RU   EN

print

Взыскание убытков с арбитражного управляющего

ВС РФ описал «стандарт доказывания» в делах о взыскании с арбитражных управляющих убытков, причиненных неоспариванием сделок должника.

В деле нашли отражение противоположные тенденции: нежелание судов взыскивать убытки и, напротив, стремление судов взыскивать убытки почти всегда.

22.11.2017 | Новая адвокатская газета | Светлана Рогоцкая

ПАО «Сбербанк» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с требованием о взыскании с конкурсных управляющих Богинской и Прохоренко солидарно убытков в размере почти 65 млн руб., причиненных их бездействием, – они своевременно не оспорили сделки по отчуждению должником «АГИС СТАЛЬ» принадлежавших ему акций общества «Муромэнергомаш», что сделало невозможным пополнение конкурсной массы должника и привело к нарушению имущественных прав Сбербанка как конкурсного кредитора.

Решением Арбитражного суда г. Москвы требования Сбербанка были удовлетворены в полном объеме. Суд пришел к выводу, что по вине Богинской и Прохоренко, исполнявших обязанности конкурсных управляющих и располагавших достаточной информацией об отчуждении обществом «АГИС СТАЛЬ» перед своим банкротством акций общества «Муромэнергомаш» по многократно заниженной цене, пропущен срок исковой давности по иску об оспаривании сделок, в конкурсную массу не возвращено имущество должника. При этом суд счел, что объективные препятствия для оспаривания сделок отсутствовали.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда, оставленным без изменения окружным судом, решение суда первой инстанции было отменено. Суды не нашли причинно-следственной связи между бездействием арбитражных управляющих и фактом причинения убытков.

Сбербанк обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ нашла жалобу подлежащей удовлетворению.

Судебная коллегия указала, что в соответствии с Законом о банкротстве конкурсный управляющий, действуя добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, должен принимать меры по защите имущества должника, а также по поиску, выявлению и возврату имущества должника, находящегося у третьих лиц. Для реализации этих целей конкурсный управляющий наделен правами по оспариванию сделок должника.

Суд отметил, что если исковая давность по требованию о признании сделки недействительной пропущена по вине арбитражного управляющего, то с него могут быть взысканы убытки, причиненные таким пропуском, в размере, определяемом судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности. В силу гражданско-правового характера ответственности конкурсного управляющего убытки подлежат взысканию посредством доказывания истцом всех признаков состава правонарушения.

Поскольку ответчикам вменялось бездействие по своевременному оспариванию сделок, суды, по мнению Судебной коллегии ВС РФ, должны были установить конкретные обстоятельства, среди которых: даты, когда конкурсные управляющие узнали или должны были узнать о сделках (начало течения срока исковой давности); наличие достаточных оснований полагать о недействительности (подозрительности или предпочтительности) сделок; наличие у конкурсного управляющего объективных препятствий для оспаривания сделок; вероятность признания сделок недействительными и возможные последствия, в том числе размер денежных средств, который подлежал бы возвращению в конкурсную массу; размер убытков, причиненных конкретному кредитору.

Судебная коллегия не согласилась с мотивами отказа в удовлетворении иска, изложенными в постановлениях апелляционного и окружного судов. Судебная коллегия отметила, что для отказа в удовлетворении иска суды должны были установить отсутствие противоправности в действиях арбитражных управляющих. А отсутствие причинно-следственной связи между действиями конкурсного управляющего и убытками в заявленном истцом размере обязывало суд самостоятельно определить их размер и удовлетворить иск исходя из этой суммы.

Судебная коллегия не согласилась и с решением суда первой инстанции, отметив, что судебной оценке подлежала деятельность Богинской и Прохоренко с момента потенциальной или реальной осведомленности каждой из них о заключении спорных сделок до истечения годичного срока исковой давности. Однако эти обстоятельства судом определенно не установлены.

Суд также указал, что доводы ответчиков о том, что ранее в судебном порядке не признавались их действия незаконными, несостоятельны. Из названных ответчиками судебных актов следует, что ранее суды не оценивали действия арбитражных управляющих применительно к соблюдению ими срока исковой давности по оспариванию сделок. В рамках данного дела суд не лишен возможности оценить эти обстоятельства. «Вопреки доводам ответчиков, отсутствие судебного акта о недействительности сделок не препятствует суду в данном деле оценить доводы Банка о судебной перспективе оспаривания сделок при соблюдении срока исковой давности. При этом суду достаточно вывода о высокой вероятности признания сделок недействительными», – указал суд.

Ввиду того что для принятия решения необходимы оценка доказательств и установление фактических обстоятельств по делу, Судебная коллегия отменила все принятые судебные акты и направила дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

Партнер АБ «Юрлов и партнеры» Кирилл Горбатов считает, что ВС РФ правильно расставил акценты, имеющие значение для дела: с какого момента арбитражный управляющий узнал (должен был узнать) о подозрительной сделке в контексте обсуждения вопроса сроков исковой давности, размер причиненных убытков и в пользу кого они должны быть взысканы, отсутствие необходимости вынесения судебного акта о признании сделки недействительной, если имеются достаточные основания полагать ее таковой, и т.д.

Наш комментарий:

Роман Речкин, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для «Новой адвокатской газеты»:

Очевидно, что основания для взыскания с арбитражных управляющих убытков в данном случае имеются, хотя, видимо, они должны быть взысканы в несколько ином размере.

По мнению старшего партнера Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Романа Речкина, дело интересно прежде всего тем, что в нем столкнулись две противоположные тенденции российского правосудия: нежелание судов взыскивать убытки и, как следствие, отказ по любым основаниям и, напротив, стремление судов взыскивать убытки почти всегда, даже если они исчисляются сотнями миллионов, а то и миллиардами рублей.

«В данном деле эти тенденции видны достаточно четко: арбитражный суд первой инстанции удовлетворил иск в полном объеме, не установив массу юридически значимых обстоятельств, – такое впечатление, что почти не разбираясь. А апелляционный и кассационные суды в иске отказали со ссылкой на недоказанность причинно-следственной связи», – объяснил он.

Кроме того, юрист заметил, что в своем решении Верховный Суд очень подробно описал «стандарт доказывания» – те обстоятельства, которые должны быть установлены судом при рассмотрении иска о взыскании с арбитражного управляющего убытков, причиненных неоспариванием сделки по выводу активов должника. «Учитывая логичность и мотивированность определения Судебной коллегии, с ее подходом сложно не согласиться, – подчеркнул Роман Речкин. – Очевидно, что основания для взыскания с арбитражных управляющих убытков в данном случае имеются, хотя, видимо, они должны быть взысканы в несколько ином размере».

Комментарии экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

банкротство, корпоративные споры

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности