RU   EN

print

Итоги года и прогнозы

Что ждет концепцию регулирования рынка юридических услуг.

28.12.2017 | ПРАВО.RU | Алексей Малаховский

Уже в следующем году правительство должно утвердить концепцию регулирования национального юррынка. Какие новеллы в проекте этого документа не устраивают российских юристов? Почему международные юрфирмы боятся, что им придется уйти из России? И хватит ли адвокатов на всех жителей нашей страны после введения монополии? На эти вопросы отвечают эксперты «Право.ru».

В октябре этого года Минюст представил новый проект концепции регулирования российского юррынка. Обновленный документ подразумевает постепенный переход к «адвокатской монополии», который должен состояться к 1 января 2023 г. На первом этапе планируется при участии ФПА разработать предложения, которые повысят эффективность адвокатской деятельности: дальнейшее развитие института адвокатского запроса, защиты адвокатской тайны, упрощение процедур подтверждения работы адвокатов по назначению. Параллельно будет готовиться нормативная база, регулирующая российский юррынок в новом формате. В частности, юридические услуги по вопросам российского права разрешат оказывать только национальным адвокатским образованиям, которые ни напрямую, ни косвенно не должны быть подконтрольны иностранным лицам.

Задачи концепции:

  • повышение уровня правовой защиты получателей юридических услуг;
  • совершенствование института адвокатуры, устранение ограничений, затрудняющих организацию эффективной адвокатской деятельности;
  • создание условий для недопущения низкоквалифицированных юристов к профессии;
  • создание системы профессиональной правовой помощи, отвечающей общепризнанным международным стандартам, и формирование условий для интеграции институциональной среды адвокатуры в мировое правовое пространство.

Далее утвердят процедуру упрощенного получения адвокатского статуса. Один из предлагаемых инструментов – онлайн-тестирование на знание законодательства об адвокатуре и профессиональной этике. Минюст ожидает, что механизм такой проверки составит и организует ФПА. Завершающий этап запланирован на 2020–2022 гг. В этот период ФПА и Минюст проведут мониторинг тех результатов, которых удалось достичь за время реформы. Если в ходе исследования выяснится, что к 1 января 2023 г. численность адвокатов не обеспечит потребности граждан и организаций в получении квалифицированной юрпомощи или будут иные проблемные аспекты, то срок третьего этапа реализации концепции могут увеличить.

Первые оценки

Юристы в целом положительно оценили опубликованный документ, но усомнились в том, что предлагаемые изменения кардинально повлияют на состояние российского юррынка. «У адвоката появляется возможность работать по трудовому договору с адвокатским образованием. Сблизит закон с практикой и появление коммерческих форм адвокатских образований», – отметила один из несомненных плюсов адвокат, советник коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Ольга Бенедская. А Дмитрий Степанов, партнер ЕПАМ, оценил весьма либеральный подход для входа в адвокатуру практикующих юристов без статуса профессионального защитника. Вместе с тем некоторые эксперты негативно отнеслись к идее ограничить участие иностранного капитала в юрфирмах. «Уверен, что это ограничение не будет способствовать конкуренции на рынке», – поделился своим мнением юрист арбитражной практики юрфирмы VEGAS LEX Семен Лопатин.

Все опасения юридического сообщества постарался развеять замминистра юстиции Денис Новак. Он объяснил, что целью Концепции является не введение монополии, а «системная работа по объединению юристов в независимую самоуправляемую организацию, способную обеспечить соблюдение стандартов оказания юридической помощи». «Причем объединение не принудительное, а путем создания стимулов и привлекательных опций», – приводит его слова «Адвокатская газета». Отдельно чиновник пообещал предусмотреть, что по трудовому договору в адвокатском образовании смогут работать не только адвокаты, но и лица без такого статуса, в том числе специалисты в смежных областях. Таким работникам разрешат оказывать юридические услуги, например, составлять проекты документов, проводить due diligence (оценку рисков инвестирования – прим. ред.), но лишат права подписи правовых заключений от имени юрфирмы и права представлять интересы клиентов в судах, разъяснил Новак.

Недовольство ильфов

Однако слова замминистра юстиции не успокоили зарубежные юрфирмы. В начале декабря 32 ильфа (International Legal Firm, ILF), которые ведут деятельность в России, направили в Минюст консолидированные предложения по изменению проекта концепции рынка правовых услуг. По мнению иностранцев, существующий вариант документа фактически вытесняет их с рынка. Ильфы в своем обращении попросили разрешить зарубежным адвокатским образованиям выступать учредителями российских, а также работать как иностранные компании с «юридически оформленным присутствием в РФ», сохраняя оригинальное наименование. Кроме этого, зарубежные юрфирмы хотят сохранить за собой возможность оказывать консультации по российскому праву и использовать различные организационно-правовые формы, включая некоммерческие. В Минюсте пообещали изучить замечания и проанализировать международную практику на этот счет «в целях определения оптимального и компромиссного подхода».

Новый виток публичной дискуссии вокруг концепции состоялся во время круглого стола на тему «Проблемы регулирования рынка профессиональной юридической помощи», который организовал Комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству. На этом мероприятии Алан Карташкин, партнер московского представительства Debevoise&Plimpton LLP, подробнее рассказал о том, почему для международных юрфирм так важна возможность вести в России деятельность в формах филиала или представительства. По его словам, подобный порядок нужен для «надлежащей защиты интересов клиентов», так как в ряде ситуаций возникает необходимость обратиться за помощью в головной офис или в филиал в другом государстве. «Кроме того, на сохранении таких форм настаивают клиенты, поскольку хотят, чтобы за конкретными юристами, которые предоставляют им помощь, стояла глобальная фирма», – пояснил он.

В связи с этим опасения международных компаний вызывает и положение проекта о необходимости исключить возможность иностранного контроля за деятельностью иностранных юристов в России. В этой теме много подводных камней, отмечает Оксана Балаян, управляющий партнер Hogan Lovells в России, в беседе с «Право.ru». Эксперт поясняет, что даже наличие супруга или супруги с гражданством иностранного государства у адвоката можно теоретически квалифицировать как косвенный контроль: «Не думаю, что нужно вставать на этот путь».

Наш комментарий:

Евгений Шестаков, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для портала ПРАВО.RU:

Тот вариант концепции, который был отдан на растерзание общественности, ещё не окончательный

Что сейчас не нравится юристам в концепции

Евгений Шестаков, управляющий партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С, сразу обращает внимание на то, что концепция еще только верстается: «Тот вариант, который был отдан на растерзание общественности, ещё не окончательный». 

Вместе с тем, пока предложенный проект закрывает рынок для мощных международных игроков, которые оказывают услуги уже на совершенно ином уровне, включая искусственный интеллект и новые технологии, утверждает Балаян. Если мы хотим развиваться и идти в ногу со временем, то должны быть открыты к сотрудничеству и диалогу, говорит юрист: «Только так мы можем преодолеть экономические трудности и другие вызовы времени».

По ее словам, отдельный вопрос – принцип взаимности, на основании которого иностранные юрфирмы собираются допускаться для работы в России. Регулирование профессии во многих странах разное, и будет трудно быстро установить все нюансы взаимности, считает Балаян: «Это может привести к ошибочным решениями и запретам».

У российских юристов вызывает непонимание целый ряд моментов в обсуждаемом документе. Председателя КА «Старинский, Корчаго и партнеры» Евгения Корчаго смущает то, что концепция устанавливает возможность создавать коммерческие организации в адвокатских образованиях, исключая некоммерческий характер адвокатской деятельности. Хотя в сегодняшнем виде адвокатура по закону не является предпринимательством и не направлена на извлечение прибыли. Таким образом, по мнению Корчаго, законодателю при реализации положений концепции «либо придется перестать лицемерить и назвать адвокатскую деятельность коммерческой и направленной на извлечение прибыли, либо придется признать, что появление коммерческих организаций в адвокатуре невозможно».

Не меньше вопросов возникает у эксперта и при анализе того положения, которое дает возможность нанимать адвоката по трудовому договору. Корчаго предупреждает о тех сложностях, которые возникнут при попытке ввести во взаимоотношения адвокатов механизм «работник-работодатель». Юрист обращает внимание на то, что работник имеет право на определённое количество часов работы в неделю и заставить его трудиться сверхурочно по закону практически невозможно. Кроме того, сотрудник имеет право на заранее запланированный отпуск и еще множество подобных гарантий. Таким образом, мы получаем ситуацию, при которой работающий по трудовому договору адвокат на законных основаниях не поедет ночью на обыск, задержание или допрос или уйдет в отпуск, оставив своего доверителя без помощи, уверяет Корчаго.

Евгений Шестаков добавляет, что в концепции точно не получится увидеть внятный расчёт достаточности адвокатского корпуса в расчёте на одного жителя России. Хотя это необходимо знать, чтобы обеспечить непрерывность и доступность правосудия при введении адвокатской монополии на гражданские дела. Эксперт акцентирует внимание на том, что ни студенты старших курсов юрфаков, ни преподаватели правовых дисциплин, ни правозащитники не смогут быть представителями граждан и юрлиц.

Прогнозы заинтересованных лиц

Так что в будущем «баталии» развернутся именно вокруг порядка перехода юристов в адвокаты, прогнозирует Евгений Шестаков: «Ведь нужно сотни тысяч адвокатов, а также их определенная плотность, образно говоря, на «кв. км». Но сначала документ должны обсудить в профильных ведомствах и проанализировать на уровне правительства.

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов Геннадий Шаров ожидает, что уже в следующем году Кабмин благополучно одобрит финальный вариант Концепции. Представитель ФПА констатирует, что за последние два месяца документ обсудили на самых разных площадках: от правовых конференций до Совфеда.

За это время звучали самые разные предложения, в том числе замечания о редакционных недоработках и не совсем корректных формулировках в опубликованном проекте, говорит Шаров: «Некоторые из них вряд ли будут восприняты адвокатским сообществом и Минюстом». Он уверяет, что в интересах государства и общества существенным шагом вперед стало бы скорейшее воплощение новелл Концепции. В то же время Балаян надеется, что российскому юррынку удастся избежать слишком поспешных «улучшений»: «Надо сохранить то хорошее, что мы сейчас имеем на рынке оказания юруслуг в России, включая элитную адвокатуру и присутствие крупнейших мировых игроков».

Комментарии экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

адвокатская монополия, развитие бизнеса

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности