RU   EN

print

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Нарушение исключительных прав

Как распределяется ответственность между инициаторами нарушения и конечным пользователем.

Максим Лабзин, партнер: «Пострадавший правообладатель может обратиться с иском к любому из известных ему нарушителей»
  • С кого вправе взыскать убытки правообладатель за нарушение своего авторского права.
  • В каких случаях в отношении невиновного продавца контрафактного товара может быть снижен размер ответственности.
  • Возможно ли снизить размер компенсации, рассчитанной по двойной стоимости контрафактного товара.

На протяжении всего пути развития гражданского права перед законодателем стоял вопрос: насколько степень вины того, кто причинил вред, должна влиять на обязанность этот вред возместить. Ведь для пострадавшей стороны будет слабым утешением тот факт, что причинитель вреда может быть невиновен. Вот и при нарушении исключительных прав авторов или иных правообладателей пострадавшему неважно, кто явился нарушителем – изготовитель или продавец контрафактного товара. По общему правилу, пострадавший правообладатель может обратиться с иском к любому из известных ему нарушителей. Применение мер, направленных на защиту интеллектуальных прав, может иметь место и при отсутствии вины нарушителя. Необходимо понимать, в каких случаях невиновному нарушителю все-таки можно избежать ответственности за нарушение исключительных прав и есть ли возможность снизить размер ответственности, предусмотренной нормами права.

Продавец контрафактного товара будет нести ответственность даже без вины

В современном гражданском законодательстве вина определена в качестве условия гражданско-правовой ответственности. Но при этом в ряде случаев из этого правила имеются исключения: лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законодательством может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины лица, причинившего вред (п.2 ст. 1064 ГК РФ).

Так, например, возмещение вреда при отсутствии вины возможно при следующих обязательствах:

  • вред причинен деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (ст. 1079 ГК РФ);
  • вред причинен жизни, здоровью или имуществу вследствие недостатков товара, работы или услуги либо вследствие недостоверной или недостаточной информации о них, если они приобретены в потребительских целях (ст. 1095 ГК РФ);
  • причинен моральный вред распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 ГК РФ).

В праве интеллектуальной собственности до последнего времени не было исключений из общего подхода. Но постепенно и здесь наметились тенденции к отступлению от принципа виновной ответственности в пользу ответственности без вины. Дело в том, что слишком часто в этой сфере имеет место ситуация, в которой добросовестный нарушитель предпринял все разумные меры, чтобы избежать нарушения прав, но оно всё равно произошло.

Например, продавец товаров широкого ассортимента не может себе позволить проверять на юридическую чистоту все объекты интеллектуальной собственности, которые содержатся в продаваемых им товарах. Продавец вступает во взаимоотношения с поставщиком, и последний гарантирует, что никакого нарушения нет. На деле же данные гарантии оказываются ложными, а продавец, не зная о том, продает контрафактный товар.

Или другая ситуация. Как известно, объекты авторского права не вносятся в обязательном порядке в какие-либо публичные доступные реестры. Из-за этого невозможно достоверно установить правообладателя. Полагая, что перед ним действительно правообладатель, пользователь произведения заключает с ним лицензионный договор, и начинает использовать это произведение. Но потом оказывается, что никаких прав у лицензиара не было, и он не мог их предоставить.

Вроде бы взыскивать что-либо с таких нарушителей несправедливо, ведь они не знали о нарушениях авторских прав. Но возникает вопрос: а что же делать правообладателю, если он потерпел убытки? Ведь он не виноват, он провинился только лишь тем, что обладал правами на востребованный объект интеллектуальной собственности. Этот вопрос обостряется до предела в случаях, если инициатора нарушения установить невозможно либо есть какие-то другие препятствия к получению от него возмещения потерь. Но еще нужно принять во внимание, что такой невиновный пользователь все-таки что-то заработал на допущенном нарушении.

Получается, что если не отойти от принципа вины и не позволить правообладателю взыскивать компенсацию с конечного пользователя объекта, то не будет обеспечена эффективная охрана исключительных прав. Во многих случаях потери несправедливо лягут на правообладателя, хотя кто-то смог даже заработать на нарушении его прав.

Отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение

Надо отметить, что в судебной практике тенденция взыскивать компенсацию за нарушение исключительных прав не только с инициаторов нарушений, но и с конечного нарушителя, проявляла себя постепенно.

Так, например, созданные Президиумом ВАС РФ прецеденты по делу №А40-6440/07-5-68 и делу №А40-75669/08-110-609 стали примерами применения в России зарубежного подхода к определению ответственности провайдеров интернет-услуг. Согласно этому подходу, такие провайдеры могут быть признаны нарушителями с возложением обязанности выплатить компенсацию, если уклонились от принятия мер по прекращению нарушения, хотя знали или могли знать об этом нарушении. Этот подход вскоре наверняка найдет себе место и в новой редакции ГК РФ.

В другом деле Президиум ВАС РФ пришел к выводу о том, что компенсация за нарушение прав на товарный знак может быть взыскана не только с заказчика производства контрафактного товара, но и с завода – исполнителя заказа. Даже если завод не изготавливал упаковку и иные носители товарного знака, а только помещал в них свою продукцию на основании заказа, он все равно несет ответственность. Возможно, при формировании выводов на судей повлиял тот факт, что к тому времени инициатор производства уже обанкротился, и у правообладателя осталась возможность возместить свои потери только с фактического изготовителя (постановление Президиума ВАС РФ от 11.09.2012 по делу №А41-8764/10).

После таких прецедентов возникает сомнение, что арбитражные суды всегда будут следовать позиции Верховного Суда РФ, изложенной в п.13 постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2006 №15, согласно которому типография не является надлежащим ответчиком по иску о нарушении авторских прав.

Что же касается положения продавцов контрафактных книг, то они всегда рассматривались в качестве надлежащих ответчиков. Так, в информационном письме от 13.12.2007 №122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности» Президиум ВАС РФ указал, что ответчик, который по материалам рассмотренного судами дела продавал контрафактные диски с компьютерной программой, не доказал отсутствия своей вины, хотя в силу п.2 ст.1064 ГК РФ был обязан это сделать (п.6). Но при этом в указанном информационном письме не сказано, какие доказательства приводил ответчик в подтверждение своего довода об отсутствии вины и почему суды их отклонили. Таким образом, в целом этот пункт был воспринят судами как указание на правомерность взыскания компенсации с любого продавца контрафактного товара, а ссылки на его невиновность повсеместно отклонялись.

Однако в положениях четвертой части ГК РФ явно усматривается введение норм об охране интеллектуальной собственности и ответственности за сам факт причинения вреда вместо принципа виновной ответственности (п. 3 ст. 1250 ГК РФ).

«Отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применение в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав. В частности, публикация решения суда о допущенном нарушении (подпункт 5 пункта 1 статьи 1252) и пресечение действий, нарушающих исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации либо создающих угрозу нарушения такого права, осуществляются независимо от вины нарушителя и за его счет» (п.3 ст.1250 ГК РФ).

Это положение устанавливает правило о том, что отсутствие вины нарушителя не только не освобождает его от обязанности прекратить нарушение, но и не исключает применение в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав.

Ответственность продавца будет минимальной, если известны другие нарушители исключительного права

Пленумы ВС РФ и ВАС РФ, с одной стороны, ограничили применение указанного правила по отношению к невиновному только теми способами защиты, которые не относятся к мерам ответственности (в частности, к выплате компенсации). Но с другой стороны, они указали на то, что ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к ст.401 ГК РФ (п.23 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 26.03.2009 №5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой ГК РФ» (далее – Постановление №5/29).

Это указание является крайне важным для рассматриваемого вопроса, потому что п.3 ст.401 ГК РФ в отношении лиц, нарушивших обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, фактически устанавливает ответственность без вины. Согласно этой норме, предпринимателя могут освободить от ответственности только чрезвычайные и непредотвратимые обстоятельства, к которым не относится, например, нарушение обязанностей его контрагентами. В итоге, продавцы контрафактных товаров с еще большей уверенностью стали привлекаться судами к гражданско-правовой ответственности уже без выяснения вопроса об их виновности.

Между тем, в одном из дел, рассмотренном в конце 2012 года Президиумом ВАС РФ, эта судебная практика была поставлена под сомнение. В этом деле невиновность продавца была наиболее явной, а действия истца были направлены на то, чтобы выиграть как можно больше денег с целого ряда продавцов.

Так, согласно обстоятельствам дела, правообладатель фотографии обратился с иском к торговому дому, поскольку в магазинах последнего продавался журнал, внутри которого его фотография была незаконно размещена. Иск был удовлетворен, и с ответчика была взыскана компенсация в размере 50 000 рублей, определенная по усмотрению суда. При этом правообладатель имел возможность обратиться к издателю журнала, который был хорошо известен, но он этого не сделал, предпочитая судиться сразу с несколькими розничными продавцами журнала (постановление Президиума ВАС РФ от 20.11.2012 по делу №А40-82533/11-12-680).

В определении коллегии судей ВАС РФ о передаче дела на рассмотрение в Президиум имелись сомнения и вопросы. Судьи не отрицали, что деятельность торгового дома является предпринимательской и осуществляется с учетом рисков и возможных негативных последствий. Но вместе с этим коллегия указала, что из приведенных норм однозначно не следует вывод о том, что ответственность, предусмотренная в ст.ст.1250, 1301 ГК РФ наступает без вины. Таким образом, она посчитала необходимым передать дело на рассмотрение Президиума ВАС РФ, поскольку имелась правовая неопределенность по вопросу о том, должен ли невиновный предприниматель всегда нести ответственность в полном объеме. Также возник вопрос: имеет ли место совместное причинение вреда ответчиком и издателем, опубликовавшим спорную фотографию, как основание для их солидарной ответственности применительно к п.2 ст.322 ГК РФ. Кроме того, коллегия указала, что, согласно п.2 ст.1064 ГК РФ, лицо, причинившее вред, освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине (определение ВАС РФ от 30.08.2012 по делу №А40-82533/11-12-680).

Рассматривая это дело, Президиум ВАС РФ постановил следующее. Ответчик исходил из принципа надлежащего исполнения обязательств поставщиком и из принципа добросовестности. Продажа журналов является обычным способом их распространения и, по общему правилу, не предполагает специальной проверки того факта, нарушены ли при его создании и печати интеллектуальные права третьих лиц. Ответчик не знал и не должен был знать о нарушении чужих прав. В этой связи следует считать, что он предпринял все необходимые действия, связанные с соблюдением исключительных прав.

Вместе с тем, деятельность ответчика является предпринимательской и осуществляется с учетом рисков и возможных негативных последствий, ей присущих. Здесь подлежит применению п.23 Постановления №5/29 и п.3 ст.401 ГК РФ. При этом Президиум ВАС РФ отметил, что размер компенсации за неправомерное использование произведения должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что он должен быть поставлен в то имущественное положение, в котором он находился бы, если бы произведение использовалось правомерно. Поэтому при определении размера компенсации следует учитывать возможность привлечения к ответственности правообладателем всех известных нарушителей его права.

В результате Президиум ВАС РФ постановил, что ответчик может быть привлечен к ответственности за нарушение авторского права при продаже журнала, но размер присуждаемой компенсации должен быть минимальным (10 000 рублей), поскольку у истца остается еще возможность возместить свои потери и с изготовителя журнала.

Таким образом, риски, связанные с продажей контрафактных товаров, все-таки ложатся на продавца вне зависимости от его вины, но при этом ответственность имеет некоторые пределы. Продавец рискует тем, что товары будут конфискованы и уничтожены, а он заплатит компенсацию, но в относительно небольшом размере. Разумеется, он сможет затем подать к своему поставщику регрессный иск о возмещении всех этих потерь, но это уже будут заботы продавца, а не правообладателя.

Однако вскоре, по другому делу, перед Президиумом ВАС РФ был поставлен новый вопрос: а что делать, если истец требует взыскать с продавца компенсацию в размере двойной стоимости товара при том, что такую же компенсацию он одновременно требует и с первого поставщика того же самого товара. Проблема в том, что суд не уполномочен законом снижать компенсацию, рассчитанную по двойной стоимости контрафактного товара. Об этом же говорил на заседании Президиума ВАС РФ представитель истца. В ходе рассмотрения дела одним из судей в составе Президиума ВАС РФ истцу был задан вопрос о том, разумно ли будет взыскать двойную стоимость с каждого из продавцов-звеньев цепочки, если товар будет перепродан десять раз? Действительно, в таком случае общая сумма компенсация получится равной стоимости товара, помноженной на 20, что находится за гранью здравого смысла и в корне противоречит предназначению такого способа защиты, как взыскание компенсации. В результате Президиум ВАС РФ в части вопроса о размере компенсации отменил судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение (постановление Президиума ВАС РФ от 02.04.2013 №А40-8033/12-5-74). Мотивировочная часть постановления пока не опубликована, а по определению о передаче дела на рассмотрение в Президиум трудно понять, какой же подход здесь будет предложен, поскольку в нем содержатся, в основном, вопросы по формированию правовой позиции. Но, думается, что высшая судебная инстанция позволит взыскивать компенсацию в размере двойной стоимости товара только один раз. Либо с одного нарушителя, либо с другого по выбору истца, что вполне согласуется со смыслом и духом закона.

Статья опубликована в журнале «Арбитражная практика», №7/2013

авторское право, интеллектуальная собственность, медиа, международные товарные знаки, патенты, программное обеспечение, споры по интеллектуальной собственности, товарные знаки, франчайзинг, юруслуги IT-компаниям, юруслуги издательскому бизнесу

Похожие материалы

Юридические услуги
Коллекторские услуги

Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Патентные услуги
Регистрационные услуги      

Политика информационной безопасности