RU   EN

print

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Дело "Металлургсервиса": дробление бизнеса

Позиция ВАС РФ по делу "Металлургсервиса" может серьезно нарушить единообразие арбитражной практики.

09 апреля 2013 года Президиум ВАС РФ рассмотрел в порядке надзора дело №ВАС-15570/12 по надзорной жалобе ООО «Металлургсервис» на решение Арбитражного суда Свердловской области от 08 декабря 2012 года и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05 мая 2012 года по делу №А60-40529/2011, а также постановление ФАС Уральского округа от 07 августа 2012 года.

Безусловно, в данном случае нужно поздравить Аркадия Брызгалина и его коллег с выигрышем этого дела, комментарий самого Аркадия Брызгалина можно прочитать здесь.

Это дело интересно в любом случае, хотя бы оценкой судами примененной налогоплательщиком схемы налоговой оптимизации. Напомню, надзорная инстанция отменила судебные акты трех инстанций в пользу налогового органа и вынесла постановление в пользу налогоплательщика, признав примененное им «дробление» бизнеса законным.

Конечно, сложно корректно комментировать позицию ВАС РФ по данному делу пока нет полного текста постановления, однако, исходя из определения «тройки» о передаче дела в Президиум ВАС РФ (поддержанного Президиумом ВАС РФ), позиция Суда в данном случае, на мой взгляд, может серьезно нарушить единообразие арбитражной практики.

Дело в том, что задолго до 09 апреля 2013 года ВАС РФ сформировал четкий и единообразный подход к разрешению подобных дел. Речь идет о постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 октября 2006 года №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Пункт 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ №53 содержит принципиальное правило, которое фактически выступает критерием «законной» и «незаконной» налоговой оптимизации: налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели.

То есть, получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды незаконно, налоговая экономия может быть только второстепенной, побочной целью, при наличии первичной цели — получения налогоплательщиком дохода за счет экономических (деловых) операций. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение экономии на налогах, в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности получения такой налоговой выгоды может быть отказано.

Показательным признаком получения необоснованной налоговой выгоды ВАС РФ признает несоответствие документов налогоплательщика его реальным хозяйственным операциям (когда для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Прочитав судебные акты первых трех инстанций по делу №А60-40529/2011, очень четко видно, что арбитражные суды оценивали ситуацию исходя из критериев, сформулированных в постановлении Пленума ВАС РФ №53.

Налогоплательщик (ООО «Металлургсервис») осуществлял в 2003-2008 годах деятельность, применяя ЕНВД (услуги общественного питания, численность работников свыше 100 человек), при этом, вследствие изменений в НК РФ с 01 января 2009 года, утрачивал право на применение ЕНВД в рамках описанных условий.

26 декабря 2008 года (за четыре дня до утраты налогоплательщиком права на применение ЕНВД) было зарегистрировано ООО «Мекурий», в котором доля в 25% была у ООО «Металлургсервис», 75% - у аффилированных с ним физ. лиц.

Директор ООО «Металлургсервис» был параллельно назначен и директором ООО «Мекурий», работники столовой «Металлургсервиса» в полном составе одним приказом 28 декабря 2008 года были переведены в «Меркурий», но таким образом, что общая численность работников ООО «Меркурий» составила менее 100 человек.

При этом, как установил налоговый орган путем допроса работников, несмотря на оформление перевода в соответствии с трудовым законодательством, «рабочие места работников после перевода не изменились, условия труда и социальные гарантии остались прежние». Более того, работники «Меркурия», уволенные переводом из ООО «Металлургсервис», подтвердили, что оформление документов по переводу было инициировано работодателем, причины перевода руководством не объяснялись, должностные обязанности, место, условия работы не изменились (работали на одних и тех же станках, расходные материалы получали в одном и том же месте), заработная плата перечислялась на пластиковую заработную карту, оформленную в ООО «Металлургсервис».

Также налоговый орган установил, что у ООО «Меркурий» не было основных средств, необходимых для осуществления деятельности, все кухонное, холодильное и иное оборудование арендовалось «Меркурием» к «Металлургсервиса». У ООО «Меркурий» не было также никакого управленческого и технического персонала, все эти функции на основании различных договоров также выполняли сотрудники ООО «Металлургсервис».

Проведя осмотр помещений, налоговый орган установил, что «ООО «Меркурий» и ООО «Металлургсервис» пользуются одним общим складским помещением, имеющим один общий вход, одно помещение «конторку кладовщиков», один общий телефонный аппарат и компьютер. На одном из столов в свободном доступе лежат печати вышеуказанных организаций». А документация обеих этих организаций (приказы, распоряжения, входящие и исходящие документы, командировочные книги) находятся в одном месте — в приемной руководителя этих организаций.

Эти обстоятельства, по мнению арбитражного суда первой инстанции, доказывают то, что увольнение физических лиц из одной организации и прием в другую, а также передача имущества, происходили формально.

С учетом совокупности указанных обстоятельств арбитражный суд первой инстанции пришел к категорическому выводу о том, что «дробление бизнеса являлось единственной целью для получения обществом налоговой выгоды. Общества («Металлургсервис» и «Меркурий») по существу представляют собой единый комплекс. Организации являются взаимозависимыми, по сути, имеют одну производственную базу, используют один юридический и фактический адрес, одни и те же помещения, один и тот же персонал. Заявителем (налогоплательщиком) не доказано наличие видимой деловой цели в создании новой организации за исключением минимизации налогового бремени».

Несмотря на то что это судебный акт против налогоплательщика (а я, поскольку представляю в суде и защищаю интересы налогоплательщиков, больше симпатизирую конечно, не бюджету), это решение арбитражного суда сложно назвать немотивированным. На мой взгляд, говоря максимально объективно, налогоплательщик в данном случае явно применил схему незаконной минимизации налогообложения, и налоговый орган это доказал.

Соответственно, арбитражный суд, на мой взгляд, вынес законное и обоснованное решение, более того, позиция арбитражного суда прямо вытекает и основана на постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ №53.

Что же противопоставила этой позиции «тройка» судей ВАС РФ, передавая дело в Президиум ВАС РФ для пересмотра (Определение ВАС РФ от 01 февраля 2013 года по делу №ВАС-15570/12)?

Как указали судьи, поскольку «оказание услуг по организации общественного питания после передачи этого вида деятельности обществу «Меркурий» обществом не осуществлялось... поэтому начисление обществу «Металлургсервис» налоговых обязательств в результате вменения ему дохода от осуществления деятельности по оказанию услуг по организации общественного питания обществом «Меркурий» необоснованно».

Аргумент этот разумен и заслуживает внимания, если не учитывать позицию судов о том, что обе организации представляют собой единый хозяйственный комплекс (фактически единого налогоплательщика), а перевод работников, активов и соответствующей деятельности в ООО «Меркурий» (а значит, и прекращение этой деятельности ООО «Металлургсервис») были осуществлены только формально (по документам) и исключительно в целях применения вновь созданной организацией специального налогового режима (ЕНВД).

Кроме того, судьи ВАС РФ указали, что «при принятии оспариваемых актов судами не учтена позиция Конституционного Суда РФ, из которой следует, что управленческие решения по выделению отдельного вида деятельности хозяйствующего субъекта и передача его вновь созданному юридическому лицу не могут рассматриваться как дробление бизнеса и однозначно свидетельствовать о направленности на получение необоснованной налоговой выгоды». Речь идет о постановлении КС РФ от 24 февраля 2004 года №3-П.

В итоге, «установление судами факта такого выделения, направленного на оптимизацию хозяйственной деятельности субъекта предпринимательства, не может являться единственным достаточным основанием для признания налоговой выгоды необоснованной».

Позиция судей также разумна и понятна, но почему-то не учитывает совокупность обстоятельств, выявленных и оцененных нижестоящими судами. Как видно из судебных актов, факт выделения «отдельного вида деятельности хозяйствующего субъекта и передача его вновь созданному юридическому лицу» нижестоящие суды и не расценивали в качестве единственного основания установления незаконности действий налогоплательщика. Кроме самого факта выделения определенной деятельности арбитражные суды учли то, что это выделение, во-первых, не преследует никакой разумной (деловой) цели, во-вторых, перевод деятельности был осуществлен только формально (по документам), реальные хозяйственные процессы налогоплательщика не изменились и с оформленными им документами не совпадали.

Надеюсь, что полный текст постановления Президиума ВАС РФ по данному делу будет содержать развернутые аргументы в пользу отмены судебных актов, учитывающие и оценку «во взаимосвязи и совокупности» всех доказательств, которые были приняты во внимание нижестоящими судами.

Фактически же Президиум ВАС РФ по данному делу, видимо, исходил из того, что недопустимо и является незаконной налоговой оптимизацией такое «дробление» бизнеса, когда одновременно (параллельно) существуют две и более организации, которые осуществляют одинаковую (однородную) деятельность. Но не является налоговой схемой ситуация, когда определенная деятельность «выделяется» и передается другой вновь созданной организации, с прекращением этой деятельности у исходной (первоначальной) организации.

Комментируя данное дело, Аркадий Брызгалин подчеркивает, что «существует значимая разница между разделением общества на два и более с передачей каждому отдельного вида деятельности, и разделением вида деятельности, с передачей его составных частей разным организациям».

Безусловно, в приведенной позиции есть здравый смысл, но такой подход фактически легализует (и способствует еще большему распространению в России) практики ведения бизнеса через организацию — на срок «до трех лет», когда организация прекращает свою деятельность и «бросается» через год или два, исключительно в целях минимизации риска налоговой проверки. При этом «старая» организация прекращает вести соответствующую деятельность, все активы и работники переводятся в «новую» организацию, то есть имеет место ситуация, очень похожая с той, что была признана правомерной Президиумом ВАС РФ в комментируемом деле.

Кроме того, такой подход делает абсолютно правомерным искусственное сохранение налогоплательщиком права на применение специального налогового режима путем формальной «смены» используемой организации. Например, у нас есть организация на УСНО, выручка которой приближается к пороговым значениям, препятствующим применять спецрежим (п.4 ст.346.13 НК РФ — 60 млн рублей, увеличенные на соответствующие коэффициенты). В такой ситуации собственник бизнеса прекращает осуществлять деятельность через эту организацию, регистрирует новую организацию (естественно — на УСНО), переводя в эту организацию работников, имущество и прочие активы.

Чем описанные действия отличаются от ситуации, имевшей место в деле «Металлургсервиса», неясно.

В любом случае в «деле Металлургсервиса» Президиумом ВАС РФ была рассмотрена нестандартная, специальная ситуация, отличающаяся от общих правил оценки обоснованности получения «налоговой выгоды», сформулированных в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 октября 2006 года №53.

А это порождает для арбитражной практики системную проблему — проблему разграничения в каждом конкретном деле тех правил, по которым должны оцениваться действия налогоплательщика. Как определять в каждом конкретном деле, является ли «дробление» бизнеса незаконной налоговой схемой или это просто «управленческое решение по выделению отдельного вида деятельности хозяйствующего субъекта и передача его вновь созданному юридическому лицу», которое само по себе «не может рассматриваться как дробление бизнеса и однозначно свидетельствовать о направленности на получение необоснованной налоговой выгоды»?

В итоге, как минимум до момента публикации полного мотивированного текста постановления Президиума ВАС РФ по делу «Металлургсервиса», ВАС РФ, вместо формирования единообразной арбитражной практики, сделал прямо противоположное — разрушил свою же позицию, закрепленную в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 октября 2006 года №53.

Понятно, что «дробление» бизнеса — это только одна конкретная разновидность незаконной налоговой оптимизации, и постановление по делу «Металлургсервиса», вынесенное по конкретному делу, никогда не будет таким же универсальным и применимым в любом налоговом споре, как Постановление Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 года №53.

Однако в настоящее время определенность арбитражной практики в вопросе о том, как оценивать действия налогоплательщика по «дроблению» бизнеса существенно уменьшилась.

Пост в блоге Романа Речкина на портале Zakon.Ru

корпоративное право, налоговое планирование, налоговое право, налоговые проверки, налоговые споры, регистрация и реорганизация

Похожие материалы

Юридические услуги
Коллекторские услуги

Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Патентные услуги
Регистрационные услуги      

Политика информационной безопасности