RU   EN

print

Не выплеснули ли ребенка вместе с водой?

Роман Речкин, старший партнер ИНТЕЛЛЕКТ-С, в своем блоге рассуждает про новеллы о сделках с заинтересованностью.

Как вы знаете, Федеральным законом от 3 июля 2016 г. №343-ФЗ статья 45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» изложена в новой редакции, вступающей в силу с 1 января 2017 года.

Уважаемые коллеги на различных мероприятиях, посвященных Федеральному закону от 3 июля 2016 г. №343-ФЗ, отмечали преимущества новелл, указывая, что новые нормы существенно снизят количество сделок, которые необходимо одобрять, то есть уменьшат количество ненужных бюрократических процедур, «разгрузят» юридические департаменты крупных компаний, которые сейчас вынуждены оформлять сотни протоколов об одобрении любых сделок.

У меня странное впечатление в отношении этих новелл. Вот у немцев есть поговорка «Вместе с водой выплеснуть и ребёнка». Означает — необдуманно, неосторожно выбрасывать, отвергать необходимое, ценное вместе с ненужным. Такое ощущение, что, решая вопрос разгрузки юрдепов крупных компаний (обеспечивая комфорт юристов, по сути), законодатель лишил смысла сам институт сделок с заинтересованностью.

Действующее законодательство в качестве общего принципа устанавливает необходимость одобрения сделки с заинтересованностью (п.3 ст.45 ФЗ об ООО в действующей редакции).

Этот подход мне понятен и кажется разумным, поскольку сделка с заинтересованностью, по существу, всегда подразумевает конфликт интересов, в силу чего требует повышенных мер по проверке условий сделки, соотнесению их с рыночными условиями.

Федеральный закон от 3 июля 2016 г. №343-ФЗ, тем не менее, предусматривает прямо противоположный принцип: сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, не требует обязательного предварительного согласия на ее совершение (п.4 ст.45 ФЗ об ООО в редакции Федерального закона №343-ФЗ).

Но как же тогда законодатель предлагает защищать интересы неаффилированных участников общества и самого общества?

Во-первых, общество обязано извещать о совершении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, незаинтересованных участников общества. В порядке, предусмотренном для извещения участников общества о проведении общего собрания участников общества. Такое извещение должно быть направлено не позднее чем за пятнадцать дней до даты совершения сделки (п.4 ст.45 ФЗ об ООО в редакции Федерального закона №343-ФЗ).

Во-вторых, такой незаинтересованный в совершении сделки участник (у которого доля не менее 1%) вправе обратиться к обществу с требованием предоставить информацию, касающуюся сделки, в том числе документы или иные сведения, подтверждающие, что сделка не нарушает интересов общества (совершена на условиях, существенно не отличающихся от рыночных, и др.). Указанная информация должна быть предоставлена обратившемуся с требованием лицу в срок, не превышающий 20 дней с даты получения соответствующего требования (п.4 ст.45 ФЗ об ООО в редакции Федерального закона №343-ФЗ).

То есть действующую сейчас конструкцию, достаточно эффективно обеспечивающую превентивную (без обращения в суд) защиту прав незаинтересованных в сделке участников, законодатель меняет — на что?

Теоретически все красиво: незаинтересованного в совершении сделки участника общество уведомляет о сделке и он, если ему что-то не нравится или вызывает вопросы, требует от общества, и последнее предоставляет ему всю информацию, касающуюся сделки.

Но на практике, вот, уведомили такого участника о сделке, он видит, что сделка невыгодна обществу, вправе он заблокировать ее совершение, потребовать одобрить ее — до совершения? Нет, не вправе.

Более того, дьявол в деталях же, мы помним. Уведомляют участника о сделке (извещение должно быть направлено не позднее чем за пятнадцать дней до даты совершения сделки) за 15 дней до ее совершения, а информацию о сделке по его требованию общество обязано ему предоставить — через 20 дней с момента получения его запроса!

Получается, что закон сформулирован так, чтобы заведомо не дать возможность незаинтересованному в совершении сделки участнику предотвратить нарушение его прав. Даже если он узнает о такой сделке за эти 15 дней (что малореально, почта по РФ может идти и более 15 дней), никаких эффективных способов предотвратить совершение невыгодной для общества сделки у него нет:

  • заблокировать (как-то отсрочить) ее совершение участник не может;
  • информацию об условиях сделки он получит только после того, как сделка уже совершена;
  • даже если участник сразу же инициирует общее собрание по вопросу одобрения/неодобрения такой сделки, это собрание должно быть назначено, как любое внеочередное общее собрание, не ранее чем через 45 дней со дня получения требования о его проведении (п.3 ст.35 ФЗ об ООО).

И как же незаинтересованному в совершении сделки участнику защищать свои права и права общества в случае совершения невыгодной для общества сделки? Исключительно путем обращения в суд.

Причем в суде такой участник должен еще доказать, что сделка «совершена в ущерб интересам общества и доказано, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, и (или) об отсутствии согласия на ее совершение» (абз.2 п.6 ст.45 ФЗ об ООО в редакции Федерального закона №343-ФЗ). При этом законодатель еще и оговорил, что «отсутствие согласия на совершение сделки само по себе не является основанием для признания такой сделки недействительной».

Мне, конечно, скажут, что бремя доказывания разумности сделки и отсутствия убытков по Пленуму лежит на обществе, но я не теоретик, в суды хожу по таким делам. И знаю, что, независимо от Пленума в обычном российском суде истцу в любом случае придется обосновывать «совершение сделки в ущерб интересам общества», а также спорить с тем, что другая сторона якобы «не знала или заведомо не должна была знать о том, что сделка являлась для общества сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, и (или) об отсутствии согласия на ее совершение».

Вопрос не в бремени доказывания, вопрос в том, зачем действующую сейчас конструкцию, достаточно эффективно обеспечивающую превентивную (без обращения в суд) защиту прав незаинтересованных в сделке участников, менять на безальтернативное судебное оспаривание сделок с заинтересованностью?

Тут еще можно вспомнить про наши «загруженные» суды, которые завалены делами, и которые нужно «разгружать». Позволяет ли новая конструкция «разгрузить» суды? Очевидно нет, поскольку у участника, права которого нарушены, не остается никаких эффективных способов для защиты своих прав и прав общества, кроме судебного оспаривания таких сделок. Количество судебных дел об оспаривании сделок с заинтересованностью должно вырасти.

Я могу понять сложности юридических департаментов крупных компаний, которые вынуждены оформлять сотни ненужных протоколов. Но цель «разгрузки» юрдепов крупных компаний, наверное, можно было достигнуть более простым способом, не меняя всю правовую конструкцию сделок с заинтересованностью, которая достаточно эффективно работала. В конечном счете законодатель мог просто установить, что «сделки компании с активами свыше стольки-то миллиардов, в совершении которых имеется заинтересованность, не требуют обязательного предварительного согласия на их совершение».

Хотелось бы услышать мнение юристов: зачем же действующую сейчас конструкцию, достаточно эффективно обеспечивающую превентивную (без обращения в суд) защиту прав незаинтересованных в сделке участников, законодатель заменяет на безальтернативное судебное оспаривание сделок с заинтересованностью?

Заметка опубликована в блоге старшего партнера ИНТЕЛЛЕКТ-С Романа Речкина на сайте Zakon.Ru.

Другие статьи экспертов ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

договорное право, коммерческие споры, коммерческое право

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности