RU   EN

print

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Десять самых значимых изменений в ГК

Важные изменения в Гражданский кодекс, которые вступят в силу с 1 марта 2013 года. Опрос юристов: представителей науки и практики.

Правовая газета «Статус», №1-2 (21-22)/2013, с. 7-8 | Коллектив авторов

Изменения в Гражданский кодекс настолько многочисленны, что все их перечисления займут не одну монографию. Мы решили провести опрос на эту тему среди юристов: представителей науки и практики. Всем задали один и тот же вопрос: «напишите об одном из наиболее значимых для Вас изменении ГК». Наши собеседники рассказали не только о тех изменениях, которые вступят в силу с 1 марта этого года (а их совсем немного), но и о тех, которые пока что еще только планируются.

1. Введение принципа добросовестности

Челышев М. Ю., заведующий кафедрой гражданского и предпринимательского права Казанского федерального университета, д.ю.н., профессор

Изменений в ГК довольно много. Кратко их оценить - не простая задача, поскольку, как известно, даже запятая в праве имеет важное значение. Тем не менее, у всех, кто интересуется гражданским правом в теории и на практике, что называется «на слуху» несколько новелл. Прежде всего, это принцип добросовестности. Конечно, он и так уже существует. По сути дела, все нормальные участники оборота строят свою деятельность исходя из этого принципа. Однако его более детальная регламентация определяет новейший тренд отечественного законодательства и практики - усиление борьбы с разного рода злоупотреблениями. С названным принципом тесно связано еще одно дополнение ГК - категория «обход закона с противоправной целью». Думаю, что она будет широко применяться в юридической практике, причем, и не только в гражданско-правовой сфере. Кроме того, с позиции практики очень своевременны изменения по ст. 333 ГК в части механизма применения правил о снижении размера неустойки. Эти изменения хотя и еще только спроектированы, но уже реально внедрены через судебное толкование. Полагаю, что все эти и иные новеллы ГК в совокупности позволят придать имущественному обороту новые лучшие качества.

Камалов О. А., судья Уставного суда Челябинской области, к.ю.н.

Если говорить о тех изменениях, которые уже приняты, то я бы отметил нормативное закрепление принципа добросовестности. С одной стороны, в кодекс вошли, казалось бы, очевидные и известные еще со времен римского права положения (например, malitiis non est indulgendum). С другой стороны, на практике довольно часто субъективные гражданские права использовались и используются недобросовестным образом, и для пресечения подобных действий отсутствовали формальные основания. Хочется надеяться, что новые положения Гражданского кодекса, посвященные добросовестности, будут применяться в полном соответствии с духом гражданского права.

Лисаченко А. В., доцент кафедры гражданского права УрГЮА, к.ю.н.

Прежде всего, прагматичный юрист может говорить об изменениях только тогда, когда они вступили в силу. Наглядный пример - вопрос с регистрацией договоров аренды, которую сначала почти отменили, потом слегка разъяснили, а сейчас уже почти отменили отмену. Следовательно, из внесённых изменений лично для меня имеет значение только одно - введение в ГК принципа добросовестности в связке с запретом на действия в обход закона. Пока никто не может в точности разъяснить - даст ли это судам полную свободу в принятии решений в ситуации, когда судья усматривает в действиях сторон отступление от принципа добросовестности, либо суды смогут руководствоваться принципом добросовестности при отсутствии необходимой правовой нормы - но в любом случае появляется простор для судейского усмотрения. Пессимисты от юриспруденции говорят, что закон можно больше не читать, оптимисты указывают на слова «с противоправной целью», а реалисты ждут руководящих разъяснений высших судов. Я лично реалист.

Останина Е. А., доцент кафедры гражданского права и гражданского процесса ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет», к.ю.н.

К числу ключевых изменений относится запрет недобросовестного поведения (п. 4 ст.1 ГК). Это изменение будет иметь самое серьезное влияние, как на судебную практику, так и на договорную работу. По целому ряду актов ВАС РФ уже учитывается принцип добросовестности (например, следующие Постановления Президиума ВАС РФ: от 14.02.2012 № 12035/11 по делу № А64-4929/2010, от 06.03.2012 № 13567/11, от 26.07.2011 №2763/11, от 25.07.2011 №3318/11, от 12 июля 2011 г. № 17389/10, от 29.03.2012 № 13387/11). Удачное изменение ст. 10 ГК состоит в том, что законодатель установил последствия злоупотребления правом, такие как возмещение убытков. Несомненно, широкое применение принципа добросовестности несколько расширит свободу судебного усмотрения, но вместе с тем, позволит предоставить более широкую защиту интересам добросовестных участников гражданского оборота.

Речкин Р.В., старший партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С, руководитель отдела правовых споров, магистр частного права

Одно из наиболее значимых для меня изменений в ГК РФ - введение категорического запрета на получение лицом преимуществ в результате своих недобросовестных действий. Ст. 1 ГК РФ дополнена указанием на то, что «никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения». Это системное правило, одна из основ нашего правопорядка. Право по своей природе существует для защиты добросовестного лица, охраны его правомерного поведения. Поэтому оно не должно, не может позволять недобросовестному лицу за счет каких-то формальных действий получать преимущества в обороте. Судя по тому, как активно и последовательно применяет этот принцип Президиум ВАС РФ, эпоха различных «схем» и «конструкций», использование которых позволяло отдельным лицам достигать каких-то недобросовестных (а зачастую и незаконных) целей, окончательно уходит в прошлое.

2. Недопустимость действий в обход закона

Александров В. А., адвокат, партнер Адвокатского бюро «Пучков и Партнеры»

Рассматриваемым в настоящее время Государственной думой проектом Федерального закона предлагается существенно пересмотреть действующий Гражданский кодекс РФ. Изменениям подвергся практически каждый институт гражданского права. Примечательно, что изменения коснуться не только особенной части кодекса, но и общей, которая выступает его основообразующей частью. Среди таких системообразующих изменений в общую часть гражданского кодекса, по нашему мнению, следует выделить изменения в статью 10 кодекса «Пределы осуществления гражданских прав», устанавливающие недопустимость со стороны участников гражданского оборота действий в обход закона, то есть действий не прямо нарушающих предписание закона, но подрывающий его цель, смысл, на достижение которых он направлен.

Следует отметить, что в профессиональном сообществе достаточно много как сторонников, так и противников установления в кодексе понятия запрета действий в «обход закона», которые указывают на недостаточную доктринальную разработанность данной гражданско-правовой конструкции, а также на санкционирование со стороны законодателя через чур широкой возможности судебного усмотрения. Однако, на наш взгляд, введение законодательного закрепления запрета действий в «обход закона» будет способствовать развитию добросовестности участников гражданского оборота, стимулировать развитие научных исследований в данной области, что в конечном итоге благоприятно скажется на стабильности гражданского оборота.

3. Отмена требования о государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом

Корабель С. В., директор, Юридического агентства ЮС КОГЕНС

Меня волнуют изменения в ГК РФ, вступающие в силу с 01.03.2013 года, в части отмены требования о государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом, а именно договоров аренды помещений, заключенных на срок более года. В старой редакции регистрация договора аренды офиса была неким гарантом исполнения обязательств со стороны арендодателя. Так при смене собственника арендатор мог быть уверен в сохранении договора аренды на согласованных условиях до окончания срока. А сейчас со стороны арендодателей могут быть совершены некие недобросовестные действия, а именно продажа помещения, без уведомления о наличии заключенного договора. Это может быть опасно как для арендаторов - ведь споры с новым собственником отнимут время, так и новому собственнику такой сюрприз может не понравиться.

Конечно, можно требовать расторжения договора, возмещения убытков и т.д. Но это время и деньги. Хотя выход есть всегда - договор аренды нужно будет регистрировать как обременение на объект собственности на срок, указанный в договоре. Но по своему опыту, знаю, что предпринимателям потребуется время на перестройку и на адекватное применение новых норм.

4. Компенсация ущерба, причиненного неправомерными действиями государственных органов и должностных лиц

Семенов С. Н., заместитель директора ООО «Правовая помощь автомобилистам», магистр юриспруденции

Одним из наиболее значимых для меня изменений ГК РФ я считаю введение нормы о компенсации ущерба, причиненного правомерными действиями государственных органов и должностных лиц (ст. 161).

Несмотря на отсылочный характер данной нормы, при наличии определенной политической воли ее действие можно распространить не только на лиц, пострадавших во время проведения контртеррористических операций, но и на лиц, неправомерно привлеченных к уголовной или административной ответственности. При этом конструкция вводимой нормы расширяет не только круг властных субъектов, но и состав ущерба, который на сегодняшний день в приведенном примере сводится к компенсации услуг защитника и (в ряде случаев) моральному вреду.

5. Ограничение дееспособности: власть без ответственности

Ершов Ю. Л., адвокат, к.ю.н.

Рассматривая изменение института ограничения дееспособности, сложно назвать их удачными. Вспомнили нормы о расточительстве. К основаниям ограничения дееспособности добавилось «пристрастие к азартным играм». Поскольку легальное существование соответствующих заведений у нас теперь возможно только в игровых резервациях, непросто понять, отчего надо всю дееспособность ограничивать у того, кто любит взглянуть рулетке в глаза, если эта рулетка от него сейчас далека почти как Лас-Вегас. Можно было бы, пожалуй, предусмотреть возможность самого гражданина обратиться в суд с заявлением об ограничении права игровых заведений допускать его до игры, которое он мог бы донести до этих заведений, дабы позже не пасть жертвой своего пристрастия поставить все на кон. Чтобы в остальной жизни, за дверями казино, он не страдал. Про нелегальное существование азартной индустрии вряд ли стоит говорить- от него никакие ограничения дееспособности не спасут, и для него есть меры оперативные и уголовные.

Однако основания не самое главное, на мой взгляд. Куда значимее сами последствия ограничения дееспособности. Адекватно сочетать противостоящие друг другу интересы всегда непросто: есть семья, ожидающая должного обеспечения, есть личная свобода индивида. Один из лучших вопросов, сформулированных о праве, здесь как нельзя кстати: «Тварь я дрожащая или право имею?». Веяние времени - утвердительно ответить на первую часть: ты, как бы помягче сказать... В общем, права не имеешь. Между тем, это вряд ли уместно в 21 веке, по крайней мере, если двигаться мы намереваемся не назад в век 20-ый и далее.

Всевластие попечителя не только не уменьшилось, а даже еще более подчеркнуто: «Попечитель получает и расходует заработок, пенсию и иные доходы гражданина, ограниченного судом в дееспособности, в интересах подопечного...». Строго говоря, а с какой стати? Если это забота о членах семьи, имеющих право получать содержание, так ведь оно имеет свои границы, никак не тождественные всему доходу. Можно было бы понять установление алиментных обязательств, раз уж члены семьи страдают. Здесь же граница его личной свободы явно нарушена: весь его заработок и иные поступления получает попечитель. А ведь эти деньги заработал не попечитель. Это очевидная несправедливость. Еще менее справедливо сохранение нормы о самостоятельной ответственности по сделкам, совершенным с согласия попечителя. Для чего вообще требовать этого попечительского согласия закону, для чего попечителю инициировать ограничение дееспособности и получение контроля над доходами и сколько-нибудь серьезными сделками, если он никак за свой над ними контроль не отвечает? Власть означает и ответственность. Увы, то, в каком виде сохранилось соотношение прав и обязанностей подопечного с попечителем, создает явный дисбаланс и делает подопечного потенциальной жертвой попечителя.

6. Возможность реорганизации одновременно более двух юридических лиц

Мануйлов А. Е., начальник правового управления Некоммерческого партнерства «Агентство инвестиционного развития Свердловской области»

Если говорить о наиболее существенных изменениях в новую редакцию ГК РФ, то, на мой взгляд, следует отметить возможность реорганизации одновременно более двух юридических лиц, в том числе в различной организационно-правовой форме. Ранее российское законодательство не предусматривало такой возможности. По моему мнению, эта новелла значительно модернизирует и упрощает процесс преобразования юридических лиц, а, следовательно, придает новый импульс развитию отрасли гражданского права.

7. Исцеление недействительных сделок

Подшивалов Т. П., начальник юридического отдела ООО «ГрандСтрой», доцент кафедры гражданского права и процесса Южно-Уральского государственного университета (национальный исследовательский университет), к.ю.н.

В проекте изменений ГК РФ предлагается расширить сферу применения механизма конвалидации недействительных сделок, когда любая оспоримая сделка может быть одобрена, что повлечет ее исцеление путем устранения основания недействительности. Данное нововведение позволит хоть как-то обуздать лавину споров по оспариванию договоров, исполнение которых одной из сторон стало в тягость.

Конвалидация позволяет исцелить недействительные сделки и придать им правовую силу, что направлено на придание стабильности и гибкости гражданскому обороту. Конвалидация возвращает в сферу права, не оформленные должным образом и не получившие юридического признания, но уже сформировавшиеся фактические отношения.

8. Владельческая защита

Витман Е. В., адвокат, доцент кафедры гражданского права УрГЮА, к.ю.н.

В свое время, работая над диссертацией, посвященной проблемам квалификации преступного самоуправства, я обратил внимание на необходимость введения в гражданское законодательство института посессорной (владельческой) защиты.

Наличие этого инструмента делает бессмысленной самоуправную защиту прав, что в конечном итоге ведет к повышению авторитета судебной власти, стабилизации оборота. Ранее задавненное требование к незаконному владельцу собственники зачастую защищали с помощью внеправовых, силовых методов (сам незаконный владелец не мог доказать прав на имущество и, соответственно, не имел виндикационного иска). Самоуправство становилось, таким образом, некоей лазейкой, оставленной лицам, не имеющим возможностей законно защитить свои права; отсутствие посессорной защиты прямо поощряло их на это.

Уверен, что новая глава 14 ГК РФ оставит в прошлом порочную практику «войн ЧОПов» и возвратить в правовое русло значительное число споров.

9. Натуральные обязательства

Нечаев А. И., к. ю. н.

Проект изменений в Гражданский кодекс предполагает существенные новеллы в главу, посвященную понятию обязательства. В частности, предлагается дополнить ее нормой о натуральном обязательстве. Понятие натурального обязательства давно существует в доктрине гражданского права, им принято обозначать обязательство, утратившее возможность его судебной защиты. Потерять ее оно может в силу разных причин. Но особенностью натурального обязательства является определенная сила, которую за ним закон все же признает - невозможность «обратного» взыскания исполненного по нему как неосновательного обогащения.

Нормативное закрепление этой теоретической модели может помочь при решении некоторых правоприменительных проблем, возникающих в гражданском судопроизводстве. Например, когда обязательство, потерявшее способность к принудительному осуществлению в результате отказа от иска по нему, вновь становится предметом судебного рассмотрения в результате его уступки.

10. Ответственность информационного посредника

Назаров А. Г., ведущий юрисконсульт отдела правового сопровождения внешнеэкономических проектов ООО «УГМК-Холдинг», старший преподаватель кафедры гражданского права УрГЮА, к.ю.н.

На мой взгляд, очень значимым нововведением законопроекта о внесении изменений в гражданский кодекс является ст.12531 «Особенности ответственности информационного посредника» (нумерация статьи взята из законопроекта, в итоговом нормативном акте номер статьи может отличаться).

Указанная статья нормативно закрепляет определение информационного посредника: лицо, осуществляющее передачу материала в сети Интернет или предоставляющее возможность размещения материала в этой сети. К таким информационным посредникам фактически можно отнести любой интернет-сайт, на котором размещаются произведения. Одними из наиболее известных «посредников» в России является социальная сеть «Вконтакте», YouTube, онлайн-библиотеки. Нетрудно заметить, что к таким посредникам пользователи обращаются постоянно, а некоторые произведения становятся широко известными только благодаря им (так называемые интернет-мемы, или например, популярная песня южнокорейского рэпера PSY «Gangnam Style»).

Раньше интернет-посредников можно было привлечь к гражданской ответственности за размещение произведения на сайте, правообладатель мог сразу обратиться в суд с требованием о взыскании компенсации от 10 000 до 5 000 000 рублей за каждый факт нарушения. Теперь добросовестный интернет-посредник сможет избежать ответственности, своевременно отреагировав на письменное требование правообладателя.

Есть надежда, что это станет одним из шагов смягчения законодательства об охране авторских прав с учетом развития современных информационных технологий.

авторское право, акционерные общества, акционерные соглашения, банкротство, внешнеэкономические договоры, договорное право, Дью Дилидженс, Дью Дилидженс недвижимости, защита от поглощения, земельное право, интеллектуальная собственность, коммерческие споры, коммерческое право, корпоративное право, корпоративные споры, международное право, недвижимость, регистрация и реорганизация, регистрация фирм, сопровождение сделок и инвестиций, специальные отраслевые предложения, споры по интеллектуальной собственности, споры по недвижимости, строительство, юридические консультации, юридическое обслуживание, юруслуги IT-компаниям

Похожие материалы

Юридические услуги
Коллекторские услуги

Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Патентные услуги
Регистрационные услуги      

Политика информационной безопасности