RU   EN

print

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Юристы: между кредитором и должником

В 2009 г. многие клиенты юридических фирм ушли с рынка, а выжившие отложили планы развития, занявшись решением насущных задач.

07.12.2009 | «Деловой квартал» № 45 (713) | Михаил Старков

В 2009 г. многие клиенты юридических фирм ушли с рынка, а выжившие отложили планы развития, занявшись решением насущных задач. Правовые услуги, связанные со структурированием компаний, сопровождением инвестиций и внешнеэкономической деятельностью, оказались невостребованными. Чтобы сохранить прежние объемы выручки, юристам пришлось больше работать. Многие сменили квалификацию. Основным источником доходов компаний стали «услуги первой необходимости» — судебные разбирательства между должниками и кредиторами, в том числе дела о банкротстве. Серьезных изменений к лучшему в ближайшие два-три года участники рынка не ждут. К новым экономическим условиям каждый приспосабливается по-своему.

Наш комментарий:

Евгений Шестаков, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для «Делового Квартала» Екатеринбург:

Кризисы — время мошенников и нечистоплотных консультантов, которые не брезгуют грязной работой.

Иллюзии

Прощание с миллионными гонорарами

В октябре «Уралвагонзавод» подал в Арбитражный суд Свердловской области иск к Игорю Кожевникову, председателю президиума коллегии адвокатов «Де-Юре» (Москва), с намерением вернуть предприятию 152 млн руб., выплаченных ранее как гонорар за юридические услуги. Г-н Кожевников, представлявший интересы завода в судебных инстанциях с 2006 по 2009 г., получал вознаграждение по договорам, заключенным с генеральным директором, который в 2008 г. ушел в отставку. Новое руководство посчитало, что адвокат этих денег не заработал. Юристы Екатеринбурга, обсуждавшие, правомерно ли выплачивались гонорары московскому адвокату, согласились, что времена, когда можно было рассчитывать на 10% от суммы иска, остались в прошлом — в кризис клиент склонен экономить.

При этом участники рынка отмечают — юристы и адвокаты, работающие за гонорары, остаются в более выгодном положении, чем их коллеги, получающие заработную плату. Филипп Штивельберг, партнер компании Incor Alliance Law Office: «Юристам, работающим за зарплату, выживать намного труднее. У них нет своей клиентуры, нет связей и знакомств, позволяющих удерживать прежний уровень доходов. Многие из них, даже весьма квалифицированные, потеряли работу и вынуждены менять специализацию или работать за меньшие деньги».

По большому счету, радикальных изменений на рынке два — из юридической практики выпали целые направления, приносившие компаниям большую часть заработка, а стоимость услуг снизилась на 20-30%. В 2009 г., впервые за много лет, юридические компании Екатеринбурга не стали закладывать в расценки процент инфляции и начали ориентироваться на средние рыночные цены. Анна Дубровина, генеральный директор «Корпорации «ЛЕВЪ»: «Многие из клиентов звонят с вопросом: «Мы видели объявление на столбе — эта услуга стоит 3 тыс. руб. Почему вы берете 10 тыс. руб.?» В свое время мы отучили их воспринимать всерьез объявления «Ликвидация предприятий пятью способами», но сейчас заказчики склонны экономить, отказывая себе в самом необходимом».

Список потерь возглавляют консалтинговые и юридические услуги, связанные с холдинговым структурированием, подготовкой бизнеса к IPO, сопровождением инвестиций, внешнеэкономической деятельностью, обслуживанием интеллектуальной собственности и куплей-продажей объектов недвижимости. По общему мнению, массовая потребность в них появится у клиентов не скоро.

Страхи

Нашествие рейдеров

По словам Артема Павлова, частного детектива и директора «Агентства экономической безопасности», в кризис многие компании, особенно узкоспециализированные, которым стало тесно на рынке, вспомнили приемы конкурентной борьбы, характерные для раннего капитализма. Г-н Павлов: «Я уже вижу вторую волну 90-х гг. — от промышленного шпионажа до подкупа и запугивания менеджеров компаний. Мы давно с этим не сталкивались. Полное ощущение, что в связи со слабостью и коррумпированностью правоохранительной вертикали недобросовестные конкуренты начинают включать такие механизмы воздействия, которые мы наблюдали в конце прошлого века».

Предвидя подобный поворот событий, эксперты говорили о так называемой деструктивной юриспруденции, которая может развиваться в двух направлениях. Первое — помощь собственникам, которые не хотят платить по долгам, предпочитая решать проблему способами, не гарантирующими результата, но дающими выигрыш во времени (продажа предприятия со сменой участников и директора, а в некоторых случаях и адреса; реорганизация в форме слияния или присоединения к компании, после чего деятельность юридического лица прекращается). Второе направление — рейдерские схемы захвата чужого бизнеса (имущества), где юристы, по сути, становятся соучастниками, занимаясь подготовкой и воплощением сценариев отъема частной собственности. В конце 2008 г., прогнозируя всплеск передела собственности, Евгений Шестаков, управляющий партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С, говорил:

Кризисы — время мошенников и нечистоплотных консультантов, которые не брезгуют грязной работой. Может возродиться спрос на услуги рейдерских команд для атак на ослабленные кризисом предприятия и спрос на компании, которые специализируются на номинальном сервисе и схемах, помогающих незаконно уйти от исполнения обязательств перед контрагентами.

В детальных прогнозах, рассматривавших рейдерские технологии более детально, речь шла о банках. Причем в первые месяцы кризиса кредитные учреждения считались объектами агрессии рейдеров, сеявших панику среди вкладчиков. Позже, когда аналитики предсказывали вторую волну кризиса, банкам уже отводилась роль захватчиков собственности, находящейся в залоге. По мнению национального антикоррупционного комитета, в этом деле банкирам помогают чиновники и преступные сообщества.

Участники рынка полагают, впрочем, что опасения преувеличены — ни краха банковской системы, ни массового разорения ее клиентов эксперты не ждут.

Уроки

Клиента за горло не берут

Кризис заставил вспомнить слова «лояльность» и «клиентоориентированность». С одной стороны, нелояльность самих юристов к компаниям, где они работают (прежде они часто меняли работодателей), позволила руководству этих компаний с легким сердцем сократить штаты. С другой стороны, в конце 2008 — начале 2009 г., когда предприятия малого и среднего бизнеса — основные потребители юридических услуг — прекратили рассчитываться с контрагентами, дебиторская задолженность выросла и у юридических фирм. Юристам пришлось выбирать между уступками заказчику, у которого не стало денег, и работой по 100%-й предоплате, означающей потерю большей части клиентов. Елена Артюх, руководитель и совладелец ГК «ЛЕВЪ & ЛЕВЪ-АУДИТ»: «За год кризиса я не помню случаев, чтобы мы не выдали сотрудникам заработную плату, хотя некоторые выплаты были напряженными, потому что полностью обнуляли счета компании. Но при этом мы понимали, что не вправе брать клиентов за горло, отказываясь от работы («Пока не заплатите, в суд не пойдем»). Потому что они, не платя денег, но давая работу, тоже определенным образом нас поддерживают. Мы не закрываем офис на клюшку и не отправляем сотрудников по домам».

Помимо индивидуальных скидок и рассрочки платежа, ставших уже привычными, юридические компании практикуют и другие варианты ценовых компромиссов. В частности, предлагают заказчику поделить обязанности. По словам Владимира Ардашева, управляющего партнера консалтинговой группы «Ардашев и Партнеры», сбор полного пакета документов, необходимого кредитору для выбивания долгов через суд, может занять несколько недель и даже месяцев. Если клиент берет эту часть работы на себя, стоимость услуги уменьшается. В тех случаях, когда перспективы суда для клиента очевидны и дело несложное, заказчику достаточно грамотного иска и подробного алгоритма действий — все остальное он может сделать самостоятельно.

Возможности

Точка опоры для заказчика

Необходимость сокращать расходы привела к перетеканию части клиентов из федеральных юридических агентств в региональные, где себестоимость услуг ниже. Это обстоятельство местные юристы считают, пожалуй, единственным преимуществом экономического кризиса.

Большинство руководителей юридических компаний уверены, что новых возможностей для их бизнеса в кризис не появилось. Стало лишь больше работы за меньшие деньги. Услуги, выпавшие из практики, юридические компании заменили участием в судебных процессах, связанных с разрешением конфликтов между должниками и кредиторами. Первым юристы помогают уклониться от расчетов, вторым — получить деньги. Такая практика приносит компаниям до 50% оборота и, по оценкам, будет кормить их еще два-три года. Равно как и банкротства предприятий. Г-жа Артюх: «Отчаявшиеся кредиторы пытаются выручить свои деньги, подав иск о банкротстве должника, полагая, что тот рассчитается, когда его прижмут к стенке. Но, как показывает практика, даже не все юристы дочитывают закон о банкротстве до конца (он толстый). И не многие знают, что при отсутствии у должника денег все судебные издержки оплачивает сторона, подавшая иск. При этом кредитор только усугубляет свою проблему».

Эксперты считают, что в кризис усилилась одна из главных тенденций минувшего года — стремление юридических фирм сотрудничать с коллегами и конкурентами (альянсы, партнерства, кооперации, объединение практик, кросс-продажи, взаимные рекомендации клиентам и пр.). Все это помогает экономить. Фирма может не отправлять своих сотрудников в командировки, если ей дешевле воспользоваться услугами местных специалистов.

Есть и примеры слияния, которые уже состоялись или планируются. В начале октября совладелец юридической фирмы «Юс-Когенс» Мария Малыщук продала свои 33% акций группе компаний «Система». По словам Дмитрия Ефремова, директора ГК «Система», войдя в состав учредителей, компания упрочила свое юридическое направление. Г-н Шестаков, в свою очередь, планирует присоединить к ИНТЕЛЛЕКТ-С  небольшую аудиторскую фирму, обслуживающую крупного клиента.

По-видимому, один только Владимир Ардашев уверен, что в кризис у юристов появилась возможность инвестировать в свое будущее. Предпринимателям, у которых нет денег на разработку перспективных бизнес-идей (управленческое, налоговое, правовое сопровождение бизнеса), он предлагает партнерство. Г-н Ардашев: «У нас даже родилась услуга «бизнес-ангелы» — подхватываем и развиваем до уровня готового продукта перспективные проекты, ищем инвесторов, запускаем бизнес и управляем им на условиях распределения совместно заработанной прибыли. Помимо прочего, такой формат сотрудничества позволяет завязывать прекрасные и далеко идущие деловые связи».

Основные события

Заявления года

Дмитрий Вершинин депутат Свердловской областной думы

Лучше всего юристам платили в 90-е гг. прошлого века. Предприниматель, открывший свое дело и взявший кредит в банке (отдавать который не собирался), мог прийти в фирму и оставить аванс (например, 500 тыс. руб.), понимая, что рано или поздно юридические услуги ему понадобятся. В профессиональной среде даже была такая шутка: «Лучший клиент — тот, кто оплатил работу вперед, вышел на улицу и попал под трамвай».

Владимир Винницкий председатель президиума Свердловской областной экономической коллегии адвокатов

С начала кризиса мы отмечаем две тенденции. Первая — обращений по уголовным делам стало намного больше. Собственники подозревают своих управленцев в том, что те злоупотребили служебным положением и нанесли ущерб компании. Вторая тенденция — большое количество преднамеренных банкротств, когда в короткий срок владелец компании создает дутую задолженность перед аффилированной структурой, подает заявление о несостоятельности и берет инициативу в свои руки. Кредиторам приходится разбираться, насколько он искренен.

Максим Колесников председатель коллегии адвокатов «Частное право»

2008 г. был периодом бурного роста. В том числе рынка юридических услуг. Бизнес исходил из того, что прибыль он генерирует хорошую, и сильно не экономил. Росли цены на юридические услуги. Никто от недостатка заказов не страдал. В кризис у юристов началась эйфория — все считали, что сохранят прежние темпы роста, переключившись на деструктивную юриспруденцию — банкротства, взыскания долгов, неплатежи и т. д. Я никогда эту точку зрения не разделял. В экономике так не бывает, что всем плохо, а тебе хорошо.

развитие бизнеса

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности