RU   EN

print

Реформа права интеллектуальной собственности

Системный обзор всех значимых изменений права интеллектуальной собственности последнего времени от Максима Лабзина, ИНТЕЛЛЕКТ-С.

Федеральным законом Российской Федерации от 12 марта 2014 № 35-ФЗ в ГК РФ и в некоторые иные законодательные акты Российской Федерации внесены изменения, касающиеся правовой охраны интеллектуальной собственности. Большинство новых положений вступили в силу с 1 октября, некоторые действуют с 1 июля этого года, другие вступят в силу с 1 января 2015 г.

Несмотря на впечатляющий объем этих изменений, которые затронули чуть ли не каждую статью четвертой части ГК РФ, большая их часть представляет собой уточнение уже имевшихся правовых норм, устранение противоречий между ними или фиксацию известных правил, ранее выработанных судебной практикой. Некоторая часть изменений актуальна лишь для какого-то узкого сегмента экономики и социальной жизни, как, например, новые правила об охране баз данных. Но даже такая проведенная законодателем «техническая» и «точечная» работа над усовершенствованием и без того достаточно качественного нормативно-правового материала, посвященного интеллектуальной собственности, демонстрирует то внимательное отношение, которое государство уделяет этой теме, что само по себе очень важно.

Вместе с тем некоторые изменения являются принципиальными и показывают общие тенденции в правовом регулировании данных отношений. Анализ таких изменений говорит о нацеленности законодателя на дальнейшее расширение объема правовой охраны интеллектуальной собственности, увеличение оборотоспособности прав и усиление мер защиты от их нарушений.

В настоящей публикации предпринимается попытка разъяснить наиболее значимые изменения, внесенные вышеуказанным федеральным законом. При этом с учетом формата журнальной статьи разобьем их на группы по типам регулируемых отношений, что позволит наиболее наглядно показать тенденции развития законодательства в этой сфере.

Группа 1. Правовые основы интеллектуальной собственности

Ст. 1227 «Интеллектуальные права и вещные права» посвящена разграничению интеллектуальных и вещных прав. Ранее вместо прав вещных в этой статье упоминалась лишь одна из их разновидностей – право собственности. Теперь, после внесенных изменений, в данной статье говорится о вещных правах в целом, а в ее новом п. 3 устанавливается, что правила раздела II ГК РФ (об охране вещных прав) не применяются к правам интеллектуальным.

Действительно, в отношении нематериальных по своей природе объектов интеллектуальной собственности невозможно физическое господство, а одновременных их пользователей может быть бесконечное множество, что влечет за собой важные особенности правового регулирования отношений по поводу этих объектов. Перенесение в данную сферу подходов, используемых в вещном праве, допустимо лишь по отдельным вопросам и после тщательного обдумывания последствий этого. Такими полномочиями следует наделять только законодателя, который, если посчитает возможными применить в сфере интеллектуальной собственности тот или иной принцип вещного права, должен ввести соответствующую правовую норму в четвертую часть ГК РФ. Предоставление возможности правоприменителю при разрешения конкретных дел использовать аналогии с вещным правом может привести к ошибочным и несправедливым решениям. Поэтому в новом п. 3 этой статьи обоснованно исключена возможность применения положений ГК РФ о вещных правах по аналогии с теми отношениями по поводу объектов интеллектуальной собственности, которые оказались прямо не урегулированы законодателем. При этом нематериальная природа объектов интеллектуальных прав заставляет отличать право на них не только от права собственности на вещи, но и от иных вещных прав, к которым относятся, например, сервитуты, право хозяйственного ведения, право владения и другие права.

Группа 2. Условия возникновения и объем интеллектуальных прав

Ст. 1270 (п. 2). Исключительное право на произведение, Ст. 1330 (п. 2). Исключительное право на сообщение радио- или телепередач, подпункт 81 п. 2 ст. 1270 ГК РФ.

В качестве отдельного полномочия (отдельного способа использования) произведения выделена ретрансляция, то есть прием и одновременное сообщение в эфир (в том числе через спутник) или по кабелю полной и неизменной радио- или телепередачи либо ее существенной части, сообщаемой в эфир или по кабелю организацией эфирного или кабельного вещания.

Ранее ретрансляция упоминалась только среди способов использования радио- и телепередач как объектов смежных прав. При этом признаком ретрансляции считалось то, что ретранслируемая передача передается в эфир именно организацией эфирного или кабельного вещания, причем сигнал далее принимается и передается другой такой же организацией. Однако жизнь показала, что этот формальный момент неоправданно ограничивает права организаций вещания, чьи передачи зачастую ретранслируются лицами, не являющимися такими организациями. Необходимость защитить организации эфирного или кабельного вещания, обладающих исключительными правами, от таких нарушений привело к новому пониманию ретрансляции, которое дается не только в подпункте 81 п. 1 ст. 1270, но и в измененной редакции подпункта 4 п. 2 ст. 1330 ГК РФ.

Вместе с тем тот факт, что среди способов использования объектов авторского права появилась ретрансляция радио- или телепередачи, не означает, что сама такая передача стала априори рассматриваться в качестве охраняемой авторским правом. Не все передачи – результат творческой деятельности. Между тем, творчество служит условием возникновения авторско-правовой охраны. Зачастую передачи представляют собой результаты организационных усилий, инвестиций, технического творчества (например, трансляция футбольного матча). Поэтому передаваемый сигнал, который является сообщением в эфир, – лишь возможный носитель объектов авторского права, если они действительно являются частью транслируемой радио- или телепередачи.

Можно также отметить еще одно изменение в ст. 1330 ГК РФ: подпунктом 7 п. 2 добавлено полномочие проката оригинала и экземпляров записи сообщения радио- или телепередачи. Действительно, хотя прокат материальных носителей тех или иных записей уходит в прошлое, но нельзя исключать передачу во временное пользование, например, сборников видеозаписей спортивных состязаний того или иного спортивного турнира.

Ст.1333 (п. 2), ст. 1334 (п. 3) о правах изготовителя базы данных посвящены, как известно, изготовителю базы данных как объекта не авторских, а именно смежных прав, и правам такого изготовителя. Вносимыми изменениями в п. 2 ст. 1333 ГК РФ добавлено полномочие на обнародование базы данных, которого раньше не было. Как и в сфере авторских прав, здесь право на обнародование не является правом исключительным. Оно относится к особым неимущественным правам изготовителя базы данных. При этом под обнародованием понимается действие, которое впервые делает базу данных доступной для всеобщего сведения путем ее опубликования, доведения до всеобщего сведения, сообщения в эфир или по кабелю либо иным способом. Опубликованием (выпуском в свет) считается выпуск в обращение экземпляров базы данных с согласия изготовителя в количестве, достаточном для удовлетворения разумных потребностей публики. Никто, кроме изготовителя базы данных, которая является объектом смежных прав, не вправе ее обнародовать, иначе это, помимо возможного нарушения исключительного права, будет является также нарушением вышеуказанного особого неимущественного права. Вместе с тем изготовителю базы данных не предоставлено право отказаться от ранее принятого им решения об обнародовании базы данных, каковым в силу статьи 1269 ГК РФ наделен автор произведения (в частности, автор базы данных как объекта авторских прав).

В п. 3 ст. 1334 ГК РФ добавлено также право на регистрацию, в силу которого в настоящее время зарегистрирована может быть не только база данных как объект авторского права, но и база данных как объект смежных прав. Впрочем, сама процедура регистрации такое разделение не проводит и вряд ли когда-либо будет проводить.

Ст. 13351. Действия, не являющиеся нарушением исключительного права изготовителя базы данных. По сравнению с ранее действовавшим п. 3 ст. 1334 ГК РФ, новой статьей 13351 ГК РФ установлена более детальная регламентация действий, которые не являются нарушением смежных прав изготовителя базы данных. Так, согласно п. 1 этой статьи, если лицо правомерно пользуется обнародованной базой данных, то оно без какого-либо дополнительного разрешения правообладателя вправе извлекать из нее материалы и осуществлять их дальнейшее использование, но только в следующих объемах:

  • в любом объеме, если такое извлечение и использование осуществляется в целях, для которых база данных предоставлена (если иное не предусмотрено договором);
  • в объеме, оправданном такими целями использования, как личные, научные, образовательные цели;
  • в несущественной части базы данных – в иных целях.

Вместе с тем данная свобода в использовании дополнительно ограничивается следующим критерием: «в той мере, в которой такие действия не нарушают авторские права изготовителя базы данных и других лиц». То есть вышеуказанные возможности по свободному использованию правомерно полученной базы данных как объекта смежных прав не признаются и отсутствуют во всех случаях, когда такое использование приводит к нарушению прав на базу данных как на объект авторских прав.

Кроме того, п. 3 этой статьи предусматривает и еще один дополнительный весьма неопределенный критерий, тоже ограничивающий вышеуказанную свободу, который придется применять судьям в зависимости от конкретных фактических обстоятельств: «не допускается неоднократное извлечение или использование материалов, составляющих несущественную часть базы данных, если такие действия противоречат нормальному использованию базы данных и ущемляют необоснованным образом законные интересы изготовителя базы данных». Сразу три оценочных критерия «несущественная часть», «нормальное использование», «необоснованным образом» делают эту правовую норму весьма неопределенной.

Дополнительно к вышеуказанной ограниченной свободе в использовании базы данных п. 2 и 4 данной статьи установлено, что лицо также вправе свободно использовать материалы базы данных в двух случаях: если докажет, что не могло установить личность изготовителя базы данных или обоснованно считало срок действия исключительного права на базу данных истекшим, и если эти материалы правомерно получены из иных источников. Последняя норма подчеркивает, что объектом правовой охраны здесь выступают не сами материалы базы данных, а она сама как их источник, созданный конкретным изготовителем.

Ст. 1352. Условия патентоспособности промышленного образца. Ст. 1354 (п. 3). Патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец. Ст. 1358 (п. 3). Исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец. В результате изменений, которые внесены в эти положения ГК РФ, правовая охрана промышленного образца стала более гибкой, менее формализованной и в этом смысле приблизилась к правовой охране товарных знаков. К этому привело исключение из числа источников, определяющих объем правовой охраны промышленных образцов, словесного перечня существенных признаков, по которому ранее всегда определялись охраняемые особенности внешнего вида. Теперь существенные признаки определяются исключительно по внешнему виду отображенного в патенте изделия, то есть по визуально определяемым особенностям его дизайна. Как и при рассмотрении иска о нарушении прав на товарный знак, судья сможет устанавливать нарушение патента на промышленный образец сравнивая исключительно внешний вид изделий, и при этом будет руководствоваться общим впечатлением.

Такие же подходы, свойственные скорее товарным знакам, чем объектам патентного права, появились и в нормах, которые устанавливают условия выдачи патента на промышленный образец. Так, оригинальность промышленного образца не будет признана, если ранее уже было известно изделие того же назначения, которое по своему внешнему виду производит такое же общее впечатление.

Ст. 1363. Сроки действия исключительных прав на изобретение, полезную модель и промышленный образец. Ст. 1491. Срок действия исключительного права на товарный знак. Внесенные законодателем изменения прямо закрепили тот вариант толкования правила о начале действия исключительного права на изобретение, полезную модель, промышленный образец и товарный знак, согласно которому оно действует именно с даты подачи заявки на выдачу охранного документа. При условии, конечно, что патент (свидетельство) будут выданы. То есть исключительное право на эти объекты является ретроактивным: возникая только на основании государственной регистрации, оно распространяет свое действие на прошлое время, вплоть до даты подачи заявки в патентное ведомство. Разумеется, что защищать его от нарушения можно лишь после государственной регистрации.

Отметим, что в положения о сроке действия исключительного права на селекционные достижения (ст. 1424 ГК РФ) и на те топологии интегральных микросхем, которые не имеют документально подтвержденной даты их введения в оборот (например, в составе интегральной микросхемы или изделия) до даты государственной регистрации, вышеуказанное правило о начале действия исключительного права введено не было. Следовательно, при такой позиции законодателя, следует считать, что исключительное право на селекционные достижения и на неиспользовавшиеся топологии интегральных микросхем возникает только с даты государственной регистрации и не имеет обратного действия.

Ст. 1390. Экспертиза заявки на полезную модель. Согласно новой редакции данной статьи по заявке на выдачу патента на полезную модель проводится не только формальная экспертиза, но и экспертиза по существу, аналогичная по сути той, которая проводится по заявкам на изобретения (ст. 1386 ГК РФ). Так, в процессе экспертизы по заявке на полезную модель, прошедшей формальную экспертизу, государственный орган обязан проверить, не относится ли заявленное решение к тем, которые исключены из объектов патентных прав по этическим соображениям (п. 4 ст. 1349 ГК РФ) или не могут считаться техническими решениями, относящимся к устройствам (первый абзац п. 1 ст. 1351, п. 5 и 6 ст. 1351, отсылающих к п. 5 и 6 ст. 1350 ГК РФ). Если таких препятствий к выдаче патента обнаружено не будет, то государственный орган проводит информационный поиск на соответствие полезной модели условиям патентоспособности «новизна» и «промышленная применимость» (второй абзац п. 1 ст. 1351 ГК РФ) и устанавливает достаточность раскрытия сущности заявленной полезной модели в документах заявки для осуществления полезной модели специалистом в данной области техники.

Таким образом, уровень гарантий действительности патента на полезную модель и вытекающих из него прав стал таким же, как и у патента на изобретение, а такое преимущество патентования полезной модели, как относительная простота и скорость его получения, исчезло.

При этом новой редакцией пункта 3 статьи 1358 ГК РФ исключается применение правила эквивалентов для установления факта использования полезных моделей. Теперь, в отличие от изобретений, полезная модель будет считаться использованной только при наличии в изделии каждого и того именно признака, который указан в независимом пункте формулы. Замена признака на любой другой признак, даже если он направлен на достижение того же результата аналогичным в плане техники образом и был ранее известен из уровня техники, повлечет вывод правоприменителя о том, что исключительное право на полезную модель не затрагивается. Такое сужение объема правовой охраны полезных моделей не укладывается в общие тенденции развития законодательства и вызывает некоторое недоумение. Известно, что правило эквивалентов обеспечивает охрану объектов патентного права не формально, когда патент легко обойти без приложения собственных творческих усилий, а по существу разработанного технического решения. Поэтому здесь не является верным то соображение, которым возможно руководствовался законодатель, что поскольку мы от полезной модели не требуем наличия существенной новизны, то и разработки конкурентов патентообладателя могут отличаться от запатентованной полезной модели совсем незначительно. Такая новация в совокупности с вышеуказанными изменениями процедуры выдачи патентов на полезные модели во многом делает их патентование бессмысленным, неэффективным.

Группа 3. Оборот прав

Ст. 358-18. Залог исключительных прав, действующая с 1 июля 2014 г., содержит более подробные правила о залоге исключительных прав, чем те, которые ранее содержались в п. 5 ст. 1233 ГК РФ. Уточнено, что только отчуждаемые исключительные права могут быть предметом залога, что соответствует правовой природе и целям данного способа обеспечения исполнения обязательств.

Наиболее важным представляется вытекающее из п. 3 комментируемой статьи нововведение, согласно которому закладывать можно не только само исключительное право, но и права, вытекающие из договора о его отчуждении либо из лицензионного договора (п. 3 ст. 35818 ГК РФ). В первом случае будут применяться общие положения о залоге (ст. 334–356 ГК РФ), во втором – положения о залоге обязательственных прав (ст. 3581–3588), если иное не предусмотрено в ГК РФ и не вытекает из существа соответствующих прав. Например, лицензиат в обеспечение того или иного своего обязательства (в частности, обязательств по кредитному договору) вправе отдать в залог свои права на использование товарного знака, предоставленные ему по лицензионному договору. Это значительно повышает оборотоспособность и коммерческую ценность исключительных прав и прав, вытекающих из лицензионных договоров.

Обращает на себя внимание также п. 4 данной статьи, который устанавливает новое общее правило о том, что залогодатель вправе без согласия залогодержателя распоряжаться исключительным правом любым способом, кроме отчуждения, если иное не предусмотрено договором. Таким образом, при наличии действующего договора залога исключительного права правообладатель сможет без согласия залогодержателя, если иное не оговорено между ними, выдать лицензию на использование охраняемого объекта (в том числе исключительную), но не вправе без такого согласия передать исключительное право другому лицу в полном объеме.

Залог вышеуказанных прав подлежит обязательной государственной регистрации (п. 2 ст. 35818, п. 3 ст. 1232 ГК РФ).

Ст. 1229 (п. 3). Исключительное право. Исключительным правом, которым совместно обладают два или более лица, теперь можно распоряжаться не только совместно. Если иное не предусмотрено в ГК РФ, то по взаимной договоренности всех правообладателей один или некоторые из них смогут самоустраниться от участия в заключении будущих договоров о распоряжении исключительным правом, не теряя, однако, своего статуса правообладателя в остальной части полномочий.

Добавлена также ранее отсутствовавшая, но подразумеваемая диспозитивная норма о том, что если иной договоренности нет, то доходы от совместного распоряжения исключительным правом (как и от совместного использования) распределяются между правообладателями поровну.

Ст. 1234 (п. 31). Договор об отчуждении исключительного права. Ст. 1235 (п. 51). Лицензионный договор. В данных положениях окончательно закреплена идея, которая ранее уже поддерживалась судебной практикой о том, что безвозмездное отчуждение исключительного права является по сути дарением, а потому не допускается между коммерческими организациями. Такой же запрет введен и в отношении безвозмездных договоров о предоставлении исключительных лицензий на территории всего мира и на весь срок действия исключительных прав.

Однако про безвозмездные лицензии с иным содержанием ничего не сказано. Это подлежит истолкованию в том смысле, что коммерческие организации по общему правилу вправе заключать договоры о предоставлении безвозмездных неисключительных лицензий на использование объекта интеллектуальной собственности или исключительных лицензий, которые не покрывают весь мир и весь срок действия исключительного права.

Ст. 1234 (п. 5). Договор об отчуждении исключительного права. Ст. 1237 (п. 4). Исполнение лицензионного договора. Измененная редакция второго абзаца п. 5 ст. 1234 ГК РФ предусматривает правило о спасении договора об отчуждении права тем его приобретателем, который нарушил свою обязанность по выплате правообладателю оговоренного вознаграждения. Если приобретатель по причине существенного нарушения этой своей обязанности получит от правообладателя уведомление об отказе от договора и о возмещении убытков, на что тот в такой ситуации конечно же имеет право, но к этому моменту исключительное право к приобретателю еще не перешло, то в течение 30 дней с момента получения такого уведомления приобретатель вправе выплатить причитающиеся правообладателю деньги, и тогда договор останется в силе.

Аналогичное правило о спасении договора путем оплаты предусмотрено в новой редакции п. 4 ст. 1237 ГК РФ и применительно к любым лицензионным договорам, заключенным в отношении любых видов объектов интеллектуальной собственности. Однако оно применяется вне зависимости от того, возникло ли у просрочившего лицензиата право на использование объекта к моменту получения им уведомления о расторжении договора или нет.

Ст. 1236 (п. 11). Виды лицензионных договоров. Если ранее, согласно разъяснениям пленумов Верховного суда и Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 26 марта 2009 г. №5/29, при заключении договора исключительной лицензии лицензиар по общему правилу (если иное не предусмотрено договором) сохранял за собой право использовать объект в тех же пределах, в которых он выдал такую лицензию, то теперь наоборот: по общему правилу в отсутствии иной договоренности между сторонами предоставление исключительной лицензии лишает лицензиара возможности использовать объект в соответствующих пределах.

Ст. 1028 (п. 2), ст. 1031 (п. 2), ст. 1232 (п. 3, 6), ст. 1234 (п. 2), ст. 1235 (п. 2), ст. 1262 (п. 5), ст. 1366, ст. 1369, ст. 1405 (п. 2) и другие статьи о требованиях к договорам о распоряжении исключительными правами. Если ранее, до 1 октября 2014 г., была предусмотрена обязательная государственная регистрация самого договора о распоряжении правом (договоров об отчуждении исключительного права, договора залога, лицензионных договоров), то в настоящее время регистрации подлежит лишь факт распоряжения правом, то есть изменения в судьбе этого права. В государственных реестрах подлежат учету следующие данные: кому и по какому договору право было передано; заложено или предоставлено; в отношении какого объекта заключен такой договор с указанием номера охранного документа. В отношении лицензионных договоров подлежат также указанию сведения об объеме, сроке и территории использования, а также информация о том, имеются или нет полномочия на выдачу сублицензий и возможности расторжения договора в одностороннем порядке.

В связи с этим упрощается процедура регистрации и, возможно, сократятся сроки рассмотрения документов регистрирующим органом. Так, стороны договора смогут представлять регистрирующему органу не сам подписанный ими договор, а лишь совместное уведомление.

Отсутствие регистрации в случаях, когда она необходима, влечет за собой признание соответственно перехода, залога или предоставления права несостоявшимся, о чем прямо сказано в п. 6 ст. 1232 ГК РФ.

Ст. 1233 (п. 5). Распоряжение исключительным правом. Новый п. 5 ст. 1233 ГК РФ, который вступит в силу с 1 января 2015 г., предоставляет правообладателю новую возможность по распоряжению принадлежащим ему исключительным правом. Правообладатель при условии, что в отношении принадлежащего ему объекта авторских или смежных прав не заключен договор исключительной лицензии, вправе сделать юридически значимое публичное заявление о том, что любые лица могут безвозмездно использовать этот объект на тех или иных определенных правообладателем условиях в течение указанного им срока. Данное заявление не может быть отозвано и будет связывать правообладателя своим содержанием. Оно подлежит размещению на официальном сайте соответствующего федерального органа исполнительной власти, который в настоящее время еще не определен.

Такое заявление должно достаточным образом идентифицировать правообладателя и принадлежащее ему произведение или объект смежных прав, а также вышеуказанное согласие на безвозмездное использование, но не обязательно должно содержать указание на срок его действия и на территорию использования: по умолчанию срок действия этого заявления будет считаться равным пяти годам, а территорией – территория России. Если правообладатель сделает такое заявление при наличии договора неисключительной лицензии, то этот договор прекращается, а убытки лицензиата подлежат возмещению.

Таким образом, в данной правовой норме мы наблюдаем ранее отсутствовавшую в силу п. 2 ст. 9 ГК РФ возможность правообладателя частично отказаться от своего исключительного права, в результате чего охраняемый объект станет свободен для безвозмездного использования на названных правообладателем условиях. Следует отметить, что правообладатель вправе назвать условия такого использования (кроме выплаты вознаграждения), но не вправе ограничивать способы или сферу свободного использования.

Ст. 12861. Открытая лицензия на использование произведения науки, литературы или искусства. Ст. 1308 (п. 2). Лицензионный договор о предоставлении права использования объекта смежных прав. Открытые лицензии, как и вышеуказанные заявления о возможности использования произведений и объектов смежных прав, направлены на обеспечение беспрепятственного использования этих объектов третьими лицами. Однако имеется весьма существенное отличие: если указанный в п. 5 ст. 1233 механизм является частичным отказом от исключительного права, то открытая лицензия – это правовой механизм заключения лицензионного договора (неисключительная лицензия) в упрощенном порядке, когда третье лицо посредством совершения им тех или иных действий, заранее оговоренных правообладателем (например, начало использования объекта, вскрытие упаковки, установка программы на компьютер и т.п.) принимает условия такого лицензионного договора, и в результате между сторонами возникают полноценные двухсторонние лицензионные отношения. При этом они могут быть построены на возмездных началах: когда пользователь (лицензиат) будет обязан платить за использование объекта. Также открытые лицензии могут содержать различные ограничения сферы и способов использования, предусматривать право на их прекращение в одностороннем порядке, право лицензиата на выдачу сублицензий и другие свойственные лицензионным договорам договоренности. Однако по умолчанию открытая лицензия все же является безвозмездной.

Таким образом, по способу заключения открытая лицензия представляет собой договор присоединения (ст. 438 ГК РФ), на что прямо указано и в самой комментируемой ст. 12861 ГК РФ. Как и публичное заявление, предусмотренное ст. 1233 ГК РФ, открытая лицензия размещается публично, хотя каких-либо ограничений источников ее размещения законодателем не названо.

Открытая лицензия может предусматривать право лицензиата на использование лицензируемого объекта для создания на его основе нового результата интеллектуальной деятельности (например, производного произведения). В этом случае, если иное не предусмотрено открытой лицензией, она следует за своим объектом: считается, что правообладатель сделал предложение заключить договор об использовании лицензируемого объекта любым лицам, которые пожелают использовать новый результат интеллектуальной деятельности, созданный лицензиатом на основе изначального объекта (п. 2 ст. 12861).

Правила определения срока и территории открытой лицензии при умолчании в ней об этом являются иными, чем для вышеуказанных в п. 5 ст. 1233 заявлений о возможности использования произведений и объектов смежных прав. В случае умолчания о сроке он будет равным пяти годам, а в отношении программ для ЭВМ и баз данных открытая лицензия будет считаться выданной на весь срок действия исключительного права. В случае умолчания о территории – действующей на территории всего мира.

Ст. 1295. Служебное произведение. Ст. 1370. Служебное изобретение, служебная полезная модель, служебный промышленный образец. Согласно сделанным дополнениям п. 2 ст. 1295 и п. 4 ст. 1370 ГК РФ само право на вознаграждение за служебное произведение неотчуждаемо и по наследству не переходит. Однако если это право уже стало предметом договора о размере и порядке выплаты вознаграждения (то есть получило свою конкретизацию в добровольно принятых сторонами обязательствах о конкретном размере и сроках выплат), то вытекающие из такого договора права требования к плательщику переходят по наследству. Наследуются также и неполученные автором доходы за то время, пока он был жив. Таким образом, после смерти автора его наследники вправе требовать все, что не получил автор, а также исполнения перед ним обязательств по договору о выплате вознаграждения, который ранее умерший автор заключил со своим работодателем.

Ст. 1296. Произведения, созданные по заказу. Ст. 1297. Произведения, созданные при выполнении работ по договору. Правило о том, что при выполнении заказа на создание программ ЭВМ и баз данных и в случае создания программ ЭВМ и баз данных при выполнении работ по договору, исключительное право на созданный объект принадлежит заказчику, распространено на аналогичные правоотношения по поводу вообще любых произведений, когда исполнителем по договору является не автор. В отношениях же с автором такие договоры (например, авторский договор заказа) должны содержать прямое указание на передачу или предоставление прав, иначе они не будут считаться переданными (предоставленными) заказчику.

Ст. 1365 ГК РФ (п. 2). Договор об отчуждении исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец. В данную статью добавлен новый п. 2, согласно которому отчуждение исключительного права на промышленный образец не допускается, если оно может явиться причиной введения потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя. Тем самым относительно промышленного образца добавлено то же ограничение оборотоспособности исключительного права, какое предусмотрено и применительно к товарным знакам (п. 2 ст. 1488 ГК РФ), что еще раз указывает на тенденцию сближения правовых режимов этих объектов.

Группа 4. Публичные интересы

Ст. 12311. Объекты, включающие официальные символы, наименования и отличительные знаки. Данная новая статья защищает официальные символы, наименования и отличительные знаки от их включения в товарные знаки и промышленные образцы без согласия компетентного государственного органа, международной или межправительственной организации. К таким элементам отнесены: государственные символы и знаки (флаги, гербы, ордена, денежные знаки и тому подобное); сокращенные или полные наименования международных и межправительственных организаций, их флаги, гербы, другие символы и знаки; официальные контрольные, гарантийные или пробирные клейма, печати, награды и другие знаки отличия.

Соответствующий компетентный государственный орган, орган международной или межправительственной организации может дать согласие на их включение в товарный знак или промышленный образец.

Группа 5. Защита прав

Ст. 1229 (п. 3). Исключительное право. Согласно измененной редакции данного положения каждый из обладателей одного исключительного права отныне сможет самостоятельно принимать меры защиты своих прав. Скорее всего оно в судебной практике будет истолковано таким образом, что иск о нарушении исключительного права, принадлежащего нескольким лицам совместно, может быть предъявлен к нарушителю лишь одним из сообладателей, даже если остальные остаются безучастными или вовсе возражают против его предъявления. Разумеется, в любом случае они подлежат привлечению к судебному делу в качестве третьих лиц.

Ст. 1243 (п. 6). Исполнение организациями по управлению правами на коллективной основе договоров с правообладателями. Повышается ответственность организаций, управляющих правами на коллективной основе по договору с правообладателем. Если такая организация, нарушая порядок управления правами, не выплатит правообладателю собранное вознаграждение, последний будет вправе просить применить к ней меры защиты своих прав, предусмотренные ст. 1252 ГК РФ. Представляется, что эта норма может быть истолкована в том смысле, что в этих случаях правообладатель вправе взыскать с организации по управлению правами на коллективной основе двойную стоимость прав, то есть двойную сумму причитающегося ему вознаграждения.

Поскольку нормы ст. 1243 ГК РФ надлежит рассматривать как общие в отношении порядка деятельности любых организаций по управлению правами на коллективной основе, то вышеуказанная мера ответственности подлежит применению и в отношении аккредитованных организаций (ст. 1246 ГК РФ), которые уполномочены управлять правами без договора с правообладателями.

Ст. 1250. Защита интеллектуальных прав. Изменены правила учета вины нарушителя интеллектуальных прав. Как и раньше, нарушитель в любом случае обязан прекратить нарушение прав, даже если он невиновен. К ответственности он привлекается по общему правилу лишь при наличии вины. Однако теперь для этого условия привлечения к ответственности предусмотрен ряд оговорок и исключений, повышающих уровень защиты интеллектуальных прав с учетом интересов невиновного нарушителя.

Во-первых, установлена презумпция вины, то есть бремя доказывания своей невиновности возложено на нарушителя.

Во-вторых, даже и к невиновному нарушителю могут быть за его счет применены такие меры, как публикация решения суда о допущенном нарушении, а также, что особенно важно, изъятие и уничтожение контрафактных материальных носителей (товаров).

В-третьих, если иное не установлено в ГК РФ (а таких норм пока нет), при нарушении исключительного права в процессе осуществления предпринимательской деятельности убытки и компенсация за такое нарушение взыскиваются с нарушителя независимо от его вины, если, однако, он не докажет наличие чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельств. После такого взыскания нарушитель вправе предъявить регрессное требование о возмещении понесенных им убытков, например, к своему контрагенту по договору, о которого он получил контрафактные товары, или к тому, кто иным образом нарушил свои гарантии и обещания.

Ст. 1252. Защита исключительных прав. В первую очередь обращает на себя внимание уточнение правил о взыскании компенсации в случае, когда одновременно нарушаются права сразу на несколько объектов интеллектуальной собственности (п. 3). Установлено, что компенсация подлежит взысканию за каждый неправомерно используемый объект. Но в случаях, когда все объекты принадлежат одному лицу, то с учетом характера и последствий нарушения общий размер компенсации за нарушение исключительного права на каждый из объектов в отдельности может быть судом снижен ниже низших пределов, установленных ГК РФ. Однако в любом случае при таком подходе общий размер компенсации не может составлять менее 50% от суммы минимальных размеров всех компенсаций за каждое допущенное нарушение в отношении каждого объекта. Как видно, данное правило дает судам достаточно большую свободу усмотрения в том, насколько в таких ситуациях можно уменьшить сумму компенсации.

Кроме того, добавлена норма о разрешении коллизии между правами разных лиц на товарный знак и промышленный образец (п. 6). Она разрешается так же как и коллизия между правами на средства индивидуализации разных лиц: у кого дата обычного приоритета является более ранней (он же дата возникновения исключительного права), а если имеется особый приоритет (конвенционный, выставочный и др.), то по дате такого приоритета.

Наконец, новый п. 61 предусматривает солидарную ответственность нескольких лиц за совместно совершенное нарушение исключительного права. Впрочем, эта норма и ранее фактически действовала в силу общей ст. 1080 ГК РФ.

Посл. аб. п. 2 ст. 1512 ГК РФ устраняет давнюю определенность в вопросе о том, должна ли Федеральная служба по интеллектуальной собственности при рассмотрении спора о признании регистрации товарного знака недействительной учитывать только обстоятельства, существовавшие на дату приоритета или дату регистрации, либо она должна учитывать также и обстоятельства (например, факт исчезновения ранее существовавшего препятствия к регистрации), которые возникли позже. Появившуюся норму о том, что следует учитывать обстоятельства на дату подачи возражения можно только приветствовать, поскольку она исключает сугубо формальный подход и обеспечивает защиту тех прав и интересов, которые реально нарушены, а не просто абстрактную букву закона. Например, если на дату регистрации товарного знака существовало юридическое лицо с тождественной оригинальной частью фирменного наименования, что являлось препятствием к регистрации, но затем оно сменило свое наименование, то не сможет оспорить регистрацию этого товарного знака.

К сожалению, аналогичное правило для оспаривания заявителем решений, принятых по его заявке на регистрацию товарного знака (ст. 1500) введено не было, что несомненно является упущением законодателя. Так, если после отказа в регистрации обозначения правовая охрана чужого противопоставленного товарного знака была прекращена либо он дал свое согласие на регистрацию, а затем заявителем было подано возражение на вынесенное по его заявке решение об отказе, то нет никаких причин, кроме соблюдения «мертвой», нежизненной буквы закона, чтобы отказать в удовлетворении такого возражения.

Однако в силу новой нормы пункта 2 статьи 1500 ГК РФ теперь хотя бы можно на этапе рассмотрения возражения внести в заявку такие изменения, которые устраняют единственное основание к отказу в регистрации. Например, уступить заявку другому лицу, если против регистрации товарного знака на это лицо не может быть выставлено ранее указанных экспертизой препятствий.

Ст. 14061 ГК РФ. Ответственность за нарушение исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец. Применительно к этим правам с 1 января 2015 г. вводится новый долгожданный способ их защиты – взыскание компенсации. Ранее в качестве материального требования к нарушителю можно было указывать только возмещение убытков, которые зачастую было невозможно рассчитать по причине недоступности доказательств либо невозможности представить точные расчеты с обоснованием соответствующих причинно-следственных связей между потерями правообладателя и действиями нарушителя.

Размер компенсации, предусмотренной новой статьей 14061 ГК РФ может быть определен по усмотрению суда от 10 тыс. до 5 млн руб. или в двукратном размере стоимости права использования запатентованного объекта (имеется в виду неисключительная лицензия). Компенсация в двукратном размере стоимости контрафактных товаров, в отличие от аналогичных положений о защите прав на товарные знаки и объекты авторского права, не предусмотрена.

Опубликовано в Журнале «Патенты и лицензии. Интеллектуальные права», №11/2014

авторское право, деловая репутация, доменные споры, интеллектуальная собственность, коммерческая тайна, конкуренция, международные товарные знаки, международный патент, патенты, программное обеспечение, реклама, споры по интеллектуальной собственности, товарные знаки, франчайзинг

Похожие материалы

Юридические услуги
Коллекторские услуги

Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Патентные услуги
Регистрационные услуги      

Политика информационной безопасности