RU   EN

print

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Правоприменение на местах

Заметка в блоге Александра Латыева на сайте Zakon.Ru: «Судьба залога в обеспечение обязательств третьего лица при банкротстве залогодателя».

Некоторое время назад я попенял на решения судов «по справедливости». Предлагаю сейчас оценить как раз ситуацию, в которой имело место такое внешне справедливое, но по моему глубокому убеждению совершенное при полнейшем непонимании экономических реалий правосудие.

Итак, описание ситуации:

Кредитор продает Покупателю 100% в уставном капитале Общества. Продает с рассрочкой платежа. Кредитор и Покупатель никак не аффилированы, имеет место действительная полная продажа бизнеса в связи с тем, что Кредитор избавляется от непрофильных активов.

В обеспечение обязательств Покупателя по договору о продаже этой 100%-ной доли Общество предоставляет Кредитору в залог всё своё наличное имущество, а именно, объекты недвижимости по списку и движимое имущество - также по списку. (Строго говоря, в ходе рассмотрения дела не было предоставлено доказательств того, что это действительно всё имущество и что у Общества больше ничего не было, но для чистоты картины представим, что это действительно так.) Таким образом, имеет место вполне допускаемый законом залог имущества Общества в обеспечение исполнения обязательств третьим лицом - Покупателем.

Спустя некоторое время Общество сваливается в банкротство (предупреждая вопросы, которые, вообще-то, к делу отношения не имеют, но почему-то так и не могут удержаться незаданными на любом юридическом ресурсе, также отмечу, что нет никаких доказательств и даже подозрений в том, что банкротство как-то вызвано действиями Кредитора в то время, пока он был участником Общества). Тут между делом и Покупатель перестает оплачивать долю (его понять можно - зачем оплачивать то, что больше ничего не стоит). В связи с этим Кредитор подает заявление о включении своих требований, обеспеченных залогом имущества Общества, в реестр требований его кредиторов.

Описание ситуации несколько упрощенное, но я опустил ряд незначимых моментов, тем более, что с ними суды разобрались более-менее правильно.

Позиция судов (первая инстанция и апелляция):

Во включении требований Кредитора в реестр требований Общества отказать ввиду того, что Общество, передав в залог Кредитору все имевшееся у него имущество, лишило иных кредиторов возможности получить удовлетворение за счет имущества, на которое они (дальше почти цитата) могли справедливо рассчитывать, вступая во взаимоотношения с Обществом.

В связи с этим суд первой инстанции отказывает во включении в реестр, признавая договоры залога между делом недействительными на основании ст.10+168 ГК РФ (договоры залога заключены до 1 сентября 2013 года).

Оценка с точки зрения «справедливости»:

Казалось бы, суды правы - действительно, передача всего имущества в залог выглядит как некая махинация, даже несмотря на то, что договоры залога совершенно точно заключены задолго да начала банкротства (оспаривать давность их заключения никому не приходит в голову хотя бы потому, что один из договоров - залога недвижимости - естественно, зарегистрирован в ЕГРП). Тем более, что обеспечивается-то долг не самого Общества, а другого лица - Покупателя. Само Общество о Кредитора ничего не получало, чтобы отдавать.

Как-то это выглядит подозрительно и с точки зрения некоей бытовой «справедливости» суды можно понять. Еще больше можно понять двух (из трех десятков) кредиторов, включенных в реестр, которые, собственно, и возражали против включения требований в реестр кредиторов.

Однако одних подозрений ведь явно не хватает для столь серьезных выводов о недействительности договоров залога. А размахивание судами «дубинкой» статьи 10 ГК налево и направо также вряд ли может быть.

Наши возражения:

А теперь предлагаю оценить те доводы, которые мы высказываем в защиту договоров залога и - соответственно - в обоснование того, что требования Кредитора должны быть включены в реестр кредиторов Общества.

1. Экономический смысл залога в данном случае

Итак, у нас имеет место продажа 100% доли в уставном капитале Общества с рассрочкой платежа. При продаже с рассрочкой платежа п.5 ст.488 ГК предусматривает защиту интересов продавца путем залога проданного имущества. Таким образом, по идее Кредитору должна быть заложена эта самая 100%-ная доля в уставном капитале.

Однако с экономической точки зрения сама по себе доля в уставном капитале ООО никакой ценности не имеет, ее ценность, а значит - и способность обеспечивать исполнение каких бы то ни было обязательств - целиком и полностью предопределяется тем имуществом, которое принадлежит этому ООО.

Более того, как раз в случае с залогом доли в уставном капитале ООО залогодатель - участник общества, в нашем случае это Покупатель - имеет полную возможность выхолостить всю ценность доли путем избавления ООО от принадлежащего ему имущества, даже если на момент продажи доли у ООО такового было более чем достаточно. Таким образом залог самой по себе доли в уставном капитале, которая была продана, хоть и предусмотрен законом, является совершенно недостаточным обеспечением.

В то же время, если в обеспечение обязательств Покупателя по оплате доли предоставить продавцу доли (т.е. Кредитору) в залог само то имущество в натуре, которое принадлежит Обществу, доля в уставном капитале которого продана, то экономически мы получим тот же самый эффект, что и предусмотрен п.5 ст.488 ГК: права продавца обеспечены де-факто тем самым имуществом, которое было продано. (А раз продана 100% доля, то вполне логичен и залог 100% имущества, которое имелось у Общества на момент продажи доли.)

Залоги, возникшие на основании п.5 ст.488 ГК, вполне нормально включаются в реестры требований при банкротстве, а значит, полагаем, и наш залог может на это претендовать.

2. Аналогия с поручительством

Залог во исполнение обязательств третьего лица имеет много общего с поручительством и с 1 июля 2014 года это прямо признано и законом. Но у нас договоры заключены давно, а значит, напрямую положения о поручительстве применить мы не можем. Но ведь по аналогии-то можем?! Значит, мы можем оценивать экономическую обоснованность предоставленного Обществом залога в обеспечение обязательств Покупателя с точки зрения позиций, выработанных для оценки обоснованности включения в реестр требований кредиторов обязательств по поручительствам. Там также должник сам лично ничего от лезущего в реестр кредитора не получил, но ведь далеко не всегда ведь отказывают во включении требований по поручительствам в реестр.

Критерии экономической целесообразности поручительства, в свою очередь, даны в абз.2 п.9 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством». К ним относится наличие «у поручителя и должника в момент выдачи поручительства общих экономических интересов (например, основное и дочернее общества, преобладающее и зависимое общества, общества, взаимно участвующие в капиталах друг друга, лица, совместно действующие на основе договора простого товарищества)...». Таким образом, Пленум ВАС РФ рассматривает как экономически обоснованные поручительства, выданные зависимым лицом в обеспечение обязательств контролирующего.

В нашем случае залог предоставлен в обеспечение обязательств нового 100%-ного участника Общества. Полагаю, что имеется полное попадание в названные критерии обоснованности поручительства.

В противном случае, если этого не признать, то следует сказать, что залог в обеспечение обязательств лица, не являющегося залогодателем, вообще при банкротстве залогодателя прекращается.

3. И изюминка напоследок

Суд говорит, что, предоставляя имущество в залог, Общество лишило других своих кредиторов возможности получить удовлетворение за счет имущества, на которое они могли справедливо рассчитывать, вступая во взаимоотношения с Обществом.

Но штука в том, что обязательства перед теми кредиторами, которые наиболее активно возражали против включения Кредитора в реестр возникли уже после возникновения залога. Вообще, мы провели даже специальное исследование: из всего реестра требований кредиторов Общества на момент возникновения залогов существовало только 8% от общей суммы требований, остальные 92% возникли уже после того, как залоги возникли.

Так спрашивается откуда кредиторы могли «справедливо рассчитывать на имущество», если оно уже было заложено и - в случае с недвижимостью - об этом были записи в ЕГРП? Не могли они на него обоснованно рассчитывать вовсе.
___________

Как мне кажется, обоснование того, что залог правильный и должен быть учтен в реестре кредиторов, более чем достаточное. Вот об этом я писал, когда говорил о том, что обыденные представления о «справедливости», которыми руководствуются судьи, весьма далеки от действительной экономической целесообразности. А применение такой «справедливости» как этакой дубинки способно только подорвать доверие к - в нашем случае - вполне себе предусмотренному законом (п.1 ст.335 ГК) институту залога в обеспечение исполнения обязательств третьего лица.

P.S.: между прочим, это как раз те доводы, которые отказался слышать 8ААС. Посмотрим, услышит ли Западно-Сибирский окружной суд. Ждать осталось чуть больше недели.

Источник: Zakon.RU

банкротство

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности