RU   EN

print

К Лошагину можно, к Маленкину — нельзя

Суд спрятал бывшего вице-президента «Города без наркотиков».

30.06.2015 | 66.Ru

Последние две недели мы посвятили тому, чтобы встретиться с Евгением Маленкиным в СИЗО и записать с ним интервью. Сделали для этого все что только можно. Созвонились с адвокатом осужденного, получили консультацию в ГУФСИН, написали запрос и, как полагается, приложили к нему копии паспортов журналистов. Лично отнесли все это в Верх-Исетский районный суд. Но оказалось, что в планы судьи встречи журналистов с Маленкиным не входят. Не дай бог еще скажет что-нибудь лишнее.

Евгений Маленкин осужден Верх-Исетским районным судом, но пока приговор не вступил в силу. Сейчас осужденный ждет апелляции, считает дни в одиночной камере и изучает душеспасительную литературу. Чувствует себя хорошо. В общем, журналистам ничего не мешает встретиться с ним и записать интервью. Все что для этого нужно — запросить разрешение Владимира Порозова, в апреле этого года приговорившего его к 4 годам и 6 месяцам колонии общего режима. Мы так и сделали — и уже спустя пару дней получили ответ. Судья отказал и поставил на запросе свою подпись. Все это — не выходя из отпуска. Но самое удивительное в том, по какой причине суд запретил журналистам встречаться с Маленкиным.

Cуд не пускает СМИ к осужденному, так как те «не являются участниками уголовного делопроизводства по данному делу». Такую формулировку мы получили в ответ на официальный запрос с просьбой разрешить журналистам Портала 66.ru встретиться с Евгением Маленкиным на территории СИЗО-1 для записи интервью. Ответ показался нам не только немотивированным, но и абсурдным.

Мы еще больше убедились в этом, когда ни в пресс-службе Верх-Исетского районного суда, ни в Свердловском областном нам не смогли пояснить, что имел в виду председатель Николай Морозов. Именно он формулировал причину, по которой отказал нам Владимир Порозов. Сам Порозов сделать этого не смог, так как подписал отказ, находясь в отпуске, и с тех пор из отпуска не выходил. В суде Порозов появится только 7 июля.

— На самом деле у нас в законодательстве — ни в УПК, ни в законе о СМИ — нет четкого предписания о том, что СМИ допускаются в СИЗО, — сказала представитель Свердловского областного суда Варвара Дейнега, отвечая на вопрос корреспондента Портала 66.ru о том, следует ли из этой формулировки то, что журналисты должны быть участниками уголовного дела, чтобы взять интервью у Маленкина. — Все делается на усмотрение суда.

— Получается, что к Маленкину допускаются только участники его уголовного дела? — на всякий случай уточнили мы.

— Вполне вероятно, — отрапортовала Дейнега.

На просьбу объяснить, как это возможно, в суде ответили так: «Это не спорная ситуация. Никаких нарушений не усматриваем. А то, что вы не можете это понять, вовсе не значит, что вам не объясняют. Вы можете обжаловать у председателя Верх-Исетского суда».

Так как объяснить причину отказа в пресс-службе обоих судов нам не смогли, мы обратились за комментарием к независимым экспертам, а заодно уточнили, есть ли в данном случае признаки нарушения сотрудниками Верх-Исетского районного суда 114-й статьи УК РФ — «Воспрепятствование законной деятельности журналиста». Специалисты сошлись во мнении, что наши права как представителей СМИ судом были нарушены. Кроме того, в данном случае нарушаются и права самого Евгения Маленкина как гражданина РФ.

Наш комментарий:

Дмитрий Загайнов, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для портала 66.Ru:

Пользуясь своим конституционным правом на получение информации и законом о СМИ, вы можете настаивать на том, чтобы вам разрешили свидание с лицом, которое недавно было осуждено.

Адвокат, партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Дмитрий Загайнов считает, что основание, по которому нам отказали, выдумано самим судом. Ссылка на то, что журналисты не являются участниками уголовного производства, здесь, мягко говоря, неуместна. Родственники тоже не являются участниками судопроизводства, но это ни в коем случае не может им помешать получить разрешение на встречу от суда.

Дмитрий Загайнов, адвокат, партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С:

Формулировка, представленная судом, не что иное, как попирание конституционного права. Гражданин, который на сегодняшний день не считается осужденным (приговор не вступил в силу), сохраняет статус неосужденного лица. Он может быть ограничен в правах только самим СИЗО. Полагаю, что немотивированный отказ налицо. Ссылка на то, что вы не являетесь участниками делопроизводства, является, на мой взгляд, некорректной. Пользуясь своим конституционным правом на получение информации и законом о СМИ, вы можете настаивать на том, чтобы вам разрешили свидание с лицом, которое недавно было осуждено.

Как пояснил Дмитрий Загайнов, согласно закону, определяющему порядок доступа «иных лиц» (именно в эту категорию попадают представители СМИ) на территорию СИЗО для встречи с осужденными, подозреваемыми или обвиняемыми, отказ суда в свидании не может быть обусловлен просто капризом судьи. Для этого как минимум должны быть веские основания.

Таким основанием может быть, например, опасение суда, что информация, которую обвиняемый или осужденный сообщит журналисту, будет расценена как попытка оказать давление на правосудие или на свидетелей. Но в данном случае Верх-Исетский райсуд ничего об этом не говорит. Следовательно, ничего такого и не опасается. И правильно делает, считает Загайнов. Потому что отказ во встрече с Маленкиным по этой причине также был бы необоснованным.

Дмитрий Загайнов:

Все материалы дела известны, государственной тайны в них не содержится. Более того, процесс был публичный, на нем могли присутствовать журналисты. Поэтому говорить о том, что интервью будет препятствовать уголовному делопроизводству, на мой взгляд, не аргументировано. Не знаю, какую информацию может сообщить вам Маленкин (чего так боится суд), но в любом случае право на получение информации у вас есть. Оно гарантировано Конституцией и законом о СМИ. Вы вправе знать мнение осужденного.

Бывший адвокат фонда «Город без наркотиков» Анастасия Удеревская также считает, что суд выдал ничем не мотивированный отказ.

Анастасия Удеревская, адвокат:

— В первый раз такое слышу. УПК не говорит о том, что интервью могут брать только участники процесса. Тем более что это звучит абсурдно. Есть вопрос о предоставлении свиданий, который решается через суд. Судя по всему, отказывая, судья имел в виду процедуру получения свиданий, не приняв во внимание, что к нему обратились журналисты. Думаю, что ранее судья с такой просьбой от СМИ никогда не сталкивался. Как только система получает какой-то запрос, который выходит за пределы стандартных рамок, она теряется, не знает, как на него реагировать. Всегда проще отказать.

Несколько лет назад в аналогичной ситуации оказался бывший глава нижнетагильского отделения фонда «Город без наркотиков» Егор Бычков. Решение по его делу также не вступило в законную силу, тем не менее это не помешало ему встретиться с журналистами федеральных и региональных СМИ прямо в СИЗО Нижнего Тагила. Пресс-конференция проходила в кабинете начальника изолятора. Разрешение судьи, говорит Удеревская, не понадобилось. Вопрос был решен через ФСИН. «Все спокойно собрались в кабинете начальника СИЗО, Егор Бычков дал интервью. Все должностные лица в этом участвовали», — вспоминает Анастасия Удеревская. Отметим, что судя по записям на Youtube, Бычков давал интервью в СИЗО неоднократно.

Мы также вспомнили аналогичную ситуацию с Дмитрием Лошагиным. В 2014 году, когда на тот момент обвиняемый в убийстве жены фотограф находился в СИЗО-1, к нему внезапно пришла потерпевшая — мать Юлии, Светлана Рябова. Короткий разговор, который состоялся между обвиняемым и потерпевшей, засняла камера НТВ. Очевидно, что Рябова находилась в СИЗО незаконно. Для того чтобы получить разрешение на встречу, потерпевшей нужно было получить добро не только от суда, но и от ГУФСИН. Кроме того, чтобы встреча состоялась, необходимо еще и желание самого Лошагина. По небольшому фрагменту, показанному в эфире федерального телеканала, понятно, что встречаться с потерпевшей фотограф явно не желал. Даже в комнату свиданий заходить не стал, но и дальше коридора убежать не смог.

Адвокаты сходятся во мнении, что решение Владимира Порозова немотивировано, а значит, должно быть обжаловано. Скажем сразу: мы не видим смысла писать жалобу на имя председателя Верх-Исетского суда, так как именно он и придумал странную формулировку отказа. Поэтому просим считать эту публикацию официальным обращением к главе Свердловского областного суда Александру Дементьеву.

Просим проверить, насколько законно и обоснованно действовали сотрудники Верх-Исетского районного суда. Причем речь идет не только о решении судьи Владимира Порозова, который подписал отказ, не выходя из отпуска. Но и сотрудниц канцелярии суда, которые не позволили сделать копию нашего запроса с печатью «отказать» и подписью — якобы Владимира Порозова, сославшись на то, что это «не предусмотрено». Мы полагаем, что отказ скопировать документ для того, чтобы убедиться в достоверности предоставленной нам информации, является грубым нарушением наших прав со стороны сотрудников канцелярии.

полицейские проверки, уголовное право, экономические преступления

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности