RU   EN

print

Разрыв шаблона: Сбербанк должен коллекторам

ИНТЕЛЛЕКТ-С через суд понудил Сбербанк заключить договор об юрсопровождении 11 банкротств фирм, связанных с Белавиным Михаилом.

Юрбизнес считает, что честное участие в конкурсах для нужд госкорпораций ведет к проигрышу или бессмысленной убыточной работе на портфолио

Арбитражный суд города Москвы обязал Сбербанк заключить договор об оказании услуг с Коллекторским агентством ИНТЕЛЛЕКТ-С (входит в Группу правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С) на условиях последнего. Предметом договора является оказание услуг юридического сопровождения в связи с осуществлением ОАО «Сбербанк России» принудительного взыскания задолженности в рамках одиннадцати процедур банкротства.

Право на заключение указанного договора и корреспондирующая ему обязанность Сбербанка его заключить возникли в результате победы ИНТЕЛЛЕКТ-C еще 26 апреля 2013 года в конкурсе с ограниченным числом участников (9 юридических фирм) и максимальной стоимостью юруслуг 10 миллионов рублей. В соответствии с законом и конкурсной документацией, банк должен был заключить договор в течение 20 дней с даты завершения конкурса и оформления соответствующего протокола.

Руководитель коллекторского отдела ИНТЕЛЛЕКТ-С Андрей Тишковский рассказывает: «Весь май 2013 года заказчик юруслуг проявлял активность, писал электронные письма (в общем количестве свыше двух десятков), назначал встречи, на которые ездили юристы ИНТЕЛЛЕКТ-С из Екатеринбурга, Нижнего Новгорода и Москвы, запрашивал документы и данные для доверенностей, передал список дел и проект договора на сопровождение 11 конкретных процедур банкротства, даже заказал юридическое заключение и апелляционную жалобу по одному из дел «в кредит», в то время как подписание договора все сильнее и сильнее им оттягивалось».

Через некоторое время юристам ИНТЕЛЛЕКТ-С стало понятно, что Сбербанк таким деятельным образом уклоняется от заключения договора с победителем (по сути, умножая его убытки), в связи с чем ИНТЕЛЛЕКТ-С сначала написал претензию, затем отправил подписанный проект договора в банк и лишь после этого, в декабре 2013 года, исчерпав все возможности договориться, обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском о понуждении к заключению договора.

ИНТЕЛЛЕКТ-С не первый раз участвует в подобных процедурах, но с их заказчиком судится впервые. Управляющий партнер ИНТЕЛЛЕКТ-С Евгений Шестаков:

«С одной стороны, сотрудничество со Сбербанком России, закончившееся судом, лично для меня, – закономерный итог от накопившегося разочарования в системе закупок юруслуг для корпораций с госучастием и естественных монополий, которые, несмотря на заявленные цели равного доступа участников, прозрачности процедур, конкурентности предложений, служат, как правило, для организации управляемых закупок. Побеждает чаще всего тот, кто должен победить по мнению устроителя, а если побеждает другой, то всё равно он не получает того, на что вправе рассчитывать. С другой стороны, я ощущаю профессиональную радость, осознавая, что арбитражный процесс никогда уже не будет прежним, то есть формально-документарным и равнодушным. Арбитражный суд становится более справедливым, так как недобросовестность при осуществлении прав участников экономических отношений, а также свобода договора, больше не являются для суда правовой экзотикой».

Решение Арбитражного суда города Москвы по делу № А40-176170/2013 выявляет бреши в порядке проведения закупок Сбербанком России, причем не только юридических услуг. Для такой публичной и системообразующей корпорации, торгующей своими акциями на международных биржах, потеря контроля над процедурами закупок или открытая информация о недобросовестности при их осуществлении — существенный риск, который теоретически может быть учтен как некий фактор аудиторами, международными рейтингами надёжности финансовых организаций и самим рынком.

Сбербанк действует на основании собственного «Положения о закупках», практикуя двухступенчатый отбор поставщиков и требуя от претендентов первоначального прохождения аттестации, лишь затем рассылает уведомления ограниченному кругу лиц, оказывающему юридические услуги.

Андрей Тронин, руководитель практики «Контрактная система и коммерческие закупки» объясняет: «В качестве первого заградительного барьера от «неугодных» победителей, по мнению юристов ИНТЕЛЛЕКТ-С, выступает подмена терминологии при указании способа закупки — «запрос предложений с ограниченным составом участников» вместо «закрытый конкурс». Подмена терминологии осуществляется, возможно, с единственной целью — избежать ответственности за уклонение от заключения договора, в случае когда это является для Сбербанка обязательным. Второе препятствие — беспредметность конкурса (с неопределенным предметом будущего договора), преследующая ту же цель. Также на руку Сбербанку избранная им форма общения — исключительно через электронную почту – которая возможно преследует те же недобросовестные цели создания условий для неисполнения обязательств по заключению договора с победителем, затрудняя процесс доказывания факта согласования предмета договора».

Александр Латыев, к.ю.н., добавляет: «В ходе рассмотрения дела юристы ИНТЕЛЛЕКТ-С продемонстрировали, что выигрыш ими конкурса Сбербанка был закономерен: в опровержение недобросовестной позиции ответчика, основанной на формальных уловках, были приведены аргументы, основывающиеся на новейших разъяснениях Высшего Арбитражного Суда РФ, принятых в целях противодействия недобросовестности в гражданском обороте. В частности, мы смогли доказать, ссылаясь в суде на письменные доказательства и на электронную переписку, что Сбербанк России проводил конкурс, а не запрос предложений, что договор является рамочным, а его предмет был согласован в ходе его исполнения». (Прим.: обоснование позиции истца строилось на Информационном письме Президиума ВАС РФ № 165 от 25.02.2014, Постановлении Президиума ВАС РФ № 1404/10, Постановлениях Пленума ВАС РФ № 54 от 11.07.2011, № 73 от 17.11.2011, № 13 от 25.01.2013, а также на Постановлении Пленума ВАС РФ от 18 марта 2014 года «О свободе договора и её пределах».)

«Заслуживает внимания и своеобразный процессуальный стиль представителей Сбербанка. Так, отзыв на иск мы увидели только в третьем судебном заседании, хотя в определении о назначении дела от 13 декабря 2013 года суд обязал ОАО «Сбербанк России» предоставить письменный отзыв заблаговременно. В таких обстоятельствах мог быть нарушен принцип состязательности в арбитражном суде. Также 4 февраля 2014 года в судебном заседании представителями ответчика было заявлено ходатайство об отложении дела с целью заключения сторонами мирового соглашения, проект которого так и не был предложен истцу, что в итоге привело к затягиванию рассмотрения судебного дела. Теперь очевидно, что Сбербанк можно заставить исполнять свои обязательства по заключению договоров с победителями конкурсов (торгов) без неформальной стимуляции воли конкретных исполнителей (говорят, что участники подобных торгов часто закладывают в смету такую статью расходов), необходимо лишь поставщику сделать всё юридически правильно. Самое трудное в этом деле — решиться на защиту своих прав в подобном споре с корпорацией, ведь многие опасаются в будущем лишиться самой возможности получать от неё работу. Возникает закономерный вопрос: «А есть ли в этой работе прибыль? Имеет ли смысл рассчитывать на реальную работу без неформальных способов мотивации?» Опрос, проведенный месяц назад в закрытой группе в Фейсбуке «Клуб управляющих партнеров», показал, что почти все руководители юрфирм из более чем десяти субъектов России считают, что участие в конкурсах для госнужд, а также в закупках для нужд корпораций с государственным участием и естественных монополий не имеет смысла: если заявляться по-честному, то в лучшем случае это будет работой на портфолио себе в убыток, так как большинство конкурсов на оказание юруслуг управляемые, т.е. нечестные».


«Проходя сложную процедуру аттестации поставщика юруслуг, формируя затем предложение к конкретному конкурсу (запросу), тратя огромное количество административных часов на всё это, не говоря о деньгах (зарплата, обеспечение участия в конкурсе, командировочные и т. п.), хочется, победив, получить реальную работу за предложенную цену, хочется стать полезным деловым партнером для таких корпораций, как Сбербанк» - Евгений Шестаков продолжает: «На деле же зачастую наш профессионализм как юридических консультантов, а также предложенная нами минимальная стоимость юруслуг в сравнении с конкурентами, оказываются вторичными, если даже не третьестепенными, требованиями, уступая, как я это называю, чьим-то навыкам поддаваться «юридической консумации» при выборе заказчиком поставщика юридических услуг. Согласитесь, обидно, победив в конкурсе, не получить работу, а позже ещё и обнаружить, что твоим делом занимается другая юрфирма — проигравший соперник по тому самому конкурсу. Как говорится, ситуация навевает определенные мысли».

ИНТЕЛЛЕКТ-С ни в коем случае не распространяет свои выводы на работу всего Сбербанка России, тем более на все корпорации с участием государства — есть на нашей практике редкие случаи успешного сотрудничества с ними. Однако имеющийся опыт показывает, что гораздо комфортнее и интереснее с точки зрения прибыльности работать с частным российским и иностранным бизнесом. Так, всего лишь две недели назад ИНТЕЛЛЕКТ-С подписал договор на юридическое обслуживание в России мирового гиганта IT-индустрии — компании Huawei Technologies Co. Ltd.  в результате конкурентной и честной борьбы с десятком российских юридических компаний.

Портал Право.Ru самостоятельно и оперативно разместил новость о этом судебном процессе под заголовком «АСГМ заставил Сбербанк работать с коллектором, выигравшим его тендер».

банкротство, госзаказ, договорное право, защита банков, коллекторские услуги, коммерческие споры, коммерческое право, специальные отраслевые предложения, юридическое обслуживание

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности