RU   EN

print

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Дело о запрете параллельного импорта

Пример из судебной практики ИНТЕЛЛЕКТ-С.

Статья рассказывает о безоговорочном законодательном запрете импорта в Россию оригинальных товаров, если владелец охраняемого в нашей стране товарного знака, которым этот товар маркирован, прямо не разрешил импортеру осуществлять ввоз — т.е. о «сером» или параллельном импорте.

Даже профессиональным импортерам – коммерческим фирмам, специализирующимся на внешнеэкономической деятельности, — зачастую малоизвестен следующий факт: не может быть приобретен за границей и импортирован в Россию товар без получения согласия от владельца товарного знака, нанесенного на него.

Дело в том, что в нашей стране действует национальный принцип «исчерпания прав на товарный знак» (статья 1487 Гражданского кодекса РФ). Согласно этому правилу даже после неоднократной смены собственника за рубежом товар остается обременен правом владельца товарного знака разрешать или запрещать его импорт в Россию. К примеру, его согласие не требуется при перемещении товара из одной страны ЕС в другую, так как в Европейском Союзе действует международный принцип исчерпания прав.

Нет ничего удивительного в том, что в мире допускается неравенство правового регулирования в разных странах, так как оно вытекает из принципа государственного суверенитета и соответствует нормам международного законодательства, позволяя правительствам стран регулировать степень вмешательства в национальную экономику, устанавливая по своему выбору режим свободной международной торговли или протекционизма.

В любой стране выбор между национальным и международным принципом исчерпания – вопрос прежде всего экономический и политический. Россия — не исключение из этого правила, и сегодня ведутся переговоры по поводу введения международного принципа исчерпания прав на объекты интеллектуальной собственности в Таможенном Союзе Беларуси, Казахстана и России.

В России, как и во всем мире, не утихают споры о справедливости и целесообразности того или иного принципа исчерпания прав на товарный знак. Оставляя этот спор политикам и экономистам, выскажем лишь профессиональное юридическое мнение: правовой неопределенности статуса параллельного импорта в России нет. Он однозначно незаконен, как бы ни хотелось доказать в судах обратное юристам, защищающим паримпортеров от исков правообладателей товарных знаков.

Однако до недавнего времени у сторонников параллельного импорта была надежда на нашумевшее в 2008-2009 гг. дело Porsche. Тогда таможня проиграла в Высшем Арбитражном Суде РФ дело о привлечении импортера к ответственности по статье 14.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Отказывая таможне в требованиях, ВАС РФ указал, что данная норма КоАП предусматривает административную ответственность только за подделку (контрафакт), а параллельный импорт оригинальных товаров в административном порядке не наказуем [1]. «Серые» дилеры полагали, что в будущем и гражданские дела будут аналогично рассматриваться.

Но на наш взгляд, нельзя было серьезно рассчитывать на это. Аналогия между административными и гражданскими делами недопустима, тем более статьи 1229 и 1487 Гражданского кодекса РФ содержат прямой запрет параллельного импорта.

Удивительно, но первое гражданское дело в Арбитражном суде города Москвы закончилось в пользу параллельного импортера, не дойдя, правда, по какой-то причине до последней инстанции (дело Kayaba). Но в других арбитражных судах в период с 2009 г. по настоящее время иностранные правообладатели товарных знаков раз за разом достигают успеха в борьбе с паримпортерами (дела Uvex, Evian, Panasonic, Sonicaid, рассмотренные арбитражными судами Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Московской, Нижегородской и Свердловской областей). В 2011 году «сдался» наконец и Арбитражный суд города Москвы, кардинально изменив свою практику (дело Heineken-Krusovice).

Sonicaid против параллельного импорта медицинской техники в Россию

Разбирательства по товарному знаку Sonicaid, проходившие одновременно в арбитражных судах Нижегородской и Свердловской областей, внесли существенный вклад в изменение в пользу иностранных владельцев товарных знаков ошибочно складывающейся негативной судебной практики о запрете параллельного импорта в России.

В сравнении с другими делами, в которых фигурируют пиво, вода, бытовая техника, автомобили, на наш взгляд, только дело «Sonicaid против «серых дилеров» могло формировать объективное мнение о пользе запрета параллельного импорта в нашей стране. Раньше справедливость запрета параллельного ввоза обыкновенных товаров в Россию, минуя сеть их официальных дилеров и дистрибьюторов, была неочевидна, особенно если учитывать тот факт, что производитель уже продал свой оригинальный товар в другой стране, получив за него полную стоимость. Казалось даже, что существовавшая конкуренция паримпортеров и официальных дистрибьюторских сетей производителя в России положительно влияет на стоимость, доступность и ассортимент товаров.

Общее восприятие запрета параллельного импорта кардинально меняется, если рассматривать его применительно к медицинскому оборудованию, ведь с ним напрямую связаны жизнь и здоровье людей. В частности, арбитражный суд, рассматривающий дело Sonicaid, справедливо посчитал, что спор затрагивает публичные интересы государства, и привлек в процесс в качестве третьего лица Министерство здравоохранения и социального развития РФ.

Медицинская техника Sonicaid производства английской компании Huntleigh Technology, Ltd. используется акушерами всего мира. Приборы являются средствами измерения медицинского назначения, основаны на методе кардиотокографии и применяются в целях измерения и записи сердечных сокращений у матери и плода на разных сроках беременности. Обладая высокой диагностической надежностью, это оборудование позволяет врачам осуществить правильный выбор тактики ведения беременности, снижает тем самым не только негативные последствия для здоровья матери и плода, но даже смертность. Фетальные мониторы Sonicaid закупаются российскими медицинскими учреждениями на бюджетные средства в рамках приоритетного национального проекта «Здоровье» (в т.ч. на средства, полученные за счет родовых сертификатов).

В ходе судебного дела в мельчайших подробностях вскрылась хитроумная юридическая схема работы российского «серого дилера» медицинской техники Sonicaid. Чтобы нелегально завести на территорию России фетальные мониторы, обойдя тем самым законодательные ограничения параллельного импорта и дистрибьюторскую политику производителя, использовалась схема с участием нескольких юридических лиц. На первом этапе закупщик — немецкая компания, аффилированная с российским «серым дилером», покупал медицинское оборудование Sonicaid на внутреннем рынке Евросоюза у официального представителя производителя, затем продавал его еще раз в Германии. На втором этапе покупатель оборудования («техническая» российская фирма) перевозил товар через границу РФ и обеспечивал прохождение таможенного контроля. Затем оборудование уже в России еще раз продавалось. На заключительном третьем этапе медицинская техника оседала в руках организатора схемы — российской коммерческой фирмы, которая и поставляла ее «профессиональным выигрывальщикам» конкурсов для госнужд по всей стране или самостоятельно участвовала в госторгах в рамках приоритетного национального проекта «Здоровье».

Первый этап был нужен паримпортеру для того, чтобы обойти дистрибьюторскую политику производителя. Официальный дистрибьютор Sonicaid в Западной Европе никогда бы не продал товар за пределы закрепленной за ним территории. И если бы к нему напрямую обратилась любая российская фирма, он переадресовал бы ее как потенциального покупателя к официальному представителю Sonicaid в России.

Второй этап решал исключительно экономические задачи. «Технические компании» — посредники между немецким закупщиком и российской фирмой — осуществляли растаможивание медицинского оборудования, указывая при этом таможенную стоимость, которая в десять раз меньше фактической. Таким образом достигалась «экономия» на таможенных сборах. «Технические» компании получали необходимые документы, без которых невозможно продать медицинскую технику: регистрационное удостоверение на изделие медицинского назначения, сертификат безопасности, сертификат об утверждении типа средства измерения и санитарно-гигиенический сертификат. Причем все эти документы выдаются госорганами на основании представленных «технической фирмой» поддельных разрешений и доверенностей от производителя медицинской техники Sonicaid. Неудивительно, что срок эксплуатации «технических компаний» в этой схеме был крайне мал — все фирмы, участвовавшие в посредничестве между немецкой и российской компаниями, быстро ликвидировались.

Третий этап легализовывал деятельность по продаже «серых» фетальных мониторов, так как формально они были куплены «серым дилером» у российской компании на российском рынке (след от которой, правда, давно простыл). Так обходился законодательный запрет на параллельный импорт в Российской Федерации.

Как же пострадали от параллельного импорта перинатальные центры — единственные профессиональные потребители медицинской техники Sonicaid? Как пострадали люди, пользующиеся медицинской помощью, — мать, плод, новорожденный? В материалах судебного дела содержатся многочисленные доказательства того, что оборудование, поставленное «серым дилером», не обслуживается и не ремонтируется, расходные материалы не поставляются, обучение по его использованию не осуществляется, отсутствует документация на русском языке. В то время как «серый дилер» сразу после поставки техники переместился из Москвы в Воронеж по известной схеме продажи фирмы неизвестным маргинальным личностям.

Становится очевидным, что деятельность, построенная на обмане и обходе законов, не может приносить пользу людям, а параллельный импорт — вредное явление, особенно в такой значимой сфере, как медицина. Логика «серого дилера» подчиняется заинтересованности в максимальном доходе от продажи абстрактных «коробок» без предоставления обязательного в таких случаях сервиса. Производитель и официальный дилер никогда не оставят покупателя их продукции один на один с технически сложным оборудованием, так как они заинтересованы в повторных продажах. А компания, которая специализируется на «госконтракте», заинтересована лишь в «выигрыше» следующего лота, без разницы какого именно, в изыскании любой возможности сэкономить при приобретении требуемого товара и продаже его с наибольшей для себя маржой. Кроме того, говорить о более низкой цене фетальных мониторов Sonicaid у паримпортеров в сравнении с официальными российскими ценами производителя тоже не приходится, ибо госконтракты в России не всегда выигрывает тот, у кого дешевле. А в рассматриваемом случае медицинское оборудование порой обходилось государству даже дороже.

Поэтому введение в гражданский оборот в России медицинского оборудования только самим производителем или с его согласия является разумной мерой. Лишь в этом случае можно говорить о гарантии того, что поставляемые медицинские приборы не угрожают безопасности и здоровью пациентов, были правильно собраны и в дальнейшем будут правильно обслуживаться и использоваться под контролем производителя. Самолеты и запчасти к ним также могут послужить примером товаров, которые, как и медицинские приборы, нуждаются в пристальном внимании со стороны их производителя, ведь невозможно представить их использование и ремонт без его помощи.

Судебные дела по искам английского правообладателя товарного знака Sonicaid к параллельным импортерам — счастливый пример сбоя в хитроумной и вроде бы прикрытой со всех сторон юридической схеме, специально созданной недобросовестными юристами для обхода закона. Итогом этих судебных дел стало признание нарушителями всех, кто участвовал в параллельном импорте в Россию медицинской техники: от немецкой фирмы и российского «серого дилера» до независимых компаний, купивших технику и фактически поставивших ее медицинским учреждениям. Все ответчики были вынуждены прекратить незаконную деятельность. Кроме того, в пользу истца с паримпортеров было взыскано 4 500 000 рублей, что несоизмеримо больше тех компенсаций, которые были присуждены российскими судами в аналогичных делах.

Станислав Ежи Лец подарил юристам всего мира гениальный лозунг, помогающий в маркетинговых целях обосновать для простых людей смысл юридической профессии: «Незнание закона не освобождает от ответственности. Знание — запросто». Однако история, рассказанная в настоящей статье, позволяет нам добавить: «Когда как!»

Статья опубликована в журнале "ИНТЕЛЛЕКТ-ПРЕСС" (№18/2011)

[1] См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 3 февраля 2009 г. №10458/08.

интеллектуальная собственность, международные товарные знаки, споры по интеллектуальной собственности, товарные знаки

Похожие материалы

Юридические услуги
Коллекторские услуги

Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Патентные услуги
Регистрационные услуги      

Политика информационной безопасности