RU   EN

print

Адвокатская монополия

Как измерить объем рынка юридических услуг

04.02.2016 | Право.Ru

В профессиональном сообществе спорят вокруг Концепции реформы рынка юридических услуг: эксперты недовольны, что она не учитывает последствий для рынка. Но как этот рынок вообще выглядит? Этим вопросом занялись сотрудники Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге: Михаил Поздняков и Екатерина Ходжаева попытались проанализировать объем и структуру юридического рынка России и рассказали Право.ru, зачем нужен подобный анализ и как его проводить.

Реформа неизвестного рынка

Планы Минюста урегулировать вопросы судпредставительства через введение адвокатской монополии породили среди юристов бурные споры. Много критиковали содержание концепции за то, что в ней не учли многие предложения со стороны юрбизнеса – несогласные с проектом уже пожаловались в ФАС на деятельность рабочей группы, занимающейся подготовкой документа. Нарекания вызвала и непрозрачность механизма его разработки – в процессе принятия Концепции не предполагается этап общественного обсуждения.

В Федеральной палате адвокатов, участвовавшей в разработке Концепции и поддерживающей реформу, не согласны, что мнением профессионалов не интересовались: «Во-первых, созданная Минюстом России межведомственная рабочая группа по разработке Концепции включала представителей всех юридических профессий. Помимо этого ФПА провела более десятка мероприятий разного формата по обсуждению идей и содержания реформирования с юридическим бизнесом, научным сообществом, зарубежными адвокатурами, руководителями юридических департаментов предприятий, иностранным юрбизнесом и многими другими. Далее, в юридическом интернет-сообществе эта тема долго находилась в топах дискуссий», – говорит Андрей Сучков, исполнительный вице-президент ФПА. «Важно не превратить процесс обсуждения в балаган, а для этого число участников дискуссии не может быть бесконечным», – соглашается и Евгений Жилин, управляющий партнер Юридической фирмы «ЮСТ». Одним из основных последствий реформы станет укрепление авторитета и независимости юридической профессии в целом, и бенефициарами этого процесса будут все участники рынка, уверен он. Однако остаётся фактом, что даже текст готовящегося документа официально нигде не представляли, – он распространялся неформально в соцсетях.

«Принятие подобной концепции принципиально недопустимо без широкого общественного обсуждения. В Британии юристы имеют полное право предоставлять свое мнение SRA (Управлению по регулированию деятельности солиситоров – прим. ред.) и по куда менее важным вопросам, все учитывается, анализируется, на основании комментариев и предложений составляется доклад, который публикуется. А тут «Российская газета» публикует интервью главы ФПА Пилипенко о том, как будет хорошо с монополией, но не находит места опубликовать для обсуждения Концепцию. Происходит, по факту, попытка ползучей приватизации юридического сообщества». Дмитрий Гололобов, принципал практики Gololobov and Co. (Лондон), приглашенный профессор Вестминстерского университета.

Игнорируется и другой важный аспект – количество профессионалов, которых затронет реформа. Если численность адвокатского сообщества реестр Минюста позволяет определить довольно точно, то сказать наверняка, каковы реальные объём и структура рынка профессионального представительства в судах, никто не может.

Этот рынок длительное время находился за пределами контролирующих органов, в первую очередь Минюста. На нём действуют самые разнообразные игроки: от крупных юрфирм с серьёзной репутацией до любителей-одиночек без юридического образования. Сегодня для того, чтобы представлять интересы физического или юридического лица в суде по гражданскому делу или в арбитраже, достаточно иметь доверенность.

До недавнего времени единственным ограничением столь широкого представительства была адвокатская монополия в уголовном процессе. С сентября прошлого года для представительства по делам, урегулированным КАС, необходимо высшее юробразование. Однако же по наиболее многочисленным категориям дел представительство было и остается свободным. При этом оно слабо контролируется как со стороны государства, так и со стороны профессионального сообщества. Именно это положение и призвана изменить разработанная Минюстом Концепция, предполагающая передать право на судпредставительство лишь юристам с адвокатским статусом.

Андрей Сучков, исполнительный вице-президент ФПА: «Реализовать в Концепции абсолютно все мнения – это определенно невозможно. Хотя бы по той причине, что многие из них диаметрально противоположные и взаимоисключающие. В такой ситуации Минюст России, поскольку именно этот орган является автором Концепции, поставлен перед необходимостью сделать выбор и в дальнейшем принять на себя ответственность за него».

Концепция требует обоснования

С точки зрения анализа рынка юридических услуг, связанных с судпредставительством, концепция Минюста необоснованна, уверены эксперты ИПП. Без детального расчета масштабов вводимых изменений это скорее манифест о намерениях, чем серьёзно проработанный документ. Если сейчас не оценить размер и структуру рынка, реализация программы скорее всего «забуксует» на первых этапах. Это произойдёт либо по причине недостатка ресурсов, либо, что более вероятно, из-за отсутствия алгоритмов работы со средним и мелким юрбизнесом, который практически исключен из публичного обсуждения реформы.

В прессе количество лиц, профессионально задействованных в осуществлении юридических услуг в судах, оценивают по-разному: от 200 тысяч до 2 млн человек. «Неоднократно делались попытки пересчитать неадвокатскую часть судебных представителей, которые ходят в суды систематически, а не от случая к случаю. Но результаты этой «переписи» получались различными. При этом погрешность расчета была значительной – не в цифрах после запятой, а в разы и даже в десятки раз», – признаёт и Андрей Сучков, исполнительный вице-президент ФПА.

Наш комментарий:

Александр Латыев, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для портала ПРАВО.RU:

Cама концепция до сих пор не определилась, насколько она собирается ограничивать юридическую активность: только судебную или же вообще консультирование, затронет ли корпоративных юристов или нет.

К более или менее точным оценкам числа тех, кого затронет реформа, можно приблизиться, прибавив к числу адвокатов все организации и индивидуальных предпринимателей, среди видов деятельности которых заявлена «деятельность в области права», считает Александр Латыев, руководитель практики Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С. Оценка будет приблизительной – с погрешностью +/– 10-15 %, отмечает он. С одной стороны, далеко не все осуществляют заявленную деятельность, а с другой – есть множество тех, кто фактически на рынке есть, но никак не учтён. Усложняет подсчёт и то, что сама концепция до сих пор не определилась, насколько она собирается ограничивать юридическую активность: только судебную или же вообще консультирование, затронет ли корпоративных юристов или нет – в каждом из вариантов цифры могут отличаться на порядки, замечает Латыев.

В ФПА же полагают, что цифры хотя и интересны, но ничего не определяют. «Количество лиц, на которых будет распространена реформа, не является базовым или расчетным показателем Концепции, как и не влияет на финансово-экономическое обоснование в законопроектной работе по этому вопросу», – замечает Андрей Сучков.

Эксперты убеждены в обратном. Такой широкий разброс мнений оценок и, главное, их неподкрепленность эмпирическими данными не позволяет предсказать и учесть последствия реформы как для профессионального сообщества, так и для судебной системы, считают они.

Как не надо анализировать юррынок: почему не работает очевидное

Посчитать объём рынка – задача непростая: сказываются разнородность игроков и видов оказываемых услуг. Несколько наиболее очевидных на первый взгляд методов оказываются неподходящими по целому ряду причин. Анализ проще всего было бы выполнить, изучив динамику наиболее крупного сегмента рынка. Но такой подход не позволяет предсказать последствия реформы для рядовых граждан и судейского сообщества. «Рядовые» споры хотя и составляют две трети в общем объёме рассматриваемых в судах дел, но, как правило, малоинтересны крупным юрфирмам.

Мешает получить объективные данные и географический фактор. В небольших населённых пунктах, где и судится почти треть россиян, юридические услуги организованы иначе, чем в крупных городах и столицах. Там выше вероятность встретить представителя, который формально не вовлечен в юрбизнес. «Как, например, можно сравнить услуги, оказываемые крупной московской юридической фирмой по структурированию корпоративной сделки с участием иностранных юрисдикций, с услугами по представительству интересов какого-либо гражданина в связи с лишением его водительских прав где-нибудь на Урале? И то, и другое, безусловно, относится к юридической помощи, но измерители здесь могут быть совершенно разные», – согласен Евгений Жилин.

Ещё один вариант подсчёта – статистический анализ всего «белого» сегмента юрбизнеса (зарегистрированных юрфирм по данным Росстата). Но это и трудоёмко, и малоинформативно. Из статистики выпадают легальные, но не учитываемые официально схемы работы: так, занятые в юрфирмах юристы могут представлять интересы в судах и лично, по доверенности, не подкрепляя такие отношения документально – как и их «неорганизованные» коллеги.

Евгений Жилин, адвокат, управляющий партнёр Юридической фирмы «ЮСТ»:
Думаю, что вполне справедливо оценивать объем рынка корпоративных юридических услуг в зависимости от объема экономики государства. Необходимо учитывать и официальную статистику – общее количество судебных дел, количество судебных дел, рассмотренных заочно, количество дел, в которых есть профессиональный представитель. Эти цифры вполне можно посчитать.

Теоретически возможен еще один способ исследования – провести соцопрос судебных представителей в судах. Но на особую достоверность результата рассчитывать не придётся. Во-первых, почти невозможно построить репрезентативную выборку всех представителей, не зная размера и структуры генеральной совокупности. Возможны серьезныё искажения при выборе квот для регионов или типов судов, которые очень сильно повлияют на результаты. Во-вторых, даже при очень дорогостоящем исследовании, в ходе которого юристов в судах будут опрашивать в соответствии со случайным отбором как самих судов, так и дел, возможен большой процент «неответов» или отказов от участия в опросе.

Хороший пример – опрос адвокатского сообщества, проведенный при активном содействии Федеральной палаты адвокатов и при участии на местах органов адвокатского самоуправления в 2014 году. В результате обнаружился значительный перекос ответивших в пользу крупных адвокатских образований – обеспечить их участие в опросе помог административный фактор. Адвокаты, ведущие свою деятельность в рамках адвокатских кабинетов или некрупных коллегий, оказались представлены значительно меньше.

Хотя ни статистический обзор юрбизнеса, ни опрос самих представителей в судах не гарантируют достижения полноценной оценки объема и, главное, структуры рынка судебного представительства, всё же есть способ получить объективные данные из независимого и одновременно уважаемого источника – самой судебной системы. И здесь есть два пути – «жесткий» и «мягкий».

Волевое решение проблем

Силовой – более жёсткий и формализованный – вариант решения проблемы, который можно предложить для объективного анализа юррынка, требует воли и организационных решений госведомств, организующих сбор судебной статистики, – прежде всего Судебного департамента.

Аппарат каждого суда не только задействован при рассмотрении дел, он также участвует в сборе статистики. На каждое дело заполняются соответствующие электронные формы, которые агрегируются в базы и собираются в статистический отчёт. В таких формах можно учитывать лишь три параметра о судебном представителе: 1) адвокат или представитель по доверенности от юридического либо физического лица, 2) фамилия и 3) дата рождения. В этом случае можно собрать достоверные и независимые данные об объеме и структуре рынка. Для этого потребуются значительные усилия по изменению форм учета, но в итоге государство, общество и само юридическое сообщество получат достоверные сведения высокого качества о количестве судебных представителей в стране, частоте их участия в судах и организационных условиях деятельности.

Недостаток данного варианта оценки рынка в том, что он потребует много времени. По самым оптимистичным прогнозам первую информацию можно получить не раньше середины 2017 года. Таким образом, вопрос стоит скорее о модернизации системы учета Суддепа так, чтобы иметь возможность гибко изменять объем и структуру собираемых данных, актуальных для развития судебной системы, и избавиться от устаревших и практически никогда публично не обсуждаемых форм учета. Необходимость точно оценить масштабы судебного представительства и есть задача, актуальная для государства. И существующие механизмы сбора данных должны быть направлены на решение именно таких задач.

Мягкая альтернатива

«Мягкий» вариант исследования реализовать проще: он не требует огромных затрат по изменению рутины работы аппарата судов и более приближен к традиционным маркетинговым методам исследования. Поскольку судьи, их помощники и даже секретари обладают экспертным и независимым знанием о том, с какими типами судпредставительства они сталкиваются при рассмотрении дел, достаточно надежно можно получить данные о рынке представительских услуг на основе экспертного опроса судей и аппарата судов, выполненного по репрезентативной выборке судов. Это быстрый и относительно простой в исполнении метод– данные при достаточном финансировании и организации можно собрать и проанализировать за 3-6 месяцев. Однако и для реализации этого сценария необходима добрая воля судейского сообщества.

В итоге сложность оценки рынка юридических услуг, связанных с судебным представительством, возможно преодолеть, был бы запрос от юридического сообщества. Это позволило бы проводить реформу с эмпирическим обоснованием как решений, так и прогнозов по их воплощению. Только с использованием объективных данных, а не расчёта на «глазок», Концепция может быть реализована успешно.

адвокатская монополия, коммерческое право, юридические консультации

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности