RU   EN

print

Примирение как сделка

Дела о банкротстве в уголовном процессе.

Передача подсудимым каких-либо материальных ценностей потерпевшему как условие примирения не может быть оспорена как сделка.

Является ли сделкой передача подсудимым потерпевшему какого-либо имущества после прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон и может ли она быть оспорена в рамках арбитражного судопроизводства с применением гражданского законодательства – рассуждает адвокат Дмитрий Загайнов.

Во время проведения одной из сессий научно-практического Европейско-Азиатского правового конгресса российские судьи, рассматривающие в арбитражных судах дела о банкротстве, были названы «робокопами», так как сегодня предполагается, что их знания должны быть универсальны и судьи должны уметь разбираться во всех нюансах налогового, земельного права, знать особенности разных сделок и т.п.

В Германии, к примеру, каждый судья по делам о банкротстве имеет свою специализацию. То есть если возникает спор в области строительного подряда, то он рассматривается судьей, специализирующимся на строительном подряде и т.д.

Не упомянули на конгрессе лишь о том, что российским судьям при рассмотрении дел о банкротстве приходится анализировать еще и уголовно-правовые нормы для принятия решения.

После того, как стало возможным банкротство физических лиц, полагаем, что такая практика будет встречаться все чаще. И вот почему.

Предлагаемые обстоятельства

Рассмотрим случай из нашей практики.

В ходе уголовного процесса, после того, как материалы дела были переданы в суд, подсудимый и потерпевший примирились. («Примирение» в данном случае – ключевое понятие. Оно встречается только в уголовном праве. В административном праве – «соглашение о примирении».) Достигнутое примирение было доведено до сведения суда, никто из участвующих в деле против примирения не возражал, и суд вынес постановление о прекращении уголовного дела в связи с примирением.

После того, как примирение состоялось (то есть отсутствовали какие-либо претензии любого характера со стороны потерпевшего к подсудимому), объявился новый кредитор, который добился возбуждения банкротного производства против подсудимого-должника. В ходе банкротства назначенный арбитражным судом финансовый управляющий узнал о состоявшемся примирении между должником и потерпевшим в рамках уголовного дела и попытался оспорить его, соблюдая последовательность действий, предписанных УПК РФ.

Суд, рассматривающий уголовное дело, подошел к разбирательству формально и отказал финансовому управляющему в восстановлении пропущенного процессуального срока для апелляционного обжалования постановления.

Финансовый управляющий, в свою очередь, подал в арбитражный суд заявление о признании сделки с потерпевшим недействительной и применении последствий недействительности сделки со ссылкой на п. 7 ст. 213.9 Федерального закона от 26 октября 2002 г. №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) на основании ст. 61.2. и 61.3. данного закона.

Финансовый управляющий полагал, что «должник, примирившись с потерпевшим, возместил ему ущерб в рамках уголовного дела и тем самым создал условия для вывода имущества должника и причинил ущерб правам и законным интересам как самого должника, так и кредитора». Классическая схема оспаривания любых сделок.

В подобной ситуации при наличии достаточной доказательной базы действия управляющего вполне могут привести к нужному результату, если бы не одно «но»: состоявшееся в рамках уголовного дела примирение невозможно оспорить ни в каком ином процессе, кроме как в уголовном.

Возможность избежать наказания

Если финансовый управляющий пытается оспорить примирение по уголовному делу в рамках арбитражного процесса по нормам Закона о банкротстве – это либо незнание норм УПК РФ и УК РФ, либо злоупотребление процессуальным положением.

Уголовные дела за примирением сторон прекращаются, если соблюдаются условия, четко определенные в ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ.

Согласно ст. 25 Уголовно-процессуального кодекса РФ, суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Согласно ст. 76 Уголовного кодекса РФ, лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

Осуществляя уголовное судопроизводство по делу публичного обвинения, суд, зная, что порядок уголовного судопроизводства устанавливается только Уголовно-процессуальным кодексом, основанным на Конституции РФ (ст. 1 УПК РФ), и правосудие по уголовному делу осуществляется только судом (ст. 8 УПК РФ), должен принимать во внимание позицию потерпевшего, ходатайствующего о прекращении уголовного дела и заявляющего об отсутствии у них каких-либо претензий.

Подсудимый, который подтверждает факт состоявшегося примирения, мотивирован не возможностью скрыть свое имущество от других кредиторов, а желанием избежать дальнейшего уголовного разбирательства и вероятного уголовного наказания. Как правило, он не может «торговаться» с потерпевшим. В большинстве случаев подсудимый принимает позицию потерпевшего «как есть» и соглашается с ней, поскольку осознает, что угроза быть осужденным может стать реальностью.

Уголовно-правовые принципы

Важно то, что не любое примирение может утвердить суд.

Все необходимые формальные условия, чтобы примирение состоялось, указаны в ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ. Наличие при этом каких-либо гражданско-правовых споров и дел о банкротстве не препятствуют примирению.

Мы умышленно избегаем таких понятий, как «возмещение вреда», «мировое соглашение», поскольку они не применяются в уголовном праве. В уголовном законодательстве существуют «заглаживание вреда» и «примирение».

Представляется невозможным возместить вред (в гражданско-правовом смысле), причиненный преступлением, т.е. виновным общественно опасным деянием, запрещенным УК РФ под угрозой наказания. Соответственно, передача подсудимым каких-либо материальных ценностей потерпевшему как условие примирения не может быть оспорена в отдельном процессе как сделка.

Согласно п. 1 ст. 1 Закона о банкротстве, в соответствии с Гражданским кодексом РФ настоящий Федеральный закон устанавливает основания для признания должника несостоятельным (банкротом), регулирует порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), порядок и условия проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, и иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.

Таким образом, в самом законе содержится ссылка на его применение в соответствии с нормами ГК РФ. Отношения, которые урегулированы уголовным и уголовно-процессуальным законодательством, в сферу действия Закона о банкротстве не входят.

Как было указано, порядок оспаривания действий лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, определен Уголовно-процессуальным кодексом РФ, а не Арбитражно-процессуальным кодексом РФ и Законом о банкротстве (в частности, гл. III.1 «Оспаривание сделок должника»). Невозможность оспаривать действия участников уголовного процесса в рамках иного процесса объясняется спецификой уголовного судопроизводства и задач, заявленных в ст. 2 УК РФ, а также требованием о соблюдении законности, вытекающим из ст. 7 УПК РФ, в которой содержится прямой запрет применения иного федерального закона, противоречащего УПК РФ.

При прекращении уголовного дела по основаниям, указанным в ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ, никакие сделки (с точки зрения гражданского законодательства) между лицом, обвиняемом в совершении преступления, и потерпевшим не заключаются, поскольку участники уголовного процесса не совершают действий, направленных на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, что является необходимым условием согласно ст. 153 ГК РФ.

Примирение не есть мировое соглашение

Не все согласны с таким подходом. Так, звучат доводы о том, что примирение – это, по сути, и есть мировое соглашение, а поскольку в одном из пленумов ВАС РФ мировое соглашение было признано сделкой, его можно оспаривать в рамках дела о банкротстве.

Действительно, в п. 9 постановления Пленума ВАС РФ от 18 июля 2014 г. № 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе» указано, что мировое соглашение представляет собой соглашение сторон, то есть сделку, вследствие чего к этому соглашению, являющемуся одним из средств защиты субъективных прав, помимо норм процессуального права, подлежат применению нормы гражданского права о договорах, в том числе правила о свободе договора (ст. 421 Гражданского кодекса РФ). Таким соглашением, если оно утверждено арбитражным судом, стороны прекращают спор (полностью или в части) на основе добровольного урегулирования взаимных претензий и утверждения взаимных уступок.

При этом в указанном постановлении есть ссылка на принцип свободы договора, который изначально отсутствует в примирении по уголовным делам по изложенным причинам. (При рассмотрении гражданских дел не возникает угроза лишения свободы в случае неисполнения договорных обязательств.) В примирении у подсудимого весьма скудные возможности повлиять на предложение потерпевшего, и, как правило, взаимности в уступках нет.

С учетом изложенных доводов считаем невозможным оспаривать в рамках Закона о банкротстве состоявшееся примирение между подсудимым и потерпевшим по уголовному делу.

Таким образом, перед судьями арбитражного суда банкротного состава (в том числе в наших предлагаемых обстоятельствах) стоит непростая задача – разобраться в особенностях УК и УПК РФ, чтобы принимать правильные процессуальные решения в случае оспаривания любыми заинтересованными лицами состоявшихся примирений по уголовным делам между подсудимыми-должниками и потерпевшими.

Статья Дмитрия Загайнова, ИНТЕЛЛЕКТ-С, опубликована в «Новой адвокатской газете» (№15/2017)

Статьи экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

банкротство, уголовное право, экономические преступления

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности