RU   EN

print

Дело о договоре брокерского обслуживания

Верховный Суд разъяснил, что Закон о защите прав потребителей не затрагивает операции с ценными бумагами.

Роман Речкин, ИНТЕЛЛЕКТ-С: «Заключая договор, необходимо читать его условия, особое внимание обращая на правила о рисках».

15.09.2017 | Новая адвокатская газета | Светлана Рогоцкая

Эксперты поддержали позицию ВС РФ. По мнению одного из них, ее суть состоит в том, что при заключении брокерского договора необходимо читать его условия, особое внимание обращая на правила о рисках. А подписав договор – исполнять его не только при получении прибыли, но и при убытках.

Вкладчица обратилась с иском к банку «Траст» о признании договора брокерского обслуживания и договора об оказании услуг по продаже кредитных нот недействительными, взыскании внесенных денежных средств, процентов за их использование и неустойки.

В обоснование требований истица сослалась на то, что хранила свои сбережения в банке на депозитном счете. Затем она заключила с банком договор брокерского обслуживания и договор об оказании услуг по продаже кредитных нот, полагая при этом, что предоставляет денежные средства под уплату более высоких процентов. При этом до заключения договоров истица на основании поданного ею заявления была признана банком квалифицированным инвестором, однако, по ее мнению, присвоение ей этого статуса произведено незаконно, в связи с чем сделки с ценными бумагами являются ничтожными. Кроме того, по ее мнению, при заключении договоров банк злоупотребил правом, поскольку не довел до нее как потребителя всю необходимую информацию, что также влечет за собой недействительность сделок в соответствии с Законом о защите прав потребителей.

Cудом первой инстанции иск был удовлетворен частично: основные требования удовлетворены полностью, но размер взысканных процентов за пользование чужими деньгами и размер неустойки – снижены, кроме того, суд взыскал с банка штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требования потребителя. Суд апелляционной инстанции поддержал это решение.

Суды пришли к выводу о том, что присвоение банком истцу, не соответствовавшему необходимым требованиям, статуса квалифицированного инвестора свидетельствует о ничтожности договора брокерского обслуживания в нарушение запрета, установленного Законом о рынке ценных бумаг, а также о ничтожности последующей сделки по приобретению кредитных нот. Они также указали, что на правоотношения сторон распространяется Закон о защите прав потребителей.

Представитель банка подал кассационную жалобу в Верховный Суд. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ нашла ее подлежащей удовлетворению.

В обоснование Верховный Суд указал, что нижестоящие суды не учли того, что истица заключила с банком договор брокерского обслуживания и договоры купли-продажи ценных бумаг, реализуя волю на приобретение кредитных нот и получение дохода по ним, что она добровольно подала заявление о признании ее квалифицированным инвестором и направила ответчику поручение о приобретении кредитных нот, а также что получила купонный доход по ним.

Кроме того, при разрешении вопроса о признании сделок недействительными не были учтены п. 5 ст. 166 ГК РФ и разъяснения, содержащиеся в п. 70 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. №25, согласно которым сделанное в любой форме заявление о недействительности сделки и о применении последствий ее недействительности не имеет правового значения, если ссылающееся на это лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Также Верховный Суд отметил: суды должны были принимать во внимание, что из положений Закона о защите прав потребителей и разъяснений, содержащихся в п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 28 июля 2012 г. №17, следует, что обязательным условием признания гражданина потребителем является приобретение таким гражданином товаров (работ, услуг) исключительно для личных (бытовых) нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Отсутствие у истицы статуса индивидуального предпринимателя само по себе не означает, что заключенные сделки направлены на удовлетворение ее личных бытовых нужд.

Верховный Суд также обратил внимание на то, что ввиду рискового характера деятельности по совершению гражданско-правовых сделок с ценными бумагами и (или) по заключению договоров, являющихся производными финансовыми инструментами, такая деятельность не может быть признана деятельностью, направленной на удовлетворение личных (бытовых) нужд. Потому выводы судебных инстанций о применении к спорным отношениям Закона о защите прав потребителей являются ошибочными.

Ошибочное применение норм материального права привело к неправильному разрешению спора и вынесению решения, не отвечающего требованиям ст. 195 ГПК РФ. Верховный Суд также установил допущенное судами при рассмотрении дела нарушение правила о территориальной подсудности. Ошибочно сочтя применимыми к отношениям сторон положения Закона о защите прав потребителей, суды исходили из п. 7 ст. 29 ГПК РФ, предусматривающей рассмотрение споров по месту жительства или месту пребывания истца. Между тем по общему правилу споры рассматриваются судом по месту нахождения ответчика.

С учетом изложенного Судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции и направила дело на новое рассмотрение в Басманный районный суд г. Москвы.

Руководитель КА «Комиссаров и партнеры» Андрей Комиссаров пояснил, что данное дело является одним из многих дел, инициированных клиентами банка «Траст» после введения в отношении него процедуры санации. По его словам, перевод средств из вкладов клиентов в ценные бумаги – кредитные ноты позволил банку увеличить капитал. После того как ЦБ РФ начал финансовое оздоровление банка, тот списал кредиты, которые обеспечивали выплаты по нотам, и по всей стране клиенты банка, принужденные к приобретению ценных бумаг банка, обратились в суды и в правоохранительные органы за защитой своих прав.

По мнению Андрея Комиссарова, определение ВС РФ является знаковым для аналогичных дел, поскольку в нем однозначно указано, что на взаимоотношения по приобретению физическим лицом ценных бумаг не распространяется Закон о защите прав потребителей. Он отметил, что при новом рассмотрении дела по месту нахождения банка в Москве истице необходимо будет доказать неосведомленность о последствиях наделения ее статусом квалифицированного инвестора и, как следствие, добросовестность своих действий.

По мнению юриста юридической фирмы Dentons Виктора Тульсанова, истицей был выбран не самый удачный способ защиты своих прав. Он отметил: из текста определения не следует, что ею были предъявлены достаточные доказательства того, что она была введена в заблуждение банком при заключении договоров относительно природы и условий заключаемых сделок. В связи с этим эксперт счел справедливой ссылку ВС РФ на правило о том, что если поведение лица после заключения сделки дает основания другим лицам полагаться на ее действительность, то последующее заявление такого лица о недействительности сделки не будет иметь правового значения.

Обоснованным, по мнению Виктора Тульсанова, является также вывод ВС РФ о том, что истица не является в спорных отношениях потребителем, поскольку рисковые операции на рынке ценных бумаг не были направлены на удовлетворение личных (бытовых) нужд.

Наш комментарий:

Роман Речкин, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для «Новой адвокатской газеты»:

Нельзя бесконечно защищать «потребителей», освобождая взрослого дееспособного человека от ответственности за совершенные им действия.

С этим согласился и старший партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С, руководитель отдела правовых споров Роман Речкин. По его мнению, позиция ВС РФ сводится к тому, что, заключая договор, необходимо читать его условия, особое внимание обращая на правила о рисках, а подписав договор, исполнять его не только при получении прибыли, но и при убытках.

Роман Речкин привел пример аналогичного дела – иск «Транснефти» к Сбербанку о взыскании убытков по договору о вложениях в валютные опционы на сумму почти 67 млрд рублей. Арбитражные суды также решали, вправе ли клиент финансовой организации исполнять заключенный им договор, пока он ему «нравится» и приносит прибыль, и начать оспаривать его, когда договор перестал ему «нравиться» по причине возникновения убытков.

«В деле по иску «Транснефти», как и в рассматриваемом деле «потребителя», суды заняли разумную и полностью соответствующую закону позицию: договор, заключенный сторонами добровольно, в ситуации, когда «инвестору» разъяснили возможные риски при его исполнении, связывает стороны и должен исполняться даже в случае возникновения убытков. Такой подход судов можно только приветствовать. Нельзя бесконечно защищать «потребителей», освобождая взрослого дееспособного человека от ответственности за совершенные им действия. Только так, я думаю, можно научить российских «потребителей» читать документы до их подписания», – сказал Роман Речкин.

Комментарии экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

банковское право, договорное право, защита банков

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности