RU   EN

print

Параллельный импорт и пиратство

Как защитить интеллектуальные права: репортаж с конференции «Интеллектуальная собственность-2018».

19.04.2018 | ПРАВО.RU | Алексей Малаховский

Кто является лидером по потреблению пиратского контента в мире и почему товарный знак – это в первую очередь защита вложений правообладателя в свой продукт? Об этом говорили участники конференции «Интеллектуальная собственность-2018», которую организовало «Право.ru». Эксперты рассказали и о том, какие бизнес-решения помогут небольшой фирме или крупному предприятию эффективно использовать те патенты, которые у них имеются.

Наш комментарий:

Максим Лабзин, ИНТЕЛЛЕКТ-С:

Параллельный импортер – лицо, которое получает дивиденды за счет чужих усилий.

О проблеме «параллельного импорта» поспорили старший партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Максим Лабзин и замначальника управления контроля рекламы и недобросовестной конкуренции ФАС Яна Склярова. Первый утверждал, что товарный знак сейчас не просто средство индивидуализации, а защита инвестиций, вложенных в продукт. Правообладатель вкладывается в рекламу, качество товара, чтобы сформировать известный бренд, отмечал Лабзин. Он объяснял, что такие компании выстраивают в России дилерскую сеть с авторизованными сервисными центрами и несут за все это приличные расходы: «А параллельный импортер – лицо, которое получает дивиденды за счет чужих усилий».

Еще одним минусом параллельного импорта старший партнер ИНТЕЛЛЕКТ-С назвал опасность приобрести некачественный товар известного бренда. И в этой связи, по его словам, забота правообладателя о своем продукте всегда будет эффективнее, чем работа госорганов по пресечению ввоза нелегального товара.

Склярова в ответ уверяла, что Лабзин рисует идеальный портрет правообладателя, который в своей деятельности опирается только на заботу о потребителе: «Но это не всегда так». Она поясняла, что параллельный импорт – это не поддержка контрафакта, а инструмент свободной экономики. Представитель ФАС отметила, что подобный правовой институт может появиться в отношении некоторых видов товаров на уровне ЕАЭС. Склярова перечислила обоснования, которые могут лечь в основу международного принципа исчерпания прав:

  • товар на территории страны недоступен;
  • товар есть, но в ограниченном количестве или по завышенной цене;
  • качество товара хуже, чем в стране правообладателя.

Однако, по мнению Лабзина, вместо такого подхода гораздо эффективнее поддерживать конкуренцию между разными производителями однотипных товаров: «Не надо считать, что особой защиты заслуживает интерес потребителя покупать какой-то конкретный бренд дешевле».

Что такое «параллельный импорт»
Это международный принцип исчерпания прав, который заключается в том, что ввоз товара под зарегистрированной товарной маркой возможен в страну любыми участниками рынка, а не только теми, кто получил разрешение правообладателя.

Екатерина Мясникова, советник отдела защиты прав интеллектуальной собственности Департамента развития предпринимательской деятельности Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), рассказала о тех нововведениях на уровне ЕАЭС, которые уже приняты. Речь идет о едином таможенном реестре объектов интеллектуальной собственности стран союза, который ведет ЕЭК. По словам докладчика, сейчас стоит вопрос о практическом функционировании такой новеллы. Она сообщила, что в марте этого года уже утвержден регламент ведения такого реестра. Сейчас мы разрабатываем вопросы авторизации для правообладателей в нем, рассказала Мясникова: «Скорее всего, это будет сделано по аналогии с сервисом госуслуги». То есть правообладатель получит себе при регистрации личный кабинет, в котором надо будет заполнить заявление и все регистрационные формы. Полностью в электронном виде эта система заработает, когда на территории всех стран союза будет признаваться электронная цифровая подпись, сказала Мясникова.

Новые решения для бизнеса

Участники мероприятия не обошли стороной и тему разработок удобных бизнес-решений, которые помогают компаниям эффективнее пользоваться своими объектами интеллектуальной собственности. Андрей Лаенко, замглавы проектного офиса Федерального института промышленной собственности, представил экспертно-аналитическую инфраструктуру Роспатента для высокотехнологичных компаний. Он рассказал, какие виды работ они могут выполнить для предприятий. На стратегическом уровне – это отраслевой патентный ландшафт и патентная технологическая разведка, чтобы подобрать организации перспективные технологические направления для вложения инвестиций. А на операционном уровне – анализ портфеля патентов, которые есть у компании и «R&D антураж», когда определяется, какие Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) являются в настоящий момент времени нужными для организации. Лаенко подчеркнул, что подобные проекты актуальны сейчас не только для крупных предприятий, но и для небольших фирм.

Вместе с тем Дмитрий Платонов из Staply заметил, что у многих организаций в принципе отсутствует стратегия по интеллектуальной собственности как таковая. Докладчик рассказал про ситуацию, с которой он чаще всего сталкивался, работая в юридическом консалтинге: «Приходил клиент, который говорил, что в этом году их компании надо подать 90 заявок на патент – такую цель поставил руководитель организации. Я шел и спрашивал у этого начальника, почему именно эта цифра? А в ответ слышал, что в прошлом году они подали 85 заявок, поэтому за следующие 12 месяцев надо показать рост». Учитывая такой опыт, Платонов и решил разработать идеальную форму стратегии обеспечения правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности в сфере ИТ. По словам эксперта, она должна помещаться на одну страницу А4. Кроме того, нужно создать единое видение всех продуктов, которые есть у фирмы, подчеркнул докладчик: «После такого внутреннего аудита порой выясняется, что 40% патентов компании не используется». Крупным предприятиям наши стратегии помогают увеличить капитализацию, а небольшим фирмам – эффективно привлечь новые инвестиции, привел часть результатов их работы Платонов.

Как судиться за нарушения в Интернете

Тему товарных знаков продолжила Елена Городисская, адвокат, партнер и руководитель практики «Интеллектуальная собственность» АБ «Андрей Городисский и Партнеры» (АГП), которая рассказала об их защите в Интернете. Она отметила, что чаще всего права на товарные знаки во «всемирной паутине» нарушают несколькими способами: когда используются в доменных именах, на сайтах, в ключевых словах поиска или на коммерческих страницах в соцсетях. По словам докладчика, защититься от таких случаев правообладатель может тремя путями: судебным, административным и уголовно-правовым. Городисская подробнее остановилась на первом варианте. Она сразу предупредила, если подобный спор придется рассматривать в СОЮ, то там правообладателю будет непросто донести судье суть нарушения права на товарный знак.

В арбитражных судах этой проблемы нет, зато есть другие. Если пострадавший захочет взыскать компенсацию, то заявителю сначала надо будет обратиться с претензией к нарушителю, у которого будет 30 дней на ответ, пояснила адвокат. За этот месяц потенциальный ответчик успевает передать администрирование доменного имени другому лицу, чтобы уйти от ответственности, рассказала Городисская. Чтобы избежать такой «хитрости» со стороны нарушителя, она посоветовала потерпевшим идти в суд с требованием, не включающим в себя компенсацию, либо обратиться к регистратору доменного имени с просьбой запретить все манипуляции с доменом на время разбирательства.

«Досудебка» и проблемы «военных»

О некоторых проблемных ситуациях по соблюдению обязательного досудебного порядка урегулирования споров говорила Ольга Осадчая, начальник отдела обобщения судебной практики и статистики Суда по интеллектуальным правам. Опираясь на практику СИП, она пояснила, что такой порядок не будет считаться нарушенным, если заявитель не указал в претензии размер компенсации, либо прописал ее сумму меньше той, которую потом включил в иск.

Еще один спорный случай – по закону претензию надо направить правообладателю по двум адресам: на тот, что указан в ЕГРЮЛ, и другой – который есть в реестре товарных знаков. Но что делать, если документ послали только по одному адресу? Докладчик объяснила, что это не будет считаться нарушением, если получится доказать фактическое получение претензии адресатом.

Свои трудности по защите исключительных прав есть и у предприятий оборонно-промышленного комплекса. О них рассказал директор по правовым вопросам концерна «Калашников» Константин Мамилов. По его словам, если организация хочет разработать военный продукт за свой счет для государства, то именно власти будут обладать интеллектуальными правами на эти разработки.

Докладчик привел несколько шагов, которые бы могли изменить существующий порядок. Во-первых, возмещение хотя бы части затрат инвестора по итогам успешного завершения конструкторских работ, если получилось достичь необходимых тактико-технических характеристик. Во-вторых, возврат вложений инвестору путем их учета в цене продукции по гособоронзаказу, когда идет серийное производство. В-третьих, предоставление частному инвестору права использовать созданные им результаты интеллектуальной деятельности. И еще один вариант – определять правообладателем на результаты НИОКР разработчика военной техники.

В гражданских отраслях защищать исключительные права все же легче. Глава департамента интеллектуальной собственности и стандартов Philips Татьяна Сазонова привела пример комплексного нарушения прав при производстве зубных щеток. Нарушитель изготавливал товар, который полностью напоминал их продукцию. В итоге этот спор закончился мировым соглашением, отметила докладчик. Наш оппонент отказался продолжать делать такие щетки и выплатил определенную компенсацию, пояснила Сазонова.

Конфликты от пиратов

Тему пиратства затронула директор по юридическим вопросам Viacom International Media Networks в России и СНГ Юлия Сычева, отметив, что Россия не является лидером по потреблению такого контента. В этом «рейтинге» нас опережают США, а чаще всего пользователи посещают пиратские ресурсы для просмотра сериалов и прослушивания музыки, привела она статистику. Докладчик рассказала, что способов защитить свой контент несколько: от нанесения водяных знаков на продукцию до обращения в суд. В России можно добиться временной блокировки пиратского ресурса за 3–5 рабочих дней – это обеспечительные меры, подчеркнула она: «Сам судебный процесс может растянуться в подобном споре на 10 месяцев». А вечная заморозка такого сайта произойдет, если будет два судебных решения против этого интернет-портала, разъяснила Сычева.

Забавным случаем на тему пиратства поделился Андрей Миронов, глава юридической службы Амедиа ТВ. Юрист рассказал, что студия «Кубик в кубе» самовольно озвучивала их сериалы с нецензурной лексикой, а в начале апреля этого года выложила в открытый доступ письмо, полученное от партнеров Амедиа: «Оно не предназначалось этой студии». В документе указывалось, что мы рассматриваем возможность обратиться в правоохранительные органы по факту незаконного использования нашего контента, объяснил Миронов. После того, как ситуация получила общественный резонанс, «Кубик» даже попросил о сотрудничестве с Амедиа, отметил юрист. Но мы отказались от такого предложения, потому что эта студия продолжает нелегально распространять наши сериалы, резюмировал докладчик.

Мероприятия с участием экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

Комментарии экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

интеллектуальная собственность, конкуренция, международные товарные знаки, международный патент, патенты, реклама, споры по интеллектуальной собственности, товарные знаки

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности