав (а также смежных прав), прав на товарный знак и права на наименование места происхождения товара, законом предусмотрен второй, альтернативный, вариант определения размера компенсации: двукратная стоимость экземпляров произведения (товаров) или двукратный размер стоимости права использования произведения (товарного знака), определяемый исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения (ст.1301, 1311, 1515, 1538 Гражданского кодекса РФ).

Такой порядок применительно к авторским правам был предусмотрен и ранее Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах», в отношении товарного знака такой способ защиты предусмотрен впервые.

Принципиальный момент: в отличие от денежной компенсации, которая определяется судом по своему усмотрению в размере от 10 000 до 5 000 000 рублей, по требованию о взыскании двухкратной стоимости контрафактных товаров (либо двухкратной стоимости нарушенного права) суд не может (при доказанности количества и стоимости конктафакта) по своему усмотрению уменьшить размер требований.

Несмотря на удобство, компенсация как способ защиты нарушенного права применяется не очень часто. Причинами этого, по нашему мнению, являются:

  • объективная недооцененность объектов интеллектуальной собственности в РФ;
  • низкий уровень знания соответствующих норм закона как правообладателями, так и, к сожалению, судьями арбитражных судов;
  • небольшое количество арбитражной практики применения данного способа защиты;
  • отсутствие в законодательстве критериев для определения размера компенсации.

К сожалению, частью 4 Гражданского кодекса РФ не устранен самый принципиальный недостаток действующего законодательства в данной сфере: отсутствие каких-либо критериев для определения размера компенсации.

Общее правило установлено п.3 ст.1252 ГК РФ: размер компенсации определяется судом в пределах, установленных настоящим Кодексом, «в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости».

Абз.2 п.43.3. Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. №5/29 содержит дополнительное указание высших судов:

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Однако на практике эти формулировки все равно означают, что размер компенсации определяется исключительным и безграничным судебным усмотрением, что, по нашему мнению, некорректно и неэффективно с точки зрения защиты нарушенного права.

С 01 января 2008 года законом установлен одинаковый размер компенсации применительно к нарушению авторских прав и прав на товарный знак - от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, по усмотрению суда.

С одной стороны, минимальный размер компенсации за нарушение прав на товарный знак значительно (в 10 раз) уменьшен, со 100 тысяч рублей до 10 тысяч.

К сожалению, на практике в целом ощущается стремление судов присуждать компенсацию в размере 100-300 тысяч рублей. Это связано с тем, что такая сумма близка к минимально возможному размеру компенсации по закону. Такие суммы можно оспаривать в вышестоящих судах, только доказав наступление каких-либо существенных неблагоприятных последствий. Учитывая нематериальный характер такого объекта, как товарный знак, документально обосновать эти неблагоприятные последствия достаточно затруднительно. Вынося подобные решения, суды исходят из формального характера нарушения, отсутствия реально подтвержденных убытков, следствием чего является достаточно снисходительное отношение к нарушителям.

В 2007 году ИНТЕЛЛЕКТ-С поставил абсолютный рекорд взысканной судом компенсации за нарушение прав на товарный знак. Решением Арбитражного суда Челябинской области от 28 сентября 2008 года по делу №А76-28879/2006 в пользу правообладателя (Профайн ГмбХ, Германия) с нарушителя прав на товарный знак «КБЕ» была взыскана компенсация в максимальном возможном размере - 5 млн рублей. За весь период действия Закона РФ «О товарных знаках...» (с 1992 года) в России не было вступившего в законную силу решения суда о взыскании компенсации в размере 5 млн рублей. Указанное решение было оставлено в силе апелляционной инстанцией, а в кассационном порядке не обжаловалось.

Однако, к сожалению, это исключение из общего стремления судов занижать размеры компенсации, взыскивать ее в минимальном размере.

С другой стороны, взыскание компенсации в минимальном размере возможно предотвратить с помощью правила п.3 ст.1252 ГК РФ, в силу которого правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

7. Иск о частичном запрете на использование (фирменного наименования или коммерческого обозначения)

Возможен запрет на использование фирменного наименования в определенных видах деятельности, а в отношении коммерческого обозначения - запрет на его использование в пределах определенной территории и (или) в определенных видах деятельности (п.6 ст.1252 Гражданского кодекса РФ).

Данный способ защиты (в отношении фирменного наименования) является абсолютной новеллой законодательства РФ, поскольку до 01 января 2008 года при определенных условиях можно было обязать нарушителя полностью изменить фирменное наименование (в порядке п.4 ст.54 Гражданского кодекса РФ либо через признание использования фирменного наименования недобросовестной конкуренцией).

Однако возможность запретить нарушителю использовать фирменное наименование или коммерческое обозначение частично является безусловной новеллой части 4 ГК РФ.

Условиями применения данного способа защиты является:

  • наличие у истца исключительных прав на средство индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение);
  • тождество или сходство до степени смешения средства индивидуализации истца с обозначением нарушителя при одновременной возможности в результате такого тождества или сходства введения в заблуждение потребителей и (или) контрагентов;
  • приоритет средства индивидуализации истца (возникновение прав ранее по времени) по отношению к обозначению нарушителя (ответчика).

Главная проблема данного способа защиты, на наш взгляд, в сложности его принудительного исполнения.

В принципе неясно, как организация может не использовать свое фирменное наименование в определенных видах деятельности (осуществлять деятельность под псевдонимом либо без указания фирменного наименования организация очевидно не может), одновременно используя его в остальных видах деятельности.

Искусственность «разделения» фирменного наименования организации понимается и судами. Так, был удовлетворен иск ООО «Компания БРЭНД» (г. Казань) к ООО «Компания «Брэнд» (г. Казань) о запрете использовать тождественное фирменное наименование и обязании его изменить, при этом Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в постановлении от 15 сентября 2010 года по делу №А65-27984/2009 указал: «Различные юридические лица, в данном случае - общества, не могут иметь два одинаковых, тождественных фирменных наименования. Фирменное наименование может быть только одно, независимо от сферы деятельности юридического лица. Фирменное наименование по сферам деятельности разделить нельзя, так как оно едино. Иное противоречило бы системному толкованию норм п.4 ст.54, статьи 138 ГК РФ, статьи 4 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», Парижской конвенции; статьям 1252, 1474 ГК РФ. Поскольку исключительное право на это фирменное наименование у истца возникло ранее, чем у ответчика, то в силу пунктов 1, 4 статьи 1474 ГК РФ подлежит применению полный запрет на использование тождественного фирменного наименования ответчиком».

Тем не менее, данный способ защиты применяется арбитражными судами, включая ВАС РФ. Так, Постановлением Президиума ВАС РФ от 25 мая 2010 г. №985/10 были изменены судебные акты нижестоящих судов, ответчику - ООО «Русский проект-технология» было запрещено использовать спорное обозначение «Русский проект» в фирменном наименовании «в сфере проектирования, установки, ремонта, продажи, проката оборудования и мебели для предприятий общественного питания, торговли, временного проживания».

8. Заявления в суд о признании действий недобросовестной конкуренцией

Возможны в случаях любого использования объектов ИС в целях недобросовестной конкуренции в соответствии с законодательством об НДК.

Подп. 4 п.1 ст.14 Федерального закона от 26 июля 2006 года №135-ФЗ «О защите конкуренции» запрещает продажу, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг.

Кроме того, пункт 2 указанной статьи прямо запрещает недобросовестную конкуренцию, связанную с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

Федеральный закон от 26 июля 2006 года №135-ФЗ «О защите конкуренции» в целом рассчитан на административные методы пресечения недобросовестной конкуренции - путем обращения в уполномоченный государственный орган - Федеральную антимонопольную службу РФ.

Однако законодательство не запрещает заинтересованным лицам, в отношении которых допущена недобросовестная конкуренция, защищать свои права в суде.

То есть лицо вправе обратиться с заявлением о признании определенных действий актом недобросовестной конкуренции и пресечении данных действий, минуя административный орган, - сразу в суд.

Связано это общим и универсальным правом участников гражданского оборота на судебную защиту: любое нарушенное право лица, которое в принципе подлежит защите, по общему правилу, может быть защищено в суде.

С точки зрения предмета доказывания для прекращения недобросовестной конкуренции в судебном порядке заявитель также должен доказать, кроме самих фактов незаконных действий нарушителя, наличие всех остальных элементов, необходимых для признания определенных действий НДК: осуществление деятельности заявителя и нарушителя в отношении однородных (взаимозаменяемых) товаров; на одном товарном рынке.

9. Ликвидация юридического лица или прекращение регистрации индивидуального предпринимателя за неоднократные или грубые нарушения исключительных прав (ст.1253 Гражданского кодекса РФ)

Осуществляется во всех случаях судом, при этом ликвидация юридического лица по указанному основанию осуществляется судом в установленном частью четвертой ГК РФ порядке - по требованию прокурора.

Кроме указанного специального порядка ликвидации юридического лица за нарушение исключительных прав, законом предусмотрен общий порядок: 

Юридическое лицо может быть ликвидировано в судебном порядке по требованию регистрирующего органа в случае допущенных при создании такого юридического лица грубых нарушений закона или иных правовых актов, если эти нарушения носят неустранимый характер, а также в случае неоднократных либо грубых нарушений законов или иных нормативных правовых актов государственной регистрации юридических лиц.

Прекращение статуса гражданина-предпринимателя осуществляется «по решению или приговору суда в установленном законом порядке», то есть такое прекращение статуса может иметь место как в гражданском, так и в уголовном производстве.

Сам порядок прекращения статуса лица предусмотрен п.3 ст.25 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»: по требованию регистрирующего органа в случае неоднократных либо грубых нарушений предпринимателем законов или иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения, возникающие в связи с государственной регистрацией индивидуальных предпринимателей.

Необходимо отметить принципиальный момент: предъявление уполномоченным органом в суд требования о ликвидации организации или прекращении статуса предпринимателя не означает безусловную обязанность суда удовлетворить такое требование.

Даже при установлении фактов неоднократности нарушений суд может отказать в удовлетворении требований заявителя, например, не признав данные нарушения грубыми или носящими неустранимый характер.

Суды практически не удовлетворяют подобные заявления, в связи со сложностью и неоднозначностью фактических обстоятельств по таким делам, то есть практика ликвидации юридических лиц и прекращения статуса индивидуальных предпринимателей по мотиву нарушения исключительных прав не является массовой.

В любом случае, судебная практика должна выработать более четкие критерии и основания применения такого радикального способа пресечения нарушения.

10. Другие способы судебной защиты прав на объекты ИС

Перечень способов защиты интеллектуальных прав, приведенный в ст.1251, 1252 Гражданского кодекса РФ, не является исчерпывающим: существуют способы, относящиеся только к отдельным результатам интеллектуальной деятельности и обладающие большой спецификой.

Так, особую категорию дел составляют административные способы защиты интеллектуальных прав в сфере промышленной собственности, подлежащей государственной регистрации. Например, в ст.1398 ГК предусмотрена возможность признания недействительным патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец. Требование о признании недействительным патента, в том числе и в судебном порядке, предъявляется любым заинтересованным лицом.

Применительно к товарному знаку закон предусматривает право любого заинтересованного лица обратиться в Роспатент с заявлением о прекращении правовой охраны товарного знака по причине его неиспользования правообладателем в течение 3-х и более лет до подачи такого заявления (подп.3 п.1 ст.1514 Гражданского кодекса РФ).

Также заинтересованное лицо вправе оспорить предоставление правовой охраны товарному знаку путем подачи возражения против такого предоставления в палату по патентным спорам Роспатента (п.1 ст.1513 Гражданского кодекса РФ).

В качестве отдельного способа защиты права необходимо рассматривать право на защиту наименования некоммерческой организации. В силу п.1 ст.4 Федерального закона «О некоммерческих организациях», некоммерческая организация, наименование которой зарегистрировано в установленном порядке, имеет исключительное право его использования. Наименование некоммерческой организации не является фирменным наименованием и не защищается нормами части 4 Гражданского кодекса РФ, это отдельный способ защиты права некоммерческой организации на свое наименование.

авторское право, деловая репутация, интеллектуальная собственность, конкуренция, патенты, реклама, споры по интеллектуальной собственности, товарные знаки

Похожие материалы

Юридические услуги
Коллекторские услуги

Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Патентные услуги
Регистрационные услуги      

Политика информационной безопасности