RU   EN

print

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Ограниченная адвокатская монополия...

...или относительная свобода судебного представительства. Отрывок из статьи о реформировании рынка юруслуг, написанной для журнала «Закон».

В последнее время не утихает дискуссия вокруг реформирования отечественного рынка юридических услуг. Оценивая историю решения этой проблемы в России и состояние современного законодательства, автор предпринимает попытку ответить на вопрос, необходима ли отечественной практике адвокатская монополия и какие иные варианты развития профессионализации процесса могут быть использованы.

1. История вопроса

Прежде чем обсуждать новый проект введения так называемой «адвокатской монополии» в гражданском судопроизводстве (в широком смысле этого слова, включающем и производство в арбитражных судах), информация о котором взбудоражила профессиональное сообщество этой весной, обратимся к прошлому, к тому непродолжительному времени, когда в России существовало нечто, напоминающее адвокатскую монополию.

Новейшую историю вопроса следует отсчитывать, пожалуй, с 2002 года, когда был принят ныне действующий АПК РФ, ст.59 которого в ее первоначальной редакции содержала ч.5, ограничивавшую перечень возможных представителей организаций в арбитражном процессе их руководителями, работниками либо адвокатами. Прежде - до появления данной статьи - в отечественном процессуальном законодательстве был закреплен унаследованный из советского права принцип относительной свободы представительства по гражданским делам. Можно заметить, конечно, что ГПК РСФСР 1964 г. в п.7 ст.44 требовал, чтобы представитель, не являющийся адвокатом или работником организации, был специально допущен судом к участию в процессе, а первый российский АПК 1992 г. в ст.36 содержал хоть и неявно, но закрытый перечень лиц, которые могли выступать представителями в арбитражных судах. Однако мы не располагаем информацией о том, чтобы суды общей юрисдикции отказывали в допуске к процессу представителя, имеющего доверенность, в отсутствие препятствий для представительства, предусмотренных ст.46 ГПК РСФСР; арбитражным же судам и вовсе в том же самом 1992 г. Пленумом ВАС было дано разъяснение о том, что представителем может являться любое лицо, которому выдана доверенность [1]. В дальнейшем в процессуальных кодексах - как в АПК 1995 г., так и в ГПК 2002 г. - ограничений на представительство неадвокатов не устанавливалось.

Свобода судебного представительства не вызывала вопросов до тех пор, пока в нашей стране отсутствовал рынок юридических услуг как таковой: в советское время юристы и без особых указаний на то в процессуальном законе были либо адвокатами, либо работниками тех или иных организаций, которые могли представлять интересы не своего работодателя, разве что выступая как законные представители или же в тех совершенно незначимых со статистической точки зрения случаях, когда им доводилось оказать помощь в суде своим друзьям или родственникам. Профессиональное же юридическое представительство вне адвокатуры было невозможно, но не из-за процессуальных препятствий, а по причине общего весьма неодобрительного отношения социалистического государства к любой индивидуальной деятельности. Либерализация экономической жизни чуть более 20 лет назад привела к тому, что потенциально заложенная в процессуальное законодательство свобода представительства стала реализовываться на практике: возникали коммерческие организации и индивидуальные предприниматели, основной сферой деятельности которых стало оказание юридических услуг, в том числе и связанных с представительством в суде.

Нельзя сказать, чтобы государство вовсе не пыталось урегулировать деятельность таких организаций. С 1995 по 1998 г. деятельность по оказанию платных юридических услуг являлась лицензируемой [2], однако при принятии первого Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» оказание юридических услуг было исключено из перечня лицензируемых видов деятельности.

Параллельное существование традиционной адвокатуры и коммерческой юриспруденции, представленной индивидуальными предпринимателями и коммерческими организациями, оказывающими юридические услуги, продолжалось более 10-ти лет. За это время сформировалось своего рода разделение труда между этими двумя составляющими юридическо, профессии: многие адвокаты в силу оставленной за ними монополии на защиту в уголовном процессе стали специализироваться именно на уголовных делах [3], коммерческие организации и индивидуальные предприниматели сосредоточились на делах гражданских - в самом широком их понимании - от собственно гражданско-правовых и налоговых споров до трудовых и административно-правовых. Впрочем, разделение это было достаточно условным, поскольку, с одной стороны, даже уголовно-процессуальная монополия адвокатов была и остается абсолютной лишь на досудебной стадии уголовного процесса, а на стадии судебного разбирательства суд в качестве защитника может допустить и лиц, не имеющих адвокатского статуса, а с другой стороны, значительная часть адвокатов не оставила гражданскую стезю и, более того, многие из адвокатов вовсе не занимаются уголовными делами.

2. Адвокатская монополия в арбитражном процессе в 2002-2004 гг.

Появление в АПК 2002 г. нормы, ограничивающей круг лиц, которые могут представлять организации в арбитражных судах, явилось существенным изменением действовавшего регулирования.

Статья опубликована в журнале «Закон», в номере за сентябрь 2012 года, в разделе «Тема номера»

Продолжение дискуссии по теме "авокатская монополия" доступна по ссылке.

Ознакомиться с полным текстом материала вы можете на сайте издательской группы «Закон» >>>

[1] Пункт 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.06.1992 г. №11 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».

[2] См.: Постановление Правительства РФ от 15.04.1995 г. №344 «Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по оказанию платных юридических услуг».

[3] Существующие ограничения по кругу представителей в конституционном судопроизводстве мы сознательно опускаем
ввиду относительно небольшого количества дел, рассматриваемых КС РФ, и, соответственно, несущественности этого сектора для рынка юридических услуг.

HR, адвокатская монополия

Похожие материалы

Юридические услуги
Коллекторские услуги

Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Патентные услуги
Регистрационные услуги      

Политика информационной безопасности