RU   EN

print

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Скромное обаяние партикуляризма

Так ли плох правовой партикуляризм в частно-правовой сфере?

Можно рассмотреть отдельные области частного права на предмет их пригодности к дифференциации, а значит - и к партикулярному регулированию

Цивилисты издревле боролись с партикуляризмом: одной из заслуг создателей Code Napoleon называли ликвидацию правовой раздробленности Франции, Buergerliches Gesetzbuch рассматривался как один из шагов к общегерманскому единству, а дореволюционные отечественные юристы пеняли составителям проекта Гражданского уложения на то, что они не распространяют его на Царство Польское и Великое княжество Финляндское, не устраняя тем самым имевшегося в Империи разнообразия гражданских законов... Лишь перед конституционным правом приходится отступать унификаторам: именно конституционные препятствия не позволяют создать единое гражданское право США или Канады; для того, чтобы издать Ziwilgesetzbuch швейцарцам пришлось изменить Конституцию.

Но так ли плох правовой партикуляризм в частно-правовой сфере?

Ведь разнообразие законов, с одной стороны, позволяет учесть разнообразие природных, экономических, социальных условий, существующих в разных частях страны, особенно если эта страна такая большая, как наша. Очевидно же, что, например, регулирование земельных отношений в сверхнаселенной и сверхплотно застроенной Москве не может регулироваться так же, как регулирование земельных отношений на бесконечных просторах Сибири. Более того, небольшое различие в частном праве между субъектами федерации у нас признается, правда, только в очень ограниченной сфере, во всяком случае, я могу привести только один пример - это возможность снижения брачного возраста законом субъекта федерации, предусмотренная Семейным кодексом и обусловленная как раз различием отношения разных культур к ранним бракам.

Но помимо учета различий партикуляризм позволяет еще и проверить эффективность того или иного способа правового регулирования в примерно одинаковых экономических условиях. Как известно, выбор между различными способами регулирования может осуществляться либо (1) путем предварительного обсуждения (ну это в идеале, а на практике обсуждение может быть заменено и волюнтаристским приказом, и «методом научного тыка», да чем угодно...) и выбора оптимального - как кажется с теоретической точки зрения - варианта, либо (2) путем конкурентного сосуществования нескольких вариантов, выбор между которыми осуществляется самими участниками отношений, исходя из их собственных предпочтений. Во втором случае оптимальный вариант выявляется уже не умозрительно, как в первом случае, а по итогам самого что ни на есть жизненного апробирования всех предложенных вариантов. По этой причине второй - конкурентный - способ отбора представляется более эффективным, чем первый, назовем его императивный.

Другое дело, что конкуренция требует больше ресурсов от общества, чем императивное определение, поэтому она в принципе может существовать лишь тогда, когда общество может себе это позволить. Гипертрофированно выражаясь, во время войны не до конкуренции, но в мирное время приказы ни к чему. Как представляется, частное право, как право мирной жизни и вообще склонная к диспозитивности система, вполне могла бы воспринять именно конкурентную систему отбора оптимальных юридических конструкций.

Здесь, однако, есть еще одно препятствие: в большом количестве случаев в рамках одной территориальной правовой системы просто невозможно обеспечить конкуренцию правовых институтов, ведь достаточно сложно представить себе, например, две системы регистрации одних и тех же прав на одни и те же виды объектов гражданских прав в рамках одной территории. О возможных же местах для такой конкуренции на одной территории я еще постараюсь написать другую заметку, пока же вернемся к партикуляризму, под которым понимается обычно именно территориальное отличие правового регулирования.

Наиболее ярко действие конкуренции разнотерриториальных правовых систем проявляется тогда, когда участники гражданских отношений более или менее свободны в перемещении своих отношений. Так, например, граждане стран - членов Европейского Союза в силу конституционного принципа ЕС freedom of establishment вольны учреждать свой бизнес в любой стране Евросоюза. Как следствие - концентрация бизнеса в странах, предлагающих оптимальные формы юридических лиц и (хоть это уже и не частное право) налогообложения. Аналогично, разнообразие форм оборота недвижимости при отсутствии препятствий в ее приобретении всеми гражданами Евросоюза делает недвижимость в странах с хорошо организованной регистрацинной системой более выгодным (при прочих равных условиях, конечно) вложением инвестиций, чем в странах, где такой системы нет. Аналогично, отсутствие внутренних препятствий к перемещению товаров и капитала в США при наличии гражданско-правового партикуляризма (хотя и здесь наверняка немалую роль играет и партикуляризм налоговый) позволило появиться таким центрам как штат Делавер для юридических лиц, штат Невада - для бизнеса развлечений, Флорида - для вложений в жилую недвижимость, Калифорния - как центр высоких технологий, Нью Йорк - как центр финансового бизнеса или Техас - нефтяного. Конечно, практически во всех этих случаях (за исключением делавэрского, разве что) фактор специфического правового регулирования оказывается лишь одним из многих и, как правило, далеко не решающим, но, тем не менее, он остается существенным.

Россия, как страна огромных расстояний как в плане географии, так и в плане социальных отличий, могла бы воспользоваться теми выгодами, которые дает разнообразие частно-правового регулирования в отсутствие как минимум юридических препятствий для перемещения капиталов, лиц и товаров внутри страны (а в случае с товарами - и за ее пределами внутри Таможенного союза), однако до сих пор отличия в частном праве у нас если и появляются, то только в каких-то очень искаженных формах, вроде специфики регулирования изъятия земель в Москве и в Сочи или появляения не очень конституционных, как мне представляется, идей по проведению эксперимента о введении обязательной нотарильной формы сделок с недвижимостью в отдельных субъектах Федерации. Впрочем, я не намерен рассматривать здесь формы, в которых может организовываться различное правовое регулирование. Этому вопросу я также обещаю посвятить отельную заметку, пока же, как видно из предыдущих примеров, просто оговорюсь, что мне представляется оптимальным установление различий в правовом регулировании на уровне субъектов РФ - из законами.

Здесь же хотелось бы остановиться на таком вопросе как те сферы, в которых вообще допустимо различное правовое регулирование в разных субъектах федерации. Конечно, опыт тех же США показывает, что теоретически разным может быть вообще хоть все частное право, но, наверное, это не совсем целесообразно. Так, с одной стороны (1), нет особой необходимости в територильной дифференциации тех частей гражданского права, которые сами по себе диспозитивны и потому позволяют обеспечить дифференциацию иным способом - через выбор схемы правового регулирования самими сторонами. С другой стороны (2), нецелесообразно разделять правовое регулирование тех (под)отраслей частного права, которые по своей природе предполагают возможность выхода регулируемых ими отношений за пределы одного субъекта федерации (точнее, за пределы той территории, где действует единое регулирование). Эта нецелесообразность предопределяется тем, что для таких отношений потребуется устанавливать слишком сложные коллизионные правила что только запутает регулирование, а значит, разнообразие вступит в противоречие с простотой участия в отношениях. Наконец, в-третьих (3), отказ от дифференциации может быть обсуловлен публичными соображениями, как государственными, так и общественными.

Исходя из этого, можно рассмотреть отдельные области частного права на предмет их пригодности к дифференциации, а значит - и к партикулярному регулированию.

Как представляется, не следует существенно разнообразно регулировать все отношения, связанные с правовым положением физических лиц - от собственно их право- и дееспособности, до семейных отношений и наследственных. Здесь в первую очередь имеет значение фактор №2: за свою жизнь человек перемещается по стране, а значит, придется применять довольно сложные коллизионные правила. Плюс в случае с семейным правом еще и как-то разрешать вопрос о том, как быть, если у членов семьи разный личный закон. (Кстати, как относиться к браку, заключенном в субъекте РФ, уменьшившем брачный возраст, если супруги переехали в другой субъект, где такого уменьшения нет? А как развестись? Напомню, что в США именно вопрос разводов гомосексуальных пар выбросил вопрос о браках таких пар на федеральный уровень.)

В случае с обязательственным правом, как представляется, сработают уже и возражения №1 - обязательственное право и так сремится к диспозитивности, особенно в сфере b2b и как минимум в идее, а не в ее воплощении в юрисдикционных актах, и №2 - обязательственные отношения также очень часто выходят за пределы одного субъекта и не стоит усложнять их коллизионным регулированием. Напомню, что в той же Швейцарии объединение гражданского права началось именно с права обязательственного, а в США существует посвященный в основном обязательствам UTC. Если же мы возьмем обязательства в сфере b2c, то здесь, вполне вероятно, сработает и возражение №3.

Регулирование прав интеллектуальных, пожалуй, не может быть разным в силу, скорее, обстоятельства №3: международные обязательства России предполагают единство патентной системы на территории страны, да и в отношении иных интеллектуальных прав их различное регулирование вступит в противоречие с самой их природой, ибо как мы, например, будем контролировать перемещение обремененных ими объектов, если внутренних таможен нет?

Правовое положение корпоративных отношений, казалось бы, может быть урегулировано различным образом. Тем самым мы могли бы получить свои Делавэры и Багамы, о чем недавно во всеуслышание мечтал премьер-министр. Здесь, правда, возникает вопрос, если юридическое лицо пожелает переехать из одного субъекта федерации в другой - как тут быть, если ООО, например, в Москве будет совсем не тем же самым, что ООО на Сахалине. Так что эту сферу пока оставим как предмет для обсуждения.

Мое любимое вещное право... Как представляется, возражение №2 в полной мере относится к регулированию вещных прав на движимые вещи: они слишком легко могут быть перемещены из одного субъекта в другой, а значит, перед участниками оборота встанут сложные коллизионные вопросы. Но вот если мы возьмем самую квинтессенцию вещного права - регулирование отношений, связанных с недвижимостью - то здесь, как представляется, есть все основания для различия между разными частями страны. Так бы мы и получили в одном регионе одну систему прав, в другом - другую, в одном - одну регистрацию, в другом - другую, где-то бы участвовали нотариусы, а где-то - распорядительные акты были бы абстрактыми, где-то было бы 25 видов ограниченных вещных прав, а где-то - 3, где-то ипотека акцессорна, а где-то - не очень...

Конечно, дифференциация правового регулирования потребовала бы изменения Конституции, коль скоро гражданское законодательство отнесено к сфере ведения Федерации в целом. А может... просто расширить предмет земельного и жилищного законодательства, которые и так уже отнесены к совместному ведению, вернуть в него гражданско-правовое регулирование соответствующих отношений - так можно и без изменения Конституции обойтись.

Статья опубликована в блоге Александра Латыева на сайте Zakon.Ru

земельное право, коммерческое право, недвижимость, сопровождение сделок и инвестиций, юридические консультации, юридическое обслуживание

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности