RU   EN

print

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

СИП помирит «одноклассников» по МКТУ

Суд по интеллектуальным правам, выслушав стороны, отправил «соседей» по классу МКТУ к медиатору и дал неделю на переговоры с доверителями.

15.08.2014 | Право.Ru | Софья Окунь

Право.руКорейский Hyundai, выпускающий в России легковушки Solaris, отправился в Суд по интеллектуальным правам снимать охрану с международного товарного знака Solaris, принадлежащего польскому автопроизводителю. Первая инстанция охрану частично сняла. А президиум СИП, выслушав стороны, отправил «соседей» по классу МКТУ к медиатору и дал неделю на переговоры с доверителями. СИП развивает институты примирения, следуя заветам Высшего арбитражного суда, считает разработчик «примирительных» разъяснений упраздненной инстанции. Эксперты настроены скептически: их опыт показывает, что судьи уговаривают на мировое, когда считают, что напрямую стороны разберутся лучше.

Имя гигантского разумного океана Соляриса, выдуманного польским фантастом Станиславом Лемом в 1961 году, пришлось по вкусу производителям транспорта. В 2011 году корейский Hyundai начал выпускать на своем российском заводе легковые автомобили Solaris. Те стали популярными: к весне 2014 года в России было продано 350 000 штук, отчитывалась компания в пресс-релизах. В декабре 2013 года Hyundai обратился в Роспатент за регистрацией товарного знака для легковых автомобилей, но ведомство отказалось это делать. Чиновники усмотрели сходство до степени смешения с однородными товарами – польской маркой автобусов Solaris (до 2001 года – сборщика немецких автобусов Neoplan), и в регистрации отказали. Спорная продукция выпускается в одном и том же, 12-м, классе Международной классификации товаров и услуг (к которому относятся все транспортные средства: и автомобильные, и водные, и воздушные), отмечено в решении ведомства.

Корейская компания подала иск к польской в российский Суд по интеллектуальным правам (СИП-68/2013). Hyundai потребовал досрочно прекратить охрану трех товарных знаков Solaris из-за их неиспользования. Ответчик, фирма Solaris, представила доказательства использования одного из трех товарных знаков: комбинированного, № 940125, с надписью Solaris и геометрической фигурой – разомкнутым эллипсом (см. иллюстрацию). Использование знака Solaris доказывал фотографиями с выставки автобусов, на которых видна спорная эмблема, контрактами на поставку и пресс-релизами. Остальные два товарных знака были словесными, и доказательств их использования не представлено, указал суд. При этом ответчик «уважительных причин невозможности представить указанные доказательства в судебное заседание не указал», отмечено в решении. В итоге первая инстанция СИП частично удовлетворила иск, сняв охрану со «словесных» товарных знаков и оставив охрану для комбинированного.

Фирма Solaris подала кассационную жалобу, 14 августа ее рассмотрел президиум Суда по интеллектуальным правам. Истец свою заинтересованность в товарном знаке не доказал, говорил Александр Липкес, представлявший Solaris. Представитель Hyundai Наталья Степанова возразила, что заинтересованность в использовании спорного знака есть – «машины выпускаются и производятся». Просила в удовлетворении жалобы отказать. В ходе выступлений обе стороны, использовавшие свои товарные знаки Solaris, показывали суду распечатки эмблем. Написаны они были на латинице и мало отличались внешне. Казалось, спор заходит в тупик.

Но в своем выступлении Липкес рассказал об обстоятельстве, которое стало потом ключевым для суда. «Автобусы и автомобили – абсолютно разные рынки», – говорил Липкес. Автобусы покупают компании для перевозок групп, автомобили чаще приобретают частные лица для себя, пояснил он.

– Истец обращался к вам до подачи иска, чтобы обсудить соглашение об использовании товарных знаков? – спросила его председатель СИП Людмила Новоселова.

– Насколько мне известно, такого не было, – чуть помедлив, ответил представитель Solaris.

– Не видите оснований для того, чтобы поискать какие-то возможности примирения? Чем вам препятствует товарный знак, который существует [сейчас у фирмы Solaris]? – спросила Новоселова и у представителя Hyundai.

– Да, возможно. Но я на самом деле не имею сведений, пытались ли доверители примириться, – призналась Степанова, а затем добавила, что доверитель заинтересован в товарном знаке.

– Я не имею в виду правовую составляющую, – уточнила судья и поинтересовалась, не стоит ли оппонентам попробовать договориться и не продлевать разбирательство.

– От доверителя таких указаний не поступало, – ответила Степанова.

Председатель суда спросила и юриста Solaris, как их доверители отнеслись бы к поиску примирения. Но Александр Липкес ответил, что такой информацией не располагает. Новоселова предложила дать им время, чтобы связаться с доверителями и узнать их мнение – не стоит ли сделать перерыв для обсуждения мирового соглашения по ходатайству сторон. Но с истцом оперативно связаться не получилось бы – было уже 16 часов по московскому времени, в головном офисе Hyundai в Корее была глубокая ночь. Зашла речь о недельном перерыве. Представители колебались, но особо не возражали.

– Попытка мирного урегулирования не повредит делу, – аккуратно подбирая слова, отвечала представитель Hyundai. «На усмотрение суда» оставил этот вопрос юрист Solaris.

– При такой ситуации, которая складывается сейчас, я не вижу предмета судебного рассмотрения, – объясняла им Людмила Новоселова. – Если была зарегистрирована заявка [на товарный знак] в отношении автомобилей, то смысл добиваться прекращения [охраны товарного знака] по автобусам? Мне хотелось бы, чтобы вы нашли точки соприкосновения.

Но представители сомневались, хватит ли им недельного перерыва.

– За неделю надо решить, просите ли вы об отложении в целях мирного урегулирования, и [если да] предоставить ходатайство, – терпеливо разъясняла председатель суда. Для переговоров суд может предоставить больше времени, добавила она. Наконец, стороны согласились на перерыв до 21 августа.

– Вы также можете обратиться к медиаторам, представитель которых находится в зале, – напутствововала Новоселова. В зрительском ряду действительно сидела дама, которая в ходе процесса делала заметки в блокноте. Выходящим из зала сторонам она выдала брошюрки с эмблемой «Центра медиации и права».

Примирительным инструментам СИП вообще уделяет немало внимания. В январе 2014 года в суде открылась комната примирения, а в начале августа судьи этого суда совещались с медиаторами о совместной работе (роль медиатора как посредника в переговорах сторон закрепил закон о медиации 2010 года). На совещании в СИП обсуждали, как реализовать на практике одно из финальных постановлений пленума ВАС – № 50 от 18 июля 2014 года «О примирении сторон в арбитражном процессе, – подтвердил «Право.Ru» один из разработчиков постановления и участник совещания в СИП Алексей Солохин, главный консультант управления публичного права и процесса ВАС до 5 августа 2014 года. – Суд по интеллектуальным правам планирует активнее содействовать примирению сторон, в том числе за счет более детального разъяснения сущности и преимуществ примирительных процедур, усилить взаимодействие с организациями, осуществляющими деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации, и в целом внедрять на практике те подходы, которые содержатся в постановлении № 50».

Наш комментарий:

Роман Речкин, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для портала Право.ru:

По нашей просьбе арбитражный суд подробно разъяснил директору истца законность его действий по заключению мирового соглашения.

Арбитражные суды могут существенно помочь с заключением мирового соглашения, но не все спорящие знают об этом и часто боятся ответственности – например, со стороны госорганов, рассказывают юристы. «Было дело по иску муниципального учреждения, заказчика по 94-ФЗ (о закупках. – «Право.Ru»), где ответчик – наш доверитель – был заинтересован в мировом соглашении, чтобы снизить неустойку, – говорит старший партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Роман Речкин. – Но руководитель заказчика – муниципального учреждения – опасался, что, снизив сумму неустойки по мировому соглашению, он нарушит бюджетное или иное законодательство, возникнут претензии прокуратуры. По нашей просьбе арбитражный суд подробно разъяснил директору истца законность его действий по заключению мирового соглашения, которое и было заключено».

Мировое выгодно и удобно судьям – не надо писать решение, иронически настроен партнер «ЮСТ», адвокат Александр Боломатов. В Хамовническом райсуде есть судья, которая хвастается, что не вынесла ни одного решения по спорам о разделе имущества супругов, всех волокитой принуждала к мировому, рассказал Боломатов. Особенно часто мировое соглашение предлагают при сложных делах, с большой доказательственной базой, при отсутствии однозначной судебной практики, суть спора при этом не имеет значения, соглашается партнер «Яковлев и Партнеры», адвокат Татьяна Кормилицына.

Правда, пока мировыми заканчивается не так много споров: по статистике ВАС, за 2010–2013 год только 2,5 % от общего числа дел первой инстанции прекратились, так как стороны заключили мировое. По медиации статистика ВАС не приведена. «И медиацию, и просто мировое соглашение заинтересован использовать в России только недобросовестный должник, который, заведомо зная, что не будет выполнять подписанное соглашение, старается ввести суд и истца в заблуждение и затянуть процесс переговоров», – считает руководитель корпоративной практики «Яковлев и Партнеры» Владислав Добровольский. Пока судиться дешево, так как суды не полностью взыскивают расходы на юридическую помощь, медиация и примирение не будут пользоваться успехом, соглашаются Владислав Добровольский и Александр Боломатов из «ЮСТа».

интеллектуальная собственность, международные товарные знаки

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности