RU   EN

print

Офшорам - еще не конец

Минфин РФ разработал проект федерального закона «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса РФ»

Сергей Шаповалов опубликовал в своем блоге заметку с красноречивым названием «Конец офшорам!», речь в ней идет о разработанном Минфином РФ проекте федерального закона «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний и повышения эффективности налогового администрирования иностранных организаций)». С текстом законопроекта можно ознакомиться здесь.

Если кратко, Минфин, в целях пополнения российского бюджета, предлагает дополнить наше налоговое законодательство двумя новыми субъектами, во-первых, «контролируемыми иностранными компаниями» (не являющимися налоговыми резидентами РФ), во-вторых, «контролирующими [эти иностранные компании] лицами» (налоговыми резидентами РФ).

Идея проста: прибыль «контролируемой иностранной компании» государство признает прибылью контролирующего эту компанию налогового резидента РФ, который и должен будет (в зависимости от своего статуса) уплатить с этой прибыли либо 20 % налога на прибыль организации, либо 13 % налога на доходы физ. лиц.

Прочитав законопроект, не разделяю алармистского настроения Сергея Шаповалова. На мой взгляд, принятие данного закона не просто не означает «конец офшоров», но даже не окажет какого-либо критичного влияния на операции с использованием нерезидентных компаний. Тому есть две группы причин:

1. Организационные причины

а) узнавать о наличии таких «контролируемых иностранных компаний» государство собирается... от самих российских резидентов, контролирующих эти компании (налогоплательщики, признаваемые налоговыми резидентами РФ, обязаны представить в налоговый орган уведомление о своем участии в иностранной организации... - п. 1 ст. 25.14 НК РФ в редакции законопроекта).

Много ли у нас дураков наивных людей с деньгами, которые сами уведомят государство о наличии у них иностранных активов? Вопрос риторический.

б) второй организационный вопрос — о размере прибыли контролируемой организации для целей уплаты налога с учетом того, что «сумма прибыли каждой контролируемой иностранной компании должна быть документально подтверждена финансовой отчетностью такой контролируемой иностранной компании за соответствующий период (периоды) и прочими документами» (п. 2 ст. 25.15 НК РФ в редакции законопроекта).

Как же государство собирается определять размер прибыли иностранной компании для целей уплаты налога в РФ? Опять же — получить документы от самих российских резидентов, контролирующих эти компании! Финансовую отчетность контролируемой иностранной компании предоставляет российский налогоплательщик (контролирующее лицо) вместе с налоговой декларацией по соответствующему налогу (п. 5 ст. 25.16 НК РФ в редакции законопроекта).

Во-первых, вынужден задать тот же самый риторический вопрос: много ли у нас дураков наивных людей с деньгами, которые сами предоставят государству документы для взимания с них налога?

Во-вторых, из законопроекта неясно как быть, если по законодательству страны регистрации иностранной компании отчетность в принципе не предусмотрена. Например, не требуют предоставления какой-либо отчетности Маршалловы острова.

На практике скорее всего в подобных ситуациях возникнет множество и иных интересных вопросов, например, вправе ли российские налоговые органы при отсутствии (непредставлении) документов о размере прибыли иностранной компании определить размер ее прибыли в порядке подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, то есть расчетным путем на основании данных об иных «аналогичных» налогоплательщиках?

2. Юридические причины — противоречие комментируемых норм НК РФ и международному, и российскому законодательству

а) такой «перенос» налоговой нагрузки иностранной компании российским нормативным актом явно противоречит международным договорам РФ в первую очередь соглашениям об избежании двойного налогообложения.

Вот, например, сакраментальный Кипр и заключенное с ним Соглашение об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал (Никосия, 5 декабря 1998 г.). Пункт п. 1 статьи 7 «Прибыль от предпринимательской деятельности» указанного Соглашения устанавливает правило о том, что «Прибыль предприятия одного Договаривающегося Государства подлежит налогообложению только в этом Государстве, если только предприятие не осуществляет предпринимательскую деятельность в другом Договаривающемся Государстве через находящееся там постоянное представительство».

Это означает, что прибыль кипрской компании от предпринимательской деятельности подлежит налогообложению только на Кипре.

Сравните указанное правило с нормой о том, что «Прибыль контролируемой иностранной компании учитывается при определении налоговой базы по налогам у налогоплательщиков, признаваемых контролирующими лицами этой контролируемой иностранной компании в соответствии с главами части второй Налогового кодекса РФ» (п. 1 ст. 25.16 НК РФ в редакции законопроекта). На мой взгляд, противоречие очевидно.

То, что нормы международного законодательства имеют приоритет перед нормами российского законодательства — это аксиома, подробно на этом не останавливаюсь.

б) определение налоговой базы в указанной ситуации фактически как валовой выручки иностранной организации дискриминирует российских плательщиков этого налога (лиц контролирующих иностранные компании) по сравнению с «обычными» российскими налогоплательщиками.

В силу п. 1 ст. 25.15 НК РФ в редакции законопроекта, объект налогообложения в данном случае —прибыль [иностранной] компании, рассчитанная в соответствии с главой 25 части второй НК РФ, уменьшенная на величину дивидендов, выплаченных за счет этой прибыли».

То есть, если иностранная компания не выплачивала дивиденды, налог определяется исходя из всей прибыли организации (как от доходов от реализации, так и от внереализационных доходов) без каких-либо вычетов и без учета затрат. Фактически объект налогообложения — валовая выручка иностранной организации. Но «обычная» российская организация, получившая доход в России, заплатит налог на прибыль не с валовой выручки, а с доходов, уменьшенных на произведенные расходы.

В силу п. 2 ст. 3 НК РФ, «налоги и сборы не могут иметь дискриминационный характер и различно применяться исходя из социальных, расовых, национальных, религиозных и иных подобных критериев. Не допускается устанавливать дифференцированные ставки налогов и сборов, налоговые льготы в зависимости от формы собственности, гражданства физических лиц или места происхождения капитала».

Получается, что в существующем виде законопроект дискриминирует российских плательщиков налога (лиц контролирующих иностранные компании) по сравнению с «обычными» российскими налогоплательщиками в зависимости от «места происхождения капитала» (дохода).

Принципиально, что пока нет ясности в том, какие юрисдикции будут подпадать под действие этих норм, поскольку соответствующий Перечень государств и территорий, предоставляющих льготный режим налогообложения прибыли (доходов), будет отдельно определять Минфин РФ.

Если в Перечень попадет тот же Кипр, это породит еще и проблему двойного налогообложения, поскольку кипрская организация со своей прибыли очевидно уплатила в бюджет Республики Кипр 12,5 процентов, требование с этого же дохода уплатить в РФ еще 20 (или 13) процентов представляет собой повторное налогообложение, обложение одного и того же дохода второй раз.

Никаких норм о зачете налога, уплаченного в бюджет иностранного государства самой иностранной организацией, законопроект не содержит.

В качестве вывода, не соглашаясь с Сергеем Шаповаловым, рискну сказать следующее: принятие данного закона не просто не означает «конец офшоров», но даже не окажет какого-либо критичного влияния на операции с использованием нерезидентных компаний. В России, как сказал П.А. Вяземский, суровость законов умеряется их неисполнением.

Статья опубликована в блоге Романа Речкина на сайте Zakon.Ru.

налоговое право, офшоры

Похожие материалы

Юридические услуги
Коллекторские услуги

Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Патентные услуги
Регистрационные услуги      

Политика информационной безопасности