RU   EN

print

Монополизму Microsoft пришел конец?

Арбитражный суд посчитал, что Уральский электронный завод не должен платить за недобросовестное отношение к авторским правам Windows.

01.10.2015 | УралИнформБюро | Владимир Терлецкий

Решение, как полагают эксперты, знаковое и может иметь весьма серьезные последствия для корпорации Microsoft – монополиста на рынке программного обеспечения. Американская компания в настоящее время не особо утруждает себя поиском истинного нарушителя авторских прав и налагает взыскания на всех, кто скачал из Интернета программу со значком Windows.

Как выяснил обозреватель «Уралинформбюро», никаких документов, свидетельствующих о том, что эти продукты принадлежат Microsoft, а не подделаны кем-то, корпорация не предоставляет. Более того, она не считает нужным прилагать договоры с авторами, дающие юридическому лицу право распоряжаться интеллектуальной собственностью.

И что удивительно, суды принимают и рассматривают подобные иски по существу – в то время как российским правообладателям надо истоптать несколько пар железных сапог, чтобы доказать нарушение своих авторских прав. Возможно, после дела УЭЗ с привилегированным положением Microsoft в российских судах будет покончено.

«Красный квадрат» предъявил претензии Уральскому электронному заводу потому, что распространитель фильма (лицензиат), заказавший предприятию тираж, не расплатился с правообладателем (лицензиар). Суд по интеллектуальным правам счел, что спор лицензиара и лицензиата по поводу авторских прав не касается УЭЗ. Деньги были взысканы только с распространителя фильма.

Решение, вне всякого сомнения, важное, поскольку нынешняя практика в сфере авторских прав такова, что если продукт распространяется нелегально, то к ответственности привлекаются все участники цепочки (изготовитель, распространитель, потребитель). Правда, далеко не всегда. Под правоохранительный пресс чаще всего попадают пользователи, которых проще всего «прижать к ногтю». Именно в такую неприятную историю – с участием корпорации Microsoft – попало екатеринбургское предприятие.

В правоохранительные органы поступил сигнал о том, что УЭЗ незаконно использует программы 1С. На предприятие пришли полицейские и изъяли 11 компьютеров. Выяснилось, что программное обеспечение используется абсолютно легально. В итоге полиция пишет «отказной» материал, но кому-то показалось, что на некоторых компьютерах установлены нелегальные программы Windows.

Microsoft на пару с Corel обращаются в арбитраж и требуют взыскать с УЭЗ почти миллион рублей. Никаких документов при этом не предоставляется, но суд принимает заявление. Уже в ходе процесса корпорация ходатайствует о получении материалов полицейской проверки. С ними знакомится и ответчик, обнаруживая любопытные вещи.

Как заявил в суде генеральный директор УЭЗ Виктор Улитин, в заключении эксперта номера только 3 компьютеров из 11 совпадают с изъятыми. Microsoft парировала: мол, эксперт зарапортовался. Улитин заявил, что даже если это и описка, то из заключения все равно нельзя понять, легальный продукт или нет.

По его мнению, легальная программа – это же не какой-то маркерный знак, а вопросы правоотношений. Для того чтобы юридическое лицо получило права на авторское произведение, оно должно заключить договор с автором, который реализовывал эту программу. Затем экспертиза должна установить, что именно это произведение является его авторским продуктом. Далее необходимо доказать, что оно используется незаконно. Только после этого суд может принимать дело к рассмотрению и оценивать доказательства.

Корпорация Microsoft не предоставила в суд данных о том, кто создал программу, не приложила авторских договоров и даже не стала утруждать себя доказательствами, что эта программа принадлежит ей. И это не просто юридическая формальность: мол, потом все равно выяснится, что кроме Microsoft сделать продукт некому. В том-то и дело, что есть кому.

На рынке существует огромное количество бесплатных программ со значком Windows, но ни один эксперт с ходу не скажет, что это продукция Microsoft. Ответственный секретарь комитета по интеллектуальной собственности Торгово-промышленной палаты России Оксана Гаврилюк говорит, что воровство результатов чужого умственного труда происходит постоянно – причем в очень разнообразных формах. Например, меняют в произведении что-то местами, переписывают – и по законодательству продукт уже не твой.

Наш комментарий:

Анна Холобудовская, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для ИА «УралИнформБюро»:

В России действует презумпция авторского права, но в каждом конкретном случае с произведением надо разбираться.

Руководитель практики Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Анна Холобудовская отмечает, что в России действует презумпция авторского права, но в каждом конкретном случае с произведением надо разбираться. Любые изменения, которые вносятся в программу, могут быть сделаны лишь с разрешения автора. Если такового нет, то его права нарушены. Но правообладатель должен это доказать.

Доказать свое авторство, а тем более размер упущенной выгоды, говорит Виктор Улитин, чрезвычайно сложно. Однако все российские правообладатели проходят эти процедуры и предоставляют экспертное заключение о нарушении своих прав. Microsoft, утверждает директор УЭЗ, этого не делает никогда: корпорации якобы достаточно заявить, что «программа моя». Суды до сих пор это принимали.

Возможно, лед тронулся: проигрыш в суде «Красного квадрата» свидетельствует о том, что арбитраж стал подходить к делам о нарушении авторских прав более разборчиво.

авторское право, споры по интеллектуальной собственности

Похожие материалы

Юридические услуги
Коллекторские услуги

Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Патентные услуги
Регистрационные услуги      

Политика информационной безопасности