RU   EN

print

Сделки натолкнули на вывод

Оспорены операции РБР на 1 млрд рублей.

01.08.2017 | КоммерсантЪ | Булат Баширов

Арбитражный суд Москвы в июле признал недействительными сделки Регионального банка развития (РБР) на 1,1 млрд рублей, заключенные незадолго до отзыва его лицензии. В июне отменены операции банка еще более чем на 800 млн рублей. Суд установил, что накануне банкротства банк совершал подозрительные внутрибанковские проводки в интересах одних и в ущерб другим клиентам и замещал ликвидные активы на неликвидные, например, уступал права требования к должникам в обмен на собственные вексели.

Агентство по страхованию вкладов, ведущее конкурсное производство в РБР (до отзыва лицензии в 2015 году был четвертым по величине башкирским банком), в середине июля отменило в арбитражном суде Москвы сделки банка на 1,1 млрд руб., в июне — еще на 800 млн руб., следует из материалов банкротного дела РБР. Суд установил, что в «период подозрительности» (незадолго до отзыва лицензии) банк провел несколько сделок, повлекших за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими.

Недействительной, в частности, признана сделка, в ходе которой компания «Авеста» (принадлежит Ивану Абрамову) перечислила банку 65,5 млн руб. задолженности за покупку здания РБР на улице Сочинской, 12 в Уфе.

Как отмечается в материалах арбитража, договор о продаже здания банк и «Авеста» заключили еще в июле 2013 года, но за два года банку поступила лишь частичная оплата — 10 млн из 75,5 млн. Основную задолженность «Авеста» погасила, согласно документам, 28 октября 2015 года, то есть за две недели до того, как ЦБ отозвал лицензию РБР. Однако, как установили в АСВ, «Авеста» рассчиталась с банком средствами, которые путем внутрибанковской проводки были зачислены ей со счета другого клиента РБР. Название компании-контрагента в материалах суда не упоминается. На момент списания денег со счета компании у банка были не исполнены платежные поручения более чем на 680 млн руб. В АСВ и суд посчитали, что сделка сопровождалась «неравноценным встречным исполнением обязательств». В то же время суд удовлетворил лишь часть требований АСВ к этой операции. Он отказался вернуть здание банку, посчитав, что поскольку договор купли-продажи заключался задолго до краха РБР, сделка не может быть рассмотрена как причиняющая вред кредиторам.

Также банк незадолго до отзыва лицензии заключил ряд договоров уступки долгов, продав таким компаниям как ЗАО «Сеть 1», «Метсервис», «Резонанс» и другим права требования к своим должникам на 1,1 млрд руб. Покупку этих прав покупатели оплатили не деньгами, а векселями самого РБР. В АСВ посчитали, что тем самым банк заместил ликвидные активы на неликвидные.

ЗАО «Сеть 1» (принадлежало физлицу Ксении Минибаевой. Находится в процессе ликвидации), например, выкупило у банка права требований на 741 млн руб., «Метсервис» — на 157 млн, «Резонанс» на 152 млн руб.

Сделки на 804 млн руб., оспоренные АСВ в арбитраже в июне, были аналогичными. Например, недействительной признана выдача банком из кассы 105,5 млн руб. бывшему акционеру Галине Чекан. Суд посчитал, что сделка с заинтересованным лицом выходила за пределы обычной банковской операции. В других случаях банк досрочно погашал кредиторскую задолженность некоторых клиентов, зачисляя им деньги со счетов аффилированных компаний.

Лицензия РБР (бывший «Орлан-банк», «Башкирский железнодорожный банк»), созданного в 1993 году, была отозвана 10 ноября 2015 года. Причиной стало нарушение законодательства о банковской деятельности, предоставление существенно недостоверной отчетности. Обязательства банка на тот момент оценивались в 5,4 млрд руб. — вдвое выше, чем сумма активов, установленных после инвентаризации. В декабре прошлого года банк был объявлен банкротом. До начала 2014 года основным акционером РБР был Виктор Тарановский. Позже его пакет уменьшился до 10%, а оставшийся переходил из рук в руки. После краха банка АСВ направляло в полицию и СК материалы с требованием возбудить на руководство банка уголовное дело по факту вывода активов и сокрытия досье заемщиков. В этом было отказано. Но в мае арбитражный суд Москвы, как сообщал "Ъ", обязал Виктора Тарановского вернуть банку дебиторскую задолженность на сумму 324 млн руб., которую он выкупил незадолго до отзыва лицензии, передав в качестве оплаты участки в Подмосковье. Суд посчитал сделки невыгодными для банка, так как стоимость участков была несоразмерна сумме выкупленной задолженности. Апелляционная жалоба господина Тарановского на это решение должна быть рассмотрена 21 августа.

Наш комментарий:

Роман Речкин, специально для газеты «КоммерсантЪ»:

При банкротствах банков сплошь и рядом встречаются сделки, вызывающие подозрение в выводе активов.

«Одно дело оспаривать такие сделки, другое — взыскать по ним реальные средства,— отмечает старший партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Роман Речкин.— При банкротствах банков сплошь и рядом встречаются сделки, вызывающие подозрение в выводе активов. Но на практике зачастую оказывается, что участники таких сделок к моменту, когда они признаются ничтожными судами, уже не имеют активов, а в иных случаях выясняется, что активов у них не было изначально».

Комментарии экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

банковское право, банкротство

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности