RU   EN

print

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Адвокатской монополии назначили срок

Адвокатура получит монополию на судебное представительство, но взамен должна будет создать эффективный механизм избавления от недостойных.

23.01.2014 | Право.Ru | Татьяна Берсенева

Такие новации сулит проект госпрограммы "Юстиция". В Федеральной палате адвокатов не согласны, что корпорации нужна чистка рядов. Зато с оптимизмом восприняли идею создать единое профессиональное юридическое сообщество и отводят на ее реализацию несколько лет. "Свободные" юристы убеждены, что российский рынок юруслуг еще не созрел для полномасштабной реформы.
О предстоящей реформе адвокатуры, работа которой "не всегда бывает максимально эффективной вследствие неоптимального нормативно-правового обеспечения деятельности", говорится в проекте госпрограммы "Юстиция", обнародованной на прошлой неделе Минюстом. В документе сказано о необходимости "создания единого национального рынка правовой помощи". При этом разработчики проекта сетуют, что "современный рынок юруслуг представляет собой разрозненную структуру", в которой только адвокатура и нотариат имеют нормативно-правовое регулирование, а вся остальная часть — нет.

Главная проблема определена так: "Недостаточно высокий общий уровень профессионализма лиц, оказывающих на постоянной основе юруслуги". За исключением адвокатов и нотариусов юристы не обязаны подтверждать свою квалификацию, говорится в документе, а представительство в суде вправе осуществлять практически неограниченный круг лиц как обладающих, так и не обладающих необходимыми знаниями и опытом в области права. По мнению разработчиков проекта, ситуация осложняется тем, что отсутствует какой-либо эффективный механизм контроля качества оказываемой юрпомощи. Кроме того, на рынке юруслуг есть недобросовестные лица, вовлеченные в совершение преступлений, признают в Минюсте, а эффективный законодательный механизм, позволяющий исключить их из юрсообщества, отсутствует. Исключенные из адвокатуры за аморальные и противоправные поступки могут оставаться практикующими юристами.

Выход из сложившейся ситуации авторы проекта видят в разграничении сфер ответственности адвокатов и всех иных юридических консультантов. "Повышение качества работы адвокатского корпуса станет возможным только в том случае, если лучшие юридические кадры будут стремиться попасть в адвокатуру, а не в общий юридический консалтинг, — говорится в документе. — Это может быть обеспечено предоставлением адвокатуре таких процессуальных преимуществ, которые сделают ее предпочтительной, а по некоторым видам юридических услуг - единственной формой предоставления юридических услуг".

Суть реформирования адвокатуры, признают авторы проекта госпрограммы, состоит в повышении ответственности и компетентности адвокатов в обмен на предоставление им гарантированной экономически привлекательной части рынка юридических услуг. Экономические стимулы должны привлечь в адвокатуру специалистов из юротделов корпораций, после этого будет можно "предъявлять к адвокатам реальные требования по квалификации и осуществить в адвокатском сообществе необходимую "чистку рядов". Заодно должен повыситься статус адвокатов в профессиональном юридическом сообществе — для этого должен быть создан механизм регулярного профессионального совершенствования и подтверждения квалификации, а также введения в действие эффективного механизма исключения из профессии.

Количество адвокатов к 2020 году по сравнению с 2012-м должно удвоиться (на 1 января 2013 года в России было 67 000 адвокатов): отношение общего количества адвокатов к населению России должно увеличиться с 0,05% до 0,1%.

По проекту, задачи реформы, в частности: развитие бизнес-адвокатуры, системы специализации адвокатов по различным отраслям права и видам судопроизводства, а также усовершенствованный контроль за качеством юрпомощи, оказываемой адвокатами. В результате реформы оказанием юрпомощи на профессиональной основе смогут заниматься лишь имеющие юридическое образование, все они без исключения должны будут работать на основании единого законодательства, подчиняться нормам профессиональной этики, состоять в одном профессиональном сообществе и выполнять решения его органов самоуправления. Кроме того, в 2014 году Минюст должен определиться с концепцией регулирования рынка профессиональной юрпомощи, а в 2015 году должен быть подготовлен закон о профессиональной юрпомощи. Он должен будет оптимизировать процедуру допуска к профессии адвоката и стандартизировать рынок профессиональной юридической помощи, обещают разработчики проекта госпрограммы "Юстиция".

Первый вице-президент ФПА Юрий Пилипенко считает, что правильнее было бы говорить не о реформировании института адвокатуры, как указано в госпрограмме "Юстиция", а о реформе сферы оказания квалифицированной юридической помощи в целом. "Основания для такого вывода дает, прежде всего, сам текст документа, где среди задач программы на первое место ставится упорядочение системы оказания квалифицированной юридической помощи", — говорит он. Партнер адвокатского бюро "Линия права" Андрей Новаковский отмечает, что сейчас "отсутствие законодательных требований к правовым услугам создает поле для коррупции: судебное решение не выигрывается знаниями и опытом, а просто покупается, — проигрываются заведомо выигрышные дела, на неправильных правовых советах строятся инвестиционные проекты, которые в сложные для экономики времена разваливаются из-за ненадлежащей проработки правовых рисков и юридической структуры проекта".

"Сопротивление [переменам] неюристов надо подавить жестоко — просто сообразительные люди, но без юридического образования, правовую помощь предоставлять не могут. Это чревато очень серьезными негативными последствиями и для получателей такой помощи, и для общества в целом, — рассуждает Новаковский. — Поэтому тут допустимы совершенно жесткие меры, возможно, введение специального уголовного состава за незаконное занятие деятельностью по предоставлению правовой помощи".

По мнению Новаковского, строить единый юррынок на базе существующей адвокатуры проще, чем с нуля. "Есть организационная структура, этические и профессиональные правила, которые применяются и развиваются, есть практика работы адвокатуры в бизнесе (почти все топовые российские фирмы действуют в форме адвокатских образований)", — рассуждает он.

Наш комментарий:

Евгений Шестаков, управляющий партнер ИНТЕЛЛЕКТ-С:

Резкое изменение правил игры в пользу адвокатов в сложившихся условиях неразумно и несправедливо.

Управляющий партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Евгений Шестаков считает, что предложенная реформа не поможет создать единую и сплоченную юридическую корпорацию. "В случае, когда объединение носит насильственный и несправедливый характер, ограниченные в возможностях юристы юрфирм не будут чувствовать себя полноценными, равными адвокатам "со стажем", — говорит он. Российский рынок юруслуг, по его мнению, еще не созрел для полномасштабной реформы, для введения адвокатской монополии: "Резкое изменение правил игры в пользу адвокатов в сложившихся условиях неразумно и несправедливо". В России естественным образом сформировались две группы участников рынка — юридические фирмы и адвокатские образования, рассуждает Шестаков, развилась перекрестная конкуренция: юридическая фирма, например, может конкурировать как с другой юридической фирмой, так и с адвокатским образованием — и наоборот.

"Представьте, что с завтрашнего дня юрфирмы становятся вне правового поля, а их долю рынка занимают адвокаты. Государство в нарушение "законов природы" рыночной экономики ограничивает конкуренцию, ограничивает доступ одних участников на рынок юруслуг в пользу других", — говорит Шестаков. По его мнению, это спровоцирует рост цен на юруслуги и сделает их менее доступными. "Обыкновенная арифметика: если количество участников рынка сократится вдвое, а спрос на юруслуги останется на прежнем уровне, то стоимость возрастет существенно, ведь единственный ресурс, который могут предложить адвокаты своим доверителям — это время, согласитесь, нельзя в одну единицу времени оказывать юридическую помощь нескольким доверителям, — рассуждает он. — Подумайте, что будет с качеством юруслуг, если одномоментно на рынке останутся только адвокатские образования в их нынешнем состоянии. В лучшем случае качественные характеристики останутся на прежнем неудовлетворительном уровне".

Юрий Пилипенко из ФПА, наоборот, считает, что введение адвокатской монополии не приведет к росту цен на юруслуги. "В сфере оказания юрпомощи останется примерно то же количество людей, какое есть на сегодняшний день, — рассуждает он. — Оно лишь незначительно уменьшится за счет тех, кто не соответствует квалификационным требованиям (не получил высшее юридическое образование, имеет непогашенную судимость, злоупотребляет доверием граждан). Среди тех, кто не состоит в адвокатуре, таких людей не очень много, поэтому причин для увеличения стоимости услуг не появится".

Не соглашается Пилипенко и с неудовлетворительной оценкой, которую поставил Минюст нынешней адвокатуре. "Например, по смыслу документа, к адвокатам в настоящее время не предъявляются реальные требования в отношении квалификации, необходимо провести в адвокатском сообществе "чистку рядов", — рассуждает он. — Это, на мой взгляд, не вполне отвечает существующему положению дел, так как, во-первых, действует институт постоянного периодического повышения квалификации адвокатов, а во-вторых, весьма эффективно работает механизм самоочищения корпорации". За 11 лет существования корпорации более 500 адвокатов лишены статуса за нарушение профессиональных обязанностей, напоминает он. "Если сопоставить эти данные с общедоступной статистикой в судейском сообществе, в органах следствия и прокуратуры, то мы поймем, что такого масштаба самоочищения, как у нас, нет больше нигде", — говорит он.

адвокатская монополия

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности