RU   EN

print

Бизнесмены делят через суд нефтяные контракты

Зятя создателя системы безопасности УГМК подозревают в копировании чужой технологии.

23.05.2016 | URA.RU | Мария Кутепова

Два крупных предпринимателя из Екатеринбурга — девелопер Сергей Шмотьев и бывший владелец клуба «Gold» и галереи «Архитектор» Алексей Балашов — начали судебное разбирательство о праве использования технологии производства нефтехимии. Согласно материалам дела, которое рассматривается в Арбитражном суде Свердловской области, компания «Форэс» Шмотьева оспаривает право ООО «Ника Петротэк» и Семилукского огнеупорного завода работать по технологии, патент на которую принадлежит «Форэс».

Речь идет о производстве проппантов для нефтяной промышленности. Это вещество (керамические расклиниватели для нефтяных скважин, с помощью которых делают гидроразрывы) «Форэс» начал выпускать в 2002 году на двух уральских площадках. Через несколько лет из бизнеса со скандалом вышел Павел Русинов. Уходя, рассказывают источники «URA.Ru», он забрал с собой технологию выпуска проппантов, которую предложил Алексею Балашову.

Балашов приобрел проблемное предприятие (огнеупорный завод) недалеко от Воронежа и начал его модернизацию. Павел Русинов стал директором в учрежденной для проекта управляющей компании «Ника Петротэк» (зарегистрирована в Екатеринбурге в 2015 году) и получил в ООО долю в 6,5%. Таким же миноритарным участником общества стал тесть Балашова — бывший директор по безопасности «УГМК Холдинг» Валерий Абрамов, несколько лет назад уехавший в Москву.

Многие партнеры Балашова не могли понять, зачем девелопер из Екатеринбурга идет в специализированный бизнес, ориентированный на вертикально-интегрированные российские компании («Газпром», «Роснефть» и др.). Но на «Семилукском огнеупорном заводе» достаточно быстро было развернуто производство проппантов, потребителями которых стали НК «Роснефть», ПАО «Газпром нефть», ОАО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз», ООО «Газпромнефть-Хантос», ОАО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз», «Газпромнефть-Муравленко». По итогам 2014 года выручка компании «Ника Петротэк» составила 34,7 млн рублей, за последние 12 месяцев объем контрактов составил уже 327,1 млн рублей.

Для «Форэс» появление конкурента стало большой проблемой, поэтому компания пошла в суд. Истец потребовал через суд предоставить в материалы дела образец проб проппанта, сертификат качества и протоколы испытаний.

Наш комментарий:

Евгений Шестаков, управляющий партнер ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для URA.RU:

На практике наибольшую сложность вызывает необходимость доказать в суде сам факт нарушения прав патентообладателя.

Арбитражный суд относит патентные споры к спорам наивысшей категории сложности, говорит управляющий партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Евгений Шестаков. Он добавляет, на практике наибольшую сложность вызывает необходимость доказать в суде сам факт нарушения прав патентообладателя.

«В данном деле, чтобы исковые требования были удовлетворены, а ответчики были признаны нарушителями исключительных прав, должна быть назначена и проведена судебная патентно-химическая экспертиза образца вещества, производимого ответчиками. Так, истец обязан доказать, что нарушитель использует каждый признак независимого пункта формулы, охраняемой патентом. Если истцу это удастся в настоящем деле, то суд обяжет ответчика прекратить нарушение — других требований в этом деле не заявлено. Однако в дальнейшем правообладатель может на основании положительного решения, если оно будет получено, обратиться в суд повторно, но с другими требованиями: истец на основании преюдициального решения может попросить применить какую-либо ответственность к нарушителю по своему выбору — это могут быть убытки, или компенсация, или двойная стоимость права использования патента», — говорит Евгений Шестаков.

Эксперт напоминает, что с 2015 года изменились законодательные нормы, касающиеся ответственности. «Раньше было очень сложно доказать конкретный размер убытков, которые понес правообладатель в результате нарушения его прав на изобретение или полезную модель, но в Гражданский кодекс были внесены дополнения, которые сделали восстановление нарушенных прав проще. Сегодня, например, возможно взыскать с нарушителя компенсацию, размер которой определяется судом по своему усмотрению из конкретных обстоятельств дела в пределах от 10 тысяч до 5 млн рублей, или взыскать с нарушителя двойную стоимость лицензионных платежей — в данном деле такие требования возможно будет применить по каждому из положенных в основание иска патентов. Кроме того, нарушителей патентных прав можно привлечь к уголовной ответственности, изъять и уничтожить за счет нарушителей остатки товаров, а также оборудование, на котором производилась контрафактная продукция», — объясняет г-н Шестаков.

Чаще всего подобные споры инициируют для ограничения конкурента в возможности заявляться на конкурсы. Процедура отбора подрядчиков в нефтяных компаниях бюрократизирована, и в случае, если участник конкурса подает заявку на поставку продукции, производство которой оспорено в суде, это дает шанс повлиять на отбор.

Получить комментарий Алексея Балашова не удалось. Вторая сторона конфликта также отказалась комментировать свои исковые требования.

интеллектуальная собственность, конкуренция, патенты, споры по интеллектуальной собственности

Похожие материалы

Юридические услуги
Коллекторские услуги

Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Патентные услуги
Регистрационные услуги      

Политика информационной безопасности