RU   EN

print

Поправки в ГПК, АПК и КАС от ВС РФ

Адвокаты и юристы о поправках Верховного Суда РФ к его законопроекту об унификации процессуальных кодексов.

24.05.2018 | Новая адвокатская газета | Глеб Кузнецов

Эксперты проанализировали предложения по расширению списка дел, обязательных для составления мотивированной части решения, и иные предлагаемые Судом изменения. Их мнения о соотношении позитивных и негативных свойств поправок разделились. Одни считают, что Верховный Суд действительно внял критике юридического и научного сообществ, другие – что предложенных изменений недостаточно и они незначительно меняют концепцию реформы процессуального судопроизводства.

17 мая Пленум Верховного Суда принял постановление о внесении поправок в законопроект №383208-7, которым предлагается изменить Гражданский процессуальный кодекс, Арбитражный процессуальный кодекс и Кодекс административного судопроизводства с целью достижения единообразия процессуального законодательства, регулирующего рассмотрение судами общей юрисдикции и арбитражными судами гражданских и административных дел.

Напомним, проект предусматривает обязательное наличие высшего юридического образования для представителя в процессе, введение института поверенного, сокращение круга гражданских дел, по которым составляются мотивированные судебные решения, закрепление обзоров судебной практики ВС РФ в качестве новых обстоятельств для пересмотра судебных решений, развитие процедур судопроизводства.

В поправках к своему законопроекту Верховный Суд отчасти учел замечания, касающиеся мотивировки решений. В новой редакции проекта изменения в ч. 2 ст. 199 ГПК и ч. 6 ст. 176 АПК РФ дополнены указанием на целый ряд дел, решения по которым всегда должны быть изготовлены в полном объеме, – изначально было 9 категорий, поправки же расширяют список до 17.

Кроме того, поправки учитывают правовую позицию, изложенную в Постановлении КС РФ от 17 октября 2017 г. № 24-П по делу о проверке конституционности п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ в связи с жалобами ряда граждан, и исключают обзоры судебной практики Верховного Суда из оснований для пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по новым обстоятельствам.

Поправки также содержат положения, направленные на унификацию норм процессуального законодательства, регулирующих порядок рассмотрения схожих дел судами разных юрисдикций, и иные изменения.

Эксперты «АГ», которые ранее анализировали законопроект Верховного Суда, высказали свое мнение и по предлагаемым поправкам в него.

Так, по мнению председателя КА «Сазонов и партнеры» Всеволода Сазонова, представленный документ фактически подтвердил тот факт, что ранее предложенные Верховным Судом новеллы об отсутствии необходимости изготовления мотивировочной части решения являются непродуманными.

«Юридическое сообщество неоднократно заявляло об ошибочности этой позиции. Сейчас, как видим, это воспринято. По сути, смысл инициативы Верховного Суда свелся к тому, что мотивировочная часть решения не будет изготавливаться судами лишь по малозначительным делам, не повлекшим за собой апелляционного обжалования», – отметил он. В то же время, как указал Всеволод Сазонов, в случае необходимости подачи апелляционной жалобы либо желания стороны ознакомиться с основаниями вынесения того или иного судебного акта фактически создается дополнительная система документооборота, увеличивающая сроки изготовления судебных решений, а также создающая дополнительные сложности для сторон.

Впрочем, по ряду положений поправок к законопроекту позиции экспертов разделились.

Уступка в отказе от мотивировки?

Адвокат Краснодарской коллегии адвокатов «Юнита» Роман Кабанов считает, что Верховный Суд внял критике законопроекта в части отказа от составления мотивировочной части решения, которая прозвучала со стороны органов власти, юридического и научного сообществ.

«Согласно пояснительной записке к поправкам к законопроекту, такой маневр Верховный Суд РФ объясняет не ошибочностью своей ранее озвученной инициативы, а ее преждевременностью. Цель поправок к законопроекту состоит в поэтапном введении в практику судов предложенного законопроектом подхода к составлению судебного решения по делам, рассмотренным в порядке гражданского судопроизводства.

Другими словами, не признавая ошибочность своей инициативы, Верховный Суд РФ на современном этапе лишь сгладил углы и отказался от крайней степени реализации реформы – почти тотального отказа от составления мотивированного решения», – отметил эксперт.

Впрочем, Роман Кабанов заметил, что ВС не спешит отказываться от принципа процессуальной экономии, который красной нитью проходит через его законопроект, в том числе при реформировании институтов судебного решения и процедуры отвода: «Поэтому нужно отдавать отчет, что поправки Верховного Суда к своему же законопроекту – это затишье перед бурей».

Наш комментарий:

Александр Латыев, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для «Новой адвокатской газеты»:

С учетом практически полного бездействия Президиума ВС и ограниченных возможностей Пленума ВС опора на обзоры практики могла бы помочь становлению единообразия в правоприменении. Печально, что авторы законопроекта испугались собственной смелости и исключили этот вариант развития.

Партнер, руководитель практики Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Александр Латыев считает, что отступление от первоначальных позиций законопроекта в части отказа от мотивировки можно только приветствовать.

«Правда, следует отметить некоторое терминологическое несовпадение при указании круга решений, по которым обязательно вынесение мотивированного решения, в части изменений в ГПК и в АПК – как бы не получилось так, что одинаковые по своей природе дела будут рассматриваться в одних судах с обязательной мотивировкой, а в других – без нее», – отметил он.

Также Александр Латыев назвал существенным то, что за этим расширением круга дел не видно какой-то концептуальной идеи: почему именно для этих решений составление мотивировочной части обязательно, а для других – только по заявлению участников процесса? «Уж если субъект законодательной инициативы не считает достойной внимания идею публичности правосудия (что есть его принципиальная ошибка, грозящая уничтожению правосудия как такового), то, может, хотя бы стоило предусмотреть обязательность мотивировочной части для тех решений, которые с высокой долей вероятности станут преюдициальными? Если некоторые из таких – потенциально с высокой вероятностью преюдициальных – решений названы в новой редакции (например, о выплате страхового возмещения, по деликтным искам), то другие – нет. Поэтому следовало бы среди таковых назвать все решения о признании – будь то о признании права, о признании сделок недействительными и т.д.», – высказался юрист.

В свою очередь первый вице-президент АП Московской области, советник ФПА РФ Михаил Толчеев уверен, что поправки ВС к его «процессуальному» законопроекту вряд ли стоит рассматривать в качестве значительного концептуального изменения подхода к вопросам реформы системы судопроизводства.

«Основной, пожалуй, камень преткновения – изготовление мотивировочной части решения только по заявлению участников или по делам, которые Пленум Верховного Суда оценил как особо сложные. Здесь предлагается изменить градацию путем деления дел на сложные, расширенный перечень которых приводится в законопроекте, и на дела, не представляющие значимости. Пленум просто перечислил большее количество дел, по которым мотивировка решения обязательна», – пояснил он.

Однако, по мнению Михаила Толчеева, такой подход не решает ни проблем с преюдицией, о которых говорилось в заключении ФПА на законопроект, ни ситуации с доверием к судебной системе в целом. «Безусловно правильным следует признать включение в перечень оснований для обязательного составления мотивировочной части решения подачи апелляционной жалобы. Иной подход, как указывалось в заключении ФПА на законопроект, приведет к тому, что в апелляционную инстанцию будут поступать на рассмотрение дела без мотивированного решения, что заставит апелляцию рассматривать дела заново, фактически превращая ее в первую инстанцию», – отметил он.

Роль обзоров судебной практики Верховного Суда

Одной из негативных сторон предложенных ВС корректировок Александр Латыев назвал исключение из перечня оснований для пересмотра по новым обстоятельствам обзоров практики Верховного Суда.

«С учетом практически полного бездействия Президиума ВС и ограниченных возможностей Пленума ВС опора на обзоры практики могла бы помочь становлению единообразия в правоприменении. Печально, что авторы законопроекта испугались собственной смелости и исключили этот вариант развития. Стоило бы не исключать его, а указать на то, что обзоры должны быть утверждены Президиумом ВС, как это когда-то происходило с обзорами практики, принимавшимися ВАС», – отметил он.

Эксперт добавил, что на этом фоне незаметным оказывается исключение упоминания в статьях о пересмотре в связи с формированием новой правовой позиции в судебной практике о необходимости указания на возможность такого пересмотра в самом тексте соответствующего постановления Пленума или Президиума ВС: «Это тем более странно с учетом того, что требование такого указания – конституционное, выработанное в практике КС РФ и в силу этого все равно обязательное для судов».

В свою очередь Роман Кабанов считает, что такое изменение закономерно, так как после вынесения Конституционным Судом Постановления от 17 октября 2017 г. №24-П эта инициатива была обречена на провал.

«Предвосхищая слепое принятие законодателем проекта федерального закона, предложенного Пленумом Верховного Суда РФ, Конституционный Суд в Постановлении №24-П указал: «Не изменяет свойств судебных актов, вынесенных коллегиями Верховного Суда РФ по конкретным делам, и факт их включения в обзоры судебной практики, утверждаемые Президиумом Верховного Суда РФ, поскольку при решении вопроса о включении в обзор того или иного судебного акта, вынесенного судебной коллегией Верховного Суда РФ, рассмотрение самого дела в процедуре, предусмотренной процессуальным законом, не происходит», – напомнил он, добавив, что таким образом была поставлена точка в этом вопросе.

В свою очередь Михаил Толчеев согласился с мнением, что отказ от повышения роли обзоров судебной практики как актов судебного толкования является неправильным с точки зрения обеспечения единства правоприменительной практики и правовой определенности. «Хотя и учитывает позицию Конституционного Суда по этому вопросу», – указал он.

Согласие апелляции с первой инстанцией

Кроме того, Михаил Толчеев отметил, что поправки не затронули таких критикуемых всеми положений, как отказ от составления мотивированного определения по итогам рассмотрения апелляционной и кассационной жалоб, оставленных судом без удовлетворения. «Безусловно, такое новшество способно негативно сказаться как на правовой определенности правоприменительной практики, так и на доверии граждан и профессиональных участников судопроизводства к институтам исправления судебных ошибок и к судебной системе в целом. Оно в значительной мере препятствует выполнению судом апелляционной и в особенности кассационной инстанций одной из основных обязанностей – формированию единообразного правоприменения», – считает советник ФПА.

Александр Латыев также назвал это удручающим. «Причина крайнего разочарования та же, что и в вопросе о мотивировочной части решений судов первой инстанции, но если для них хотя бы остается безусловное право участников процесса потребовать от суда составления мотивированного решения, то для апелляционной инстанции и это не предусматривается. Следовало бы, наоборот, расширить требование о мотивированности апелляционных судебных актов, а не позволять теперь и арбитражным судам «штамповать» решения, не объясняя не только причин, но даже и не воспроизводя доводов жалобы», – заключил он.

Комментарии экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

коммерческие споры, корпоративные споры, налоговые споры, споры по ВЭД, споры по интеллектуальной собственности, споры по недвижимости, трудовые споры

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности