RU   EN

print

Гарантия производителя VS privity of contract

Заметка в блоге Александра Латыева, ИНТЕЛЛЕКТ-С, на сайте Zakon.Ru.

Вчера проверял составленное младшим коллегой заключение для клиента по примитивному на мой взгляд вопросу: «Перед кем несет ответственность по гарантийным обязательствам производитель товара - только перед первым покупателем или же и перед последующими покупателями товара?»

Для меня лично (как и для составлявшего заключение коллеги) ответ на этот вопрос изначально был кристально ясен: если исключить из рассмотрения отношения с участием потребителей, где действительно законом предусмотрена квазидоговорная ответственность производителя за качество товара перед конечным потребителем, с которым его не связывает никакой договор, то п.3 ст.308 ГК однозначно указывает нам, что в отсутствие договора между производителем и конечным потребителем последний не может предъявлять претензий к первому, а должен будет заявлять требования, связанные с некачественностью товара, только к своему контрагенту-продавцу, тот - к тому, кто продал ему... и так далее по цепочке, пока, наконец, она не дойдет и до производителя.

Однако в заключении нашлась ссылка на судебные акты, которые ничего, кроме недоумения, не вызывают: 20 арбитражный апелляционный суд, а вслед за ним и ФАС ЦО в деле №А68-4584/2012 признали, что у производителя имеются гарантийные обязательства перед лицом, приобретшим товар у третьего лица. «Тройка» ВАС РФ, рассматривавшая надзорную жалобу, отказалась передавать ее в Президиум.

В обоснование суды написали: «гарантия производителя по своей правовой сути является его односторонним обязательством перед неограниченным кругом лиц. По своему содержанию данное обязательство сводится к обеспечению надлежащего функционирования изделий производителя в течение всего гарантийного срока. При этом с точки зрения системного толкования положений части 2 статьи 476 Гражданского кодекса Российской Федерации не имеет значения является ли продавец товара его производителем. Гарантийная ответственность лежит на производителе товара как на его первом продавце независимо от количества последующих перепродавцов».

При этом все ссылки, обосновывающие само наличие гарантийного срока, в судебных актах идут на договор между продавцом и покупателем, а не производителем товара. Есть, правда, ссылка на некий «паспорт центрифуги» (товара то есть), который, вероятно, мог быть выдан самим производителем, но пояснений по этому поводу никаких нет.

Есть еще, правда, и упоминание о том, что «в рамках рассматриваемого спора производителем были полностью подтверждены свои гарантийные обязательства по обоим центрифугам, что выразилось в оперативном техническом и ремонтном сопровождении эксплуатации центрифуг, а также напрямую следует из переписки сторон. Факт гарантийной поломки ротора центрифуги №1 также не оспорен истцом». Но если и делать из этого какой-то вывод, то судам, наверное, следовало, далее написать что-нибудь о том, что они рассматривают эту переписку как заключение договора о гарантийном обслуживании между производителем и покупателем - тогда бы вопросы отпали, но такого утверждения в судебных актах нет.

В итоге суды между делом придумали некое одностороннее обязательство, при том, что ни законом, ни иными правовыми актами, ни соглашением сторон (именно тех сторон, у кого возникает это обязательство, а вовсе не посторонних обязанному лицу, как получилось в этом деле), как того требует тот же п.3 ст.308 ГК этого не предусмотрено.

В общем, почти 20 лет изучаю наше право, а все не перестаю удивляться.

Источник: Zakon.RU

договорное право, коммерческие споры

Похожие материалы

Юридические услуги
Коллекторские услуги

Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Патентные услуги
Регистрационные услуги      

Политика информационной безопасности